Русская линия
Русская линияПротоиерей Георгий Бирюков24.02.2014 

О памятнике Черняховскому в Пененжно

На официальном сайте Правительства Калининградской области в разделе новостей 6 февраля была размещена информация под заголовком: «Николай Цуканов обсудил с Варминско-Мазурским воеводой ситуацию с памятником генералу Черняховскому». Содержание заметки было следующим:

Памятник генералу Черняховскому в польском городе Пененжно«Губернатор Калининградской области Николай Цуканов направил официальное письмо Варминско-Мазурскому воеводе Мариану Подзевски с просьбой сохранить расположенный в польском городе Пененжно памятник советскому генералу Черняховскому. Ситуацию с возможным сносом мемориала главы российского и польского регионов также обсудили во время телефонного разговора. Об этом Николай Цуканов сообщил в среду, 5 февраля, на заседании Совета по увековечению памяти погибших при защите Отечества.

Напомним, в конце января городской совет польского города Пененжно принял решение о сносе памятника Черняховскому. Мемориальный комплекс был возведён на окраине этого города в 70-е годы на месте гибели советского военачальника в феврале 1945 года. На этой неделе по поручению губернатора переговоры с польской стороной провела министр — руководителььница (директор) областного агентства по международным и межрегиональным связям Алла Иванова.

По словам Николая Цуканова, в ситуации с памятником Черняховскому правительство Калининградской области приняло все возможные меры, допустимые в пределах официальных полномочий субъекта РФ.

Комментируя инициативу властей Пененжно, губернатор отметил, что такие решения не должны приниматься самостоятельно. «У польской стороны должна быть аргументированная позиция, которой, по моему личному мнению, сегодня наши коллеги из Пененжно не имеют. Мы не должны воевать с памятниками. Можно по-разному относиться к историческим личностям, но мы обязаны помнить и чтить историю», — заявил губернатор.

Он напомнил, что до 1945 года Пененжно назывался Мельзак и входил в состав Восточной Пруссии. «И мы, и поляки, в том числе, депутаты, которые принимали решение о сносе памятника, получили новую родину благодаря генералу Черняховскому и советским солдатам», — отметил он.

Николай Цуканов сообщил, что кадетские отряды из калининградских городов Мамоново и Черняховска готовы взять шефство над памятником. Правительство области при необходимости найдёт финансовые возможности для содержания мемориала. Кроме того, губернатор не исключает, что этот вопрос можно вынести на рассмотрение российско-польского совета, участником которого он является.

«Я надеюсь, что польские коллеги услышат наше обращение. Нас связывает большая история добрососедства и эти отношения должны укрепляться», — заявил Николай Цуканов"[1].

После чтения подобных сообщений появляются вопросы: «А что, собственно говоря, происходит у наших соседей-поляков? Почему они ополчились на памятник советскому полководцу? И почему такую антироссийскую воинственность проявляет именно город Пененжно, являющийся побратимом города Гусева, в котором Николай Цуканов был мэром до назначения на пост губернатора Калининградской области?»

Попробуем разобраться. Город Пененжно нынче представляет из себя деревню городского типа. В нём живёт меньше трёх тысяч человек. Что это означает? Это означает то, что все жители друг друга знают, что депутаты местного самоуправления очень близки к своим избирателям и более-менее адекватно выражают волю народа. Получается, что решение о сносе памятника Черняховскому является по сути дела не блажью депутатов, а волей народа? И что это за народ такой? Давайте, приглядимся. В этой деревне городского типа с населением менее трёх тысяч человек существуют три религиозные общины, имеющие, соответственно, три культовых здания. Одна из этих общин — «свидетели Иеговы». Их в Пененжно довольно много и «свидетели» в этом городе имеют свою «Залу Царств», то есть своё здание, где регулярно проводятся их собрания и прочие мероприятия. По вере «свидетелей Иеговы» все памятники являются идолами и существовать не должны. Ещё «свидетели Иеговы» выступают против государств и армий. И, хотя случаи уничтожения памятников на территории Польши именно «свидетелями» мне неизвестны, но могу утверждать, что и сторонников сохранения памятника Черняховскому среди этой общины найти не удастся. Другое дело, что и в депутаты «свидетели» обычно не стремятся, так что причину обострения страстей в Пененжно нужно искать в других религиозных общинах.

Вторая, самая большая по численности религиозная группа в Пененжно — это, естественно, римо-католики. В центре города расположен католический костёл, освящённый в честь святых апостолов Петра и Павла. Опекают его священники из Ордена вербистов, известного своей миссионерской направленностью. По воскресеньям месса в костёле служится пять раз в день, по будням — два раза в день. Верующие католики, естественно, являются поляками. А откуда, кстати, взялись поляки в бывшем немецком городе Мельзак, который только после 1945 года оказался в составе Польши? Ах, да! Губернатор Николай Цуканов об этом и напомнил воеводе Вармии и Мазур: «…до 1945 года Пененжно назывался Мельзак и входил в состав Восточной Пруссии. И мы, и поляки, в том числе, депутаты, которые принимали решение о сносе памятника, получили новую родину благодаря генералу Черняховскому и советским солдатам». Насчёт получения «новой родины» наш губернатор абсолютно прав. Но разница между «нами» и поляками есть, и она очень существенна. В Калининградскую область её нынешние обитатели приехали добровольно и без особого принуждения. А вот среди поляков, заселивших после 1945 года южную часть бывшей Восточной Пруссии, большую часть составили изгнанники с территории СССР, в том числе и из Виленского края. И у них напоминание о том, что Черняховский дал им новую родину, способно только вызвать всплеск негативных эмоций. Эффект будет, как от тушения пожара керосином.

До 1939 года Вильно был польско-еврейским городом со значительной частью белорусского и русского населения. Литовцы составляли процента полтора от населения Вильно. Но после раздела Польши в 1939 году Сталин передал Вильно Литовской республике в качестве новой столицы Литвы. Проигравшая сентябрьскую кампанию Польша этого не признала. Уже в 1944 году польское правительство в Лондоне решило провести операцию «Буря»[2], в рамках которой партизанские отряды Армии Крайовой должны были захватывать крупные города бывшей Речи Посполитой до занятия их Красной Армией. Этим должна была обозначаться их принадлежность Польше. Такая акция была предпринята и в Вильно (операция «Острая брама»[3]). Во время штурма города советскими войсками под командованием генерала Черняховского польские отряды Армии Крайовой предприняли попытку захвата города изнутри. Немецкий гарнизон Вильно был достаточно силён, поэтому поляки не смогли самостоятельно очистить от врага город. Однако свои претензии они обозначили, подняв на городских зданиях несколько бело-красных флагов. Таким образом, они показали, что Польша не признаёт передачу Советским Союзом польского города Вильно Литовской ССР. Советские правительство видело ситуацию иначе, и Черняховскому были даны указания разоружить оказавшиеся на советской территории отряды Армии Крайовой, что он и сделал.

После завершения Второй мировой войны и определения новых границ в Восточной Европе, произошёл обмен населением. Так, в СССР из Польши было «добровольно-принудительно» перемещено сколько-то сот тысяч украинцев и белорусов. В Польшу из СССР было перемещено сколько-то сот тысяч поляков, в том числе и из Виленского края. В Вильно переехало большое количество литовцев из Жемайтии и Аукштайтии, после чего литовское население в новой литовской столице стало действительно преобладать количественно над польским. Поляков из Виленского края переместили отнюдь не в Варшаву или Краков. Их поселили как раз в той части Восточной Пруссии, которая досталась после войны Польше. Их поселили и в Пененжно. И вот теперь задумаемся: как потомки этих вынужденных переселенцев будут относиться к тем, кто дал им «новую родину», но отобрал старую, на которой они жили веками? И как они могут относиться к Черняховскому? Надо всё-таки понимать психологию соседей, и не тушить пожар керосином…

Впрочем, нужно отметить, что, хотя отношение поляков к кенотафу Черняховского в Пененжно было всё время отрицательным, оно не переходило какие-то условные границы. Да, на памятнике могли намалевать какие-нибудь надписи, но до решений о сносе до последнего времени не доходило. Да, в 2013 году Институт национальной памяти — Комиссия по расследованию преступлений против польского народа (государственная организация, кстати) установил у памятника информационный стенд. На этом стенде доктор наук Игорь Халагида дал информацию о генерале Иване Черняховском, предоставив отрицательную характеристику деятельности генерала при освобождении Польши, заявив, что его нельзя считать освободителем[4]. И всё же не установка информационного стенда стала причиной для обострения ситуации. Прошлое прошлым, а сегодня те же жители Пененжно рады видеть в своих магазинах покупателей из Калининградской области, а сами возят из России контрабандные бензин и сигареты. Простым людям незачем ссориться между собою. Почему же именно в последние месяцы возникло обострение вопроса с существованием памятника Черняховскому?

В Пененжно, как мы помним, существует три религиозные общины. Так вот, третьей общиной этой деревни городского типа является приход святого Михаила Архангела греко-католической церкви. Основу его составляют поляки украинского происхождения. Нужно ли обращать внимание на то, что по времени решение о сносе памятника примерно совпадает с активизацией в Киеве Евромайдана? Но откуда взялись в Пененжно украинцы? А их туда сослали в 1947 году польские власти. Нет такого государства, которое не согрешило бы в военные и послевоенные годы против какого-нибудь народа. Польские националисты хорошо помнят про депортацию поляков с территории СССР, но, когда речь заходит об операции «Висла»[5], память у них обычно отказывает. Напомню, что в 1947 году, утомившись воевать с партизанами из Украинской повстанческой армии (УПА) и Организации украинских националистов (ОУН), польские власти напряглись и за несколько суток вывезли 140 тысяч украинцев, русин и лемков с территории Жешуского, Люблинского и Краковского воеводств. Так была осуществлена этническая чистка и полонизация юго-востока Польши. После этого лишённых поддержки мирного населения украинских партизан довольно быстро извели. Выселенные украинцы были рассеяны в Силезии. Поморье и в южной части бывшей Восточной Пруссии (Ольштынское воеводство). В Ольштынском воеводстве в 1947 году было размещено около 60 тысяч украинцев, которые и принесли с собою греко-католическую (униатскую) веру.

Оказавшиеся в окрестностях Пененжно украинцы образовали униатский приход, имеющий свой храм Святого Архангела Михаила. В 1987 году храм был реконструирован с целью увеличения размеров, так как верующим стало тесно на богослужениях. При храме действует община монахинь базилианского ордена, которые занимаются катехизацией детей и взрослых. Так, сёстры Магдалена и Анна проводят занятия по Закону Божиему с учащимися 1−8 классов школы в Пененжно (в отличие от России, в Польше Закон Божий преподаётся в государственных и муниципальных школах).

Итак, украинская греко-католическая община в Пененжно довольно многочисленна. И, хотя лично против Черняховского местные украинцы вроде бы не должны ничего иметь (но не имеют ничего и «за»), именно их, украинцев, события на киевском Евромайдане могли взбаламутить и настроить против кенотафа советскому полководцу. Ведь и в Киеве евромайдановцы первым делом снесли памятник Ленину. Пример заразительный.

Таким образом, на польское спокойно-отрицательное отношение к кенотафу Черняховского наложилось украинское пассионарно-отрицательное отношение к России и «москалям». В результате, исполняя волю народа, депутаты городского совета Пененжно и приняли решение о сносе памятника. Любопытно, что их аргументация, как можно понять из слов губернатора Цуканова, оказалась не понятой в Калининградской области.

Ну и что теперь делать? Европейская хартия местного самоуправления требует закрепления в национальном законодательстве норм, гарантирующих политическую, административную и финансовую независимость муниципальных образований. В Польше положения этой Хартии выполняются, поэтому отменить решение городского совета Пененжно о сносе памятника Черняховскому силовым давлением со стороны властей воеводства Вармии и Мазур, или со стороны правительства государства просто так не удастся. Россия Европейскую хартию местного самоуправления тоже подписала, но на практике Калининградской области мы видим, что областное правительство жёстко руководит муниципалитетами (либо пытается это делать). Очевидно, что калининградские чиновники с некоторым трудом понимают польскую действительность. Как это может быть: какой-то городской совет принимает решения самостоятельно?! Но в Польше такое может быть.

Лучший выход был бы в долговременной работе с населением Пененжно. Например, в России существует фонд «Русский мир», который эффективно работает по популяризации русского языка и русской культуры за границей. Он создаёт положительный образ России. Такую же работу должны делать на своём уровне соответствующие структуры Правительства области, муниципалитетов. У того же Пененжно заключено соглашение о международных связях с городом Гусевом Калининградской области. Ну и что сделано администрацией и советом депутатов города Гусева для того, чтобы создать у жителей Пененжно положительный образ России? Заглянем на официальный сайт города Пененжно. Там есть специальный раздел «Международное сотрудничество»[6]. В этом разделе публикуется довольно много новостей о сотрудничестве с германским городом Лихтенау, с германским городом Рансдорф. Туда-сюда ездят официальные делегации, группы молодёжи, реализуются совместные проекты и т. п. Новостей о контактах с городом-побратимом Гусевым за последние годы я не увидел. Последняя новость этого раздела о связях с Россией: «2 февраля 2009 года делегация городского совета Пененжно побывала с визитом в городе Мамоново Калининградской области»[7]. Таким образом, «народная дипломатия» загублена на корню. И будет ли она приведена на должный уровень — неизвестно.

Остаётся только использование «административного ресурса», хотя это и не соответствует духу Европейской хартии местного самоуправления. Шанс на сохранение кенотафа Черняховскому даёт Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Польши «О захоронениях и местах памяти героев войны и репрессий», подписанное 22 февраля 1994 года и вступившее в силу 9 сентября 1994 года. Статья 2 этого межправительственного соглашения гласит:

«1. Стороны будут обмениваться всей имеющейся информацией о расположении мест памяти и захоронений, их числе и размерах, о персональных данных погибших, убитых и замученных.

2. На основании информации, упомянутой в пункте 1 настоящей статьи, каждая Сторона организует учёт всех известных мест памяти и захоронений.

3. Каждая из Сторон берёт на учёт и сохранность все обнаруженные места памяти и захоронения, уведомляя об этом другую Сторону.

4. Обустройство мест памяти и захоронений предусматривает обозначение их границ, установку надгробий, памятных знаков, памятников или других мемориальных сооружений.

5. В отдельных случаях с согласия Сторон порядок обустройства и содержания мест памяти и захоронений может уточняться…"

Статья 3 гласит:

«1. Стороны содержат места памяти и захоронения, обеспечивая сохранность захоронений, надгробий, памятников, других мемориальных сооружений, а также озеленение и поддержание их в надлежащем порядке.

2. Стороны будут стремиться освободить территорию, окружающую места памяти и захоронения от всех сооружений, не совместимых с достойным обликом этих мест.

3. Стороны обязуются немедленно информировать друг друга о всех случаях вандализма в отношении мест памяти и захоронений и незамедлительно принимать меры с целью приведения их в надлежащий порядок, наказания виновных в соответствии со своим законодательством и недопущения подобных действий в будущем".

Таким образом, в случае признания памятника Черняховскому «местом памяти» он подпадает под действие данного Межправительственного соглашения. Памятник установлен на месте гибели полководца. Сам Черняховский был похоронен в Вильнюсе, а в 1991 году перезахоронен в Москве. Таким образом, памятник является кенотафом, обозначающим место гибели, и вполне подпадает под понятие «места памяти». Хотелось бы быть уверенным, что его официально учли и занесли в список «мест памяти». В таком случае решение о сносе, принятое депутатами деревни городского типа, вступает в непримиримое противоречие с международным соглашением и должно быть отменено в судебном порядке. Здесь уже должен поработать российский МИД. Соглашение ведь подписано между правительствами России и Польши, а не между Калининградской областью и воеводством Вармия и Мазуры, и не между городами Пененжно и Гусевым.

Есть в Соглашении пункт, который заставляет задуматься о причинах запустения памятника Черняховскому в Пененжно. С учётом и охраной мест памяти вроде бы понятно. А вот кто должен финансировать ремонт разрушающиеся памятники? Судя по фотографиям, памятник Черняховскому в Пененжно не ремонтируется уже много лет. Даже без решения депутатов городского совета о его сносе, кенотаф сам медленно разрушается. Он ведь изготовлен из бетона, бронзовым является только барельеф Черняховского.

В статье 8 Соглашения говориться:

«2. Места памяти и захоронения — польские — в Российской Федерации и российские — в Республике Польша — в том числе и вновь обнаруженные, независимо от того, на чьей территории они находятся, обустраиваются за счёт средств заинтересованной Стороны».

Предыдущая, седьмая статья определяет льготные условия рабочих групп по обустройству мест памяти на территории другого государства:

«1. Оборудование, транспортные средства и материалы, временно ввозимые специальными рабочими группами с территории одного государства на территорию другого государства, предназначенные для обустройства мест памяти и захоронений, освобождаются от ограничений на ввоз, взимания таможенных пошлин и залогов.

2. Обратный вывоз оборудования, транспортных средств и неиспользованных материалов, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи, осуществляется в срок не более одного месяца с момента завершения работ на территории того государства, где они проводились.

3. Таможенные органы Сторон не позднее чем через три месяца после вступления в силу настоящего Соглашения согласуют упрощённый порядок перемещения через границу оборудования, транспортных средств и материалов, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи".

Этим Соглашением прекрасно воспользовалась польская сторона, обустроив, например, «место памяти» в Катыни. Польша профинансировала все необходимые работы, потому что она осознавала себя заинтересованной стороной. Почему же памятник Черняховскому пребывает в запустении? Его не ремонтировали много лет. Получается, что государство Россия не осознаёт себя заинтересованной стороной? Может тогда не стоит и нервничать?


[2] http://ru.wikipedia.org/wiki/Акция_"Буря"

[3] http://ru.wikipedia.org/wiki/Операция_"Острая_брама"

[4] http://ru.wikipedia.org/wiki/Памятник_Черняховскому_(Пененжно)

http://rusk.ru/st.php?idar=64999

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru