Русская линия
Русская линия Константин Грамматчиков18.02.2014 

Орловское православное воинство в Русско-японской войне

В начале публикации хотелось бы привести небольшой отрывок из статьи генерал-лейтенанта, профессора Б. А. Штейфона, участника Дальневосточной кампании 1904−1905 годов, в ходе которой он был награждён пятью орденами, известного военного и научного деятеля русской эмиграции. Изначально статья вышла в «Военном сборнике» в Белграде в 1930 году под названием «Русско-японская война».

В своих работах генерал Штейфон отстаивал идеи национального характера, преобладание духа над материей в военном деле.

«Война 1904−1905 годов оказала значительное и сложное влияние на дальнейшие судьбы Российского государства. В политическом отношении она умалила международный престиж нашей Родины и вызвала революцию 1905 года.

В экономическом отношении война эта резко изменила хозяйственный ход страны и оказала мощное воздействие на экономическое развитие государства.

Основные цели, вдохновившие Японскую войну, цели, выполнявшие древнерусское задание — выход к морям, — были жизненны и государственно мудры.

Иной вопрос, насколько эта война являлась своевременной и в какой степени соответствовало ей внутреннее и международное положение тогдашней России. На эти вопросы должно ответить отрицательно: война была несвоевременная, ибо к ней не были готовы.

Прежде всего, к ней не был подготовлен дух нации, каковое обстоятельство и предопределило, почти полностью, несчастный исход войны. Нация начала войну без воодушевления, вела её равнодушно и закончила не вовремя.

Тогда было и несвоевременно и непонятно искать объяснений нашим маньчжурским неудачам в кризисе общечеловеческой морали и в отживающей сущности мировой военной системы. В те годы не только умами, но и чувствами русского общества владели Толстой, Ницше и Маркс, а в армии культивировался опыт Русско-турецкой войны.

Близорукий и невежественный русский радикализм, а он почитался тогда выразителем общественного мнения, причину всех неудач видел лишь в существовавшей государственной системе. И те, кто в 1917 году, получив всю полноту власти и богатейшие материальные средства Империи, ухитрились в течение полугода обратить в небытие величайшее государство, те особенно старательно складывали свои и общенародные ошибки к подножию Трона. Партийное ослепление и подпольное изуверство, конечно, не могли понять, что Великую Империю создала Императорская власть, которую они так злобно, так несправедливо осуждали.

Только армия и флот, восчувствовав всю горечь национальной и военной обиды, молчаливо признали свою долю вины, ибо поняли, что в несчастиях Родины виновата вся нация.

Рационалистические идеалы, всё более и более усваиваемые народами, не могли не оказать разлагающего влияния и на военное искусство, нарушив в нём ту гармонию духа и материи, какая одна определяет подлинное искусство.

К чести русской армии и русской военной науки следует, однако, признать, что они сумели в значительной степени освободиться от гипноза нездоровых увлечений. Только что пережив войну и, таким образом, лишний раз проверив на опыте силу и значение духа, наша военная мысль и военная практика стали искать вдохновения не в модных, сильных увлечениях Запада, а в заветах Петра Великого и Суворова. Эти заветы были той живой водой, глотнув которую русская армия обрела могучие импульсы для своего дальнейшего творчества".

6 мая 1904 года в Покровской церкви города Орла — полковом храме 51-го Черниговского драгунского полка, шефом которого с 1897 по 1910 год являлась Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, прошло Богослужение, на котором присутствовали Император Николай II, Великие князья Николай Николаевич, Михаил Александрович и Сергей Александрович.

В день своего 35-летия Государь иконою Покрова Божией Матери благословил воинов оружием поддержать честь и достоинство России в навязанной её врагами войне на Дальнем Востоке. В память этого события решением Городской думы улица Садовая была переименована в Николаевский бульвар (в настоящее время площадь Ленина и часть улицы Горького до городского сада).

На театр военных действий Русско-японской кампании вместе с 51-м Черниговским драгунским был направлен 52-й Нежинский драгунский полк, расквартированный в городе Ельце, части, расформированные в Орловской губернии, а также 138-й Болховский, 33-й Елецкий, 34-й Севский, 35-й Брянский, 36-й Орловский пехотные полки.

О. Митрофан Сребрянский с черниговскими драгунами в МанчжурииКавалеристы и пехотинцы успешно действовали во многих сражениях под Мукденом и Ляояном, в боях под Савайдзы и Эрхайдзы, прославив георгиевские знамёна своих полков, история которых была связана с победами в Полтавской битве, Семилетней войне, войнами с Наполеоном, Кавказской, Крымской и Русско-турецкой кампаний. Вместе с воинами все тяготы походной жизни делили полковые священники, среди которых был протоиерей Митрофан Сребрянский, издавший в 1906 году в Орле дневник полкового священника 51-го Черниговского полка. С этого же года о. Митрофан стал духовником Великой княгини Елизаветы Фёдоровны и Марфо-Мариинской обители. Командиром эскадрона нежинских драгун, сражавшихся плечом к плечу с черниговцами, был будущий верховный Правитель Приморского края (последнего белогвардейского анклава на территории России в 1921−22 гг.) генерал-лейтенант М. К. Дитерихс. В Восточном отряде генерала Ф. Э. Келлера воевал впоследствии в 1918 г. гетман Украинской державы генерал-лейтенант П. П. Скоропадский. В кампании участвовали: выпускник Орловской духовной семинарии А. Г Георгиевский (в конце 1918 года — начальник штаба адмирала Колчака, генерал-майор), выпускник Орловского Бахтина кадетского корпуса барон А. П. Будберг (к 1919 году — генерал-лейтенант, военный министр Верховного Главнокомандующего, в эмиграции в США — председатель общества ветеранов Великой войны) и многие другие.

Большое воодушевление и волну патриотизма в начале войны вызвал бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». 110 лет тому назад 13 апреля 1904 г. на железнодорожной станции Орёл жители города встречали моряков героического крейсера «Варяг», принявшего 9 февраля (27 января ст.ст.) 1904 г. знаменитый бой у Чемульпо с японской эскадрой, послуживший началу Русско-японской войны. Среди встречавших было много людей, родные которых в тот момент воевали в армии и на флоте.

В здании вокзала командиру крейсера «Варяг» В. Ф. Рудневу был преподнесён золотой кортик. И хотя Орловская губерния находилась вдали от морей, отсюда в разное время с 18-го столетия вышло много тех, кто посвятил себя морской службе.

За две недели до посещения станции Орёл моряками крейсера «Варяг» произошли события по значимости и драматизму не менее важные, чем бой «Варяга» при Чемульпо, повлиявшие в определённой мере в дальнейшем на ход военных действий на море и суше.

Ранним утром 31 марта 1904 г недалеко от Порт-Артура неравный бой с японской эскадрой принял миноносец «Страшный» под командованием капитана II ранга, болховского дворянина Константина Константиновича Юрасовского. Расстреливаемый в упор японскими кораблями экипаж вёл огонь до конца. Капитана К. К. Юрасовского разорвало одним из японских снарядов. Заменивший его в бою лейтенант Е. А. Малеев стрелял по японцам из пулемёта вплоть до погружения и затопления миноносца.

Шедший на выручку крейсер «Баян» подобрал с поверхности моря 5 матросов из 52 членов экипажа.

В район боя миноносца «Страшный» с японцами из Порт-Артура вышла эскадра с главнокомандующим флотом адмиралом Макаровым. Японцы отошли в море, но на фланге появилась другая японская эскадра.

При отходе русских кораблей к внутреннему рейду Порт-Артура подорвался на двух японских минах и затонул броненосец «Петропавловск», командиром которого был мценский помещик, капитан I ранга Николай Матвеевич Яковлев.

В тот момент на «Петропавловске» находился весь штаб Тихоокеанской эскадры. Погибли прославленный флотоводец и учёный, вице-адмирал Степан Осипович Макаров, художник Василий Васильевич Верещагин, духовник броненосца и Благочинный Тихоокеанской эскадры иеромонах Алексий.

Перед выходом в море отец Алексий отослал матери в г. Торжок телеграмму: «Христос Воскресе! Поздравляю. Алексий». 31 марта телеграфисты отправили её примерно во время взрыва корабля. 1 апреля на Пасху в 5 часов утра мать получила телеграмму, а утром газеты сообщили о гибели «Петропавловска». Из 800 членов экипажа спастись удалось 63 офицерам и матросам.

Тяжело раненного командира броненосца «Петропавловск» Н. М. Яковлева 31 марта (ст.ст.) 1904 г подобрал крейсер «Цесаревич». На нём начинал службу досрочно произведённый в начале войны из гардемарин в мичманы Дмитрий Осипович Дараган, сын начальника управления Орловско-Рижской железной дороги и внук орловского губернского военного начальника Ф. И. Дарагана, героя обороны Севастополя, командира 116-го Суздальского (суворовского) полка. Реликвии семьи Дараган, внука и деда, среди которых георгиевская сабля «За храбрость» и шпага с орденом святой Анны, хранятся в настоящий момент в Военно-морском музее Санкт-Петербурга.

Спасшийся в Порт-Артурском бою 1904 г. капитан I ранга Н. М. Яковлев был расстрелян как заложник большевиками в 1919 г в Орле. Капитан II ранга, в первой мировой — командир эскадренного миноносца «Деятельный», Д. О. Дараган умер в эмиграции в Финляндии в 1977 г. и похоронен на русском кладбище Хельсинки. В посёлке Хомутово Орловской области на аллее Славы находится мемориальная плита с надписью «За веру Царя и Отечество живот свой положившим в войне с Японией в 1904—1905 годах Матроса 1-й статьи Степана Васильевича Чугунихина деревни Старой Барановки, погибшего на броненосце „Петропавловск“. Упокой, Господи»

Вскоре после гибели штаба флота на «Петропавловске» флаг-капитаном штаба Тихоокеанской эскадры стал командир крейсера «Громобой» орловский дворянин Лев Алексеевич Брусилов (родной брат Алексея Алексеевича Брусилова, генерала от кавалерии, героя первой мировой войны).

По окончании Русско-японской войны вице-адмирал Л. А. Брусилов стал инициатором создания и первым начальником Военно-морского генерального штаба.

18 апреля 1909 года в Данциге был спущен на воду пароход Российского добровольного флота, которому присвоено было название «Орёл» в честь города Орла, так как во время войны с Японией госпитальное судно «Орёл», входившее в состав 2-й Тихоокеанской эскадры, было захвачено неприятелем. На борту корабля служил будущий архиепископ Тамбовский Зиновий (Дроздов), оставивший воспоминания о войне в книге «С эскадрой до Цусимы».

7 октября 1912 года в Орле был освящён храм-часовня Всех Святых на Братском воинском кладбище, примыкающем к территории Троицкого кладбища (на этом месте построен завод «Научприбор»).

Часовня была возведена на средства местных полков, пожертвования чинов Орловского гарнизона, военнослужащих других частей русской армии и флота — уроженцев Орловской губернии.

Среди главных жертвователей был с 1909 года командир (с 1910 года — шеф) переименованного в 1907 году из 51-го драгунского в 17-й Черниговский гусарский полк Великий князь Михаил Александрович — родной брат Царя — почётный гражданин г. Орла.

Судьба большинства святынь и реликвий, прославленных когда-то воинских частей Российской империи после революции 1917 года была печальна. Не сохранилась и Покровская полковая церковь, построенная в Орле в 1899 году Великой княгиней Елизаветой Фёдоровной и отцом Митрофаном Сребрянским. Были разрушены Братское Воинское кладбище и часовня Всех Святых, где покоился прах офицеров и солдат, умерших от ран в госпиталях, погибших на полях Русско-японской, первой и второй мировых войн. В 1999 году орловскими энтузиастами на месте гарнизонного кладбища поставлен памятный знак. В 2007 году на Егорьевской горе — на месте старейшего орловского воинского кладбища, Православным молодёжным братством во имя великомученика и Победоносца Георгия был установлен поклонный крест.

Поклонный крест на Егорьевской горе в Орле

Поклонный крест на Егорьевской горе в Орле

Не окончилась история 17-го Черниговского гусарского Его Императорского Величества Великого князя Михаила Александровича полка, летопись которого тесно связана с историей Орла конца XIX — начала XX веков.

В 1914 г. из Орла полк был отправлен на первую мировую войну. Орловскими жителями кавалеристам была подарена икона Покрова Пресвятой Богородицы, побывавшая впоследствии во многих баталиях.

После развала армии в конце 1917 года полк в числе последних покинул позиции на Австрийском фронте.

Отдельные чины полка встали под революционные знамёна, а часть офицеров составила костяк 5-го гусарского дивизиона 1-го Алексеевского полка Добровольческой армии.

Подле эвакуации в 1920 г. из Крыма вместе с другими частями Русской Армии чериниговцы находились в Галлиполи (Турция), затем были вывезены в Сербию. В конце 1921 г. в Белграде гусары-черниговцы организовали общество чинов 17-го гусарского полка. Целью полкового объединения было хранение традиций полка и его святыни — Георгиевского штандарта, пожалованного в 1807 г. Императором Александром I за победу над французами в 1805 г. под Шенграбеном.

К 1930 году в обществе было 73 человека (из них 8 гусар прикомандированного Нежинского полка). В 1944 году во время бомбардировок Белграда английской авиацией вместе с семьёй председателя общества полковника Хакольского погиб почти весь архив полка. Полковое знамя чудом осталось цело. После войны из титовской Югославии в Аргентину штандарт вывез полковник Нестеренко. В Аргентине на тяжёлых работах в рудниках Нестеренко с женой погибли, отравившись угарными газами. Штандарт пытался продать советскому посольству хозяин рудника Полуян. Узнавшие об этом родственники и сослуживцы Нестеренко отобрали штандарт и переслали его в Лос-Анджелес в США. После второй мировой войны объединение полка вновь было воссоздано в Сан-Франциско корнетом Кугоргой и полковником Клейном.

В 1968 г. к 300-летию полка оставшиеся в живых однополчане-черниговцы в память о событиях 1904 и 1914 годов в Орле заказали написать икону Покрова Пресвятой Богородицы художнику Мерсье в далёкую Австралию.

В день юбилея икона, штандарт и синодик с именами погибших и умерших гусар-черниговцев были освящены в Храме Казанской Иконы Божией Матери в Лос-Анджелесе и стали местом поклонения русской эмиграции.

В 1997 году обществом «Родина» Георгиевский штандарт с навершием и Александровскими лентами были переданы в Россию в Центральный музей Вооружённых сил, где они выставлены сейчас в одном из центральных залов. В 2005 году на фасаде штаба Черниговского полка в Орле Георгиевским братством была установлена памятная доска, а на полигоне черниговцев в районе балки Непрец под Орлом на месте захоронения белых воинов был установлен поклонный крест. В 2013 году на здании приходской школы Покровской церкви Черниговского полка «Николо-Бирлюковским фондом» была освящена мемориальная доска в память о посещении её Императорской Семьёй в 1904 году. В канун 110-летия начала Русско-Японской войны орловская делегация ветеранов флота ОРОО «Флоту-быть», в числе многих участников из разных уголков России, стала участницей юбилейных мероприятий в с. Савино Тульской области, где упокоен командир «Варяга» В. Ф. Руднев. В праздник Сретенья в Орле у поклонного креста на месте Сретенской Георгиевской церкви, перестроенной в 1947 году в кинотеатр «Победа», прошло молитвенное стояние. За храмом на приходском кладбище хоронили воинов участников различных войн в том числе и русско-японской 1904−1905 г. Православная общественность в течение многих лет добивается передачи здания кинотеатра Орловско-Ливенской епархии.

http://rusk.ru/st.php?idar=64935

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Кузьмичева Тптьяна    23.06.2014 17:08
Добрый день, не знаете ли вы судьбу и где похоронен Грамматчиков Константин Алексеевич командир Аскольда.

Будем Вам благодарны.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

жк чеховский посад форум