Русская линия
Литературная газета Юрий Солозобов16.02.2005 

Конституцию тронут?

— О таких планах администрации президента заявил политолог Станислав БЕЛКОВСКИЙ. Основная мысль этой реформы — превращение России в парламентскую республику, где премьеру передаётся большая часть президентских полномочий, а президент становится декоративной фигурой. Сама администрация, как обычно, категорически всё опровергла, но ряд высокопоставленных государственных деятелей признали: такой проект действительно существует.

Предполагается, что изменения в основной закон поступят к 12 июня 2007 года, и уже в 2008-м президент будет избираться по новой схеме — посредством управляемого парламента. Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин фактически высказался в поддержку планов реформы: «Конституция страны работает достаточно эффективно, но возможные изменения — это вопрос политической воли. Хочет народ, законодатель, чтобы в стране была такая Конституция, — значит, будет именно так, захочет изменить её — это тоже возможно».

Решительность, с которой власть и близкие к ней лица заговорили о пересмотре Конституции-93, означает не просто дефектность каких-то положений основного закона. Скорее ныне действующий рассматривается властью как недостаточный для обоснования её легитимности.

По сути, ельцинская Конституция была попыткой утвердить новый властный порядок, возникший после октября 93-го, как вполне респектабельный и жизнеспособный. Но сразу после голосования стали возникать обоснованные подозрения, что принятие основного закона стало результатом подтасовок.

Вместо конституционного порога в 50% голосов от общего числа избирателей был установлен порог в половину от числа проголосовавших, так что Конституцию поддержала лишь треть российского электората. Но если она не была принята всенародно, это автоматически влечёт недействительность последующих выборов в Думу, проводившихся вопреки всякой логике в день референдума по Конституции.
Всю ельцинскую государственную систему и её преемников вряд ли можно считать полностью легитимными. Но помимо формальной юридической чистоты «нового государства» принятие новой Конституции позволяет решить ещё одну беспокоящую власть проблему. Призрак «оранжевой революции» бродит по границам России. С точки зрения пиарщиков власти, управляемое обсуждение проекта новой Конституции, подготовленной, как водится, в самом узком кругу, как раз может служить таким «противоядием» от социального взрыва.

Кроме того, учреждение очередной «молодой России», свободной от предыдущих обязательств и социальных долгов, позволяет подвести желанную черту под приватизацией. Сегодня власть, подчинённая коллективному Абрамовичу, понимает переходное ельцинское «государство» исключительно как регистратора всего массива собственности и как удобную силовую машинку для постоянного перераспределения общенародного имущества.

Поэтому, считают политтехнологи, надо по отработанной процедуре «ложного банкротства» учредить нового регистратора — юридическое лицо «Россия-2008», свободное от прежних сомнительных обязательств. В логике правящего режима всегда прослеживалось стремление попользоваться чужим наследством, не отвечая при этом за долги.

Но фактическая причина изменения Конституции — нерешённая проблема передачи власти.

Политический режим наследников Ельцина споткнулся на проблеме преемственности власти. Сегодня эта острейшая проблема не может быть решена в рамках инерционного сценария, то есть путём назначения на высший пост «очередного преемника» или путём проведения конституционных поправок через управляемое Федеральное собрание.
Подобные меры только усугубят растущий дефицит легитимности власти и катализируют разрушительные процессы в стране. После подобных мероприятий усыхающее пятно легитимности власти внутри страны просто-напросто может схлопнуться. Кроме того, такая «ручная Конституция» однозначно будет воспринята международным сообществом как «узурпация власти» или «конституционный переворот».

«Неприкосновенная» Конституция-93 исчерпала себя. Так чем же следует заменить ельцинский основной закон? В первую очередь речь должна идти о том, чтобы, с одной стороны, укрепить пост главы государства, подняв его над разделением властей. Надо ликвидировать ограничения по срокам замещения полномочий и сообщить его решениям бесспорное, императивное значение, то есть фактически придать главе государства статус «некоронованного монарха». С другой — следует обеспечить зависимость правительства от парламента.

Возможным механизмом введения в действие Конституции мог бы стать новый Земской собор.


Ольга КРЫШТАНОВСКАЯ, руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН

— Ожидается реформа политической системы, но не конституционная реформа, это всё-таки разные вещи. Думается, пока обойдутся без изменений Конституции, если они произойдут, то, наверное, не раньше середины 2007 года, а может, и вообще после 2008-го. Важно не путаться в терминах и правильно ставить вопрос. Конституционной реформы сейчас быть не может, раз Путин обещал, что в ближнесрочной перспективе её не будет, то есть как минимум в ближайшие два-три года. Если и внесут руководители государства концептуальные поправки в законодательные акты, это будет касаться законов о правительстве, иных исполнительных и представительных органах власти, но не основного закона страны.

Вероятно, последуют изменения в законодательство, регулирующее деятельность органов местного самоуправления. Это станет совершенно логическим продолжением начатого президентом комплекса реформ. Восстанавливается моноцентрическая власть без классического для западных демократий разделения её ветвей. Вся власть концентрируется наверху, и полномочия будут передаваться сверху вниз, а не делегироваться снизу вверх. При таком механизме было бы странным, если бы одни мэры остались вдруг вне этой системы.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru