Русская линия
Православие.RuИнок Валерий (Рыбин)05.02.2014 

Пастырь мудрый
О письмах архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией. (1 Кор. 2: 4−5)

архимандрит Иоанн (Крестьянкин) В 2006 году в день памяти Новомучеников и исповедников Российских после принятия Святых Таин мирно отошел ко Господу светильник Русской Православной Церкви архимандрит Иоанн (Крестьянкин). И в этом мы видим премудрое и всегда благовременное действие Промысла Божия, ибо отец Иоанн принадлежал к святому поколению новомучеников не только по физическому возрасту, но и духовно. В сосуд своего сердца он трепетно восприял, бережно сохранил в нем и примером своей жизни передал нам сокровище духовных традиций Святой Руси.

Уже нет посреди нас всероссийского батюшки, но мы можем встретиться с ним через его письма. Письма архимандрита Иоанна, в отличие от его проповедей, обращены не ко всем, а к кому-либо из нас и являются личными ответами на личные вопросы, и поэтому их воздействие на душу оказывается особенно плодотворным. И если в проповеди иную мысль отец Иоанн излагает пространно, то в письмах он старается быть предельно кратким и ёмким, так как приходилось давать множество ответов на множество вопросов.

И ответы отец Иоанн давал не от своего человеческого ума: каждый вопрос он молитвенно возносил к Господу и мудрый ответ получал и давал нам от Самого Господа. Отец Иоанн продолжает традицию духовного наставления письмами, которую установили, например, такие известные русские святые, как преподобные Макарий и Амвросий Оптинские, святители Феофан Затворник и Игнатий (Брянчанинов). Но отцу Иоанну пришлось жить в иных исторических обстоятельствах и отвечать на вопросы, которых в царской России не существовало. И при чтении его писем нужно быть особо внимательным, ибо иногда в малых, немногих словах заключается великая духовная мудрость. Письма отца Иоанна являются редкой сокровищницей духовного рассуждения не только для тех, кому они лично адресованы, но и для всех нас. Ибо в письмах, как и в проповедях, мы живо ощущаем явление духа и силы, веры и правды, смирения и любви.

Через письма отца Иоанна нам приоткрывается великая тайна пастырского попечения о душе. Через слово пастыря на сердце наше спасительно воздействует Сам Господь. И на письмах отца Иоанна исполняется сказанное Господом Иисусом: «Аще слово Моё соблюдоша, и ваше соблюдут» (Ин. 15: 20).

Письма отца Иоанна читают архиереи и миряне, генералы и монашествующие, простецы и мудрецы. И рассудительное, благодатное слово пастыря содействует возрождению душ, а значит, и возрождению нашей многострадальной России.

«Главное в духовной жизни — вера в Промысл Божий и рассуждение с советом». Сие благодатное слово архимандрита Иоанна (Крестьянкина) является очень точным и ёмким эпиграфом к сборнику его писем. И сие слово не от ума, а из сердца исходит. И сие слово исполнено самой жизнию, подтверждено шестью десятилетиями его жертвенного служения в качестве пастыря и духовника. В пастырском служении отец Иоанн послушно, из любви к Господу исполнил Божий завет, на который он указывает в своем слове «О духовничестве»: «Получая при хиротонии иерейский крест, а с ним и право на духовничество, принимает духовник и завет от Бога на свое служение: „Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою“ (Тим. 4: 12)»[1].

Отец Иоанн получил от Господа очень редкий и бесценный дар духовного рассуждения, и такой дар бывает только в смиренном сердце. Ибо в смиренном сердце Сам Господь почивает. И смирение, по свидетельству отца Иоанна, есть основа истинно духовной жизни: «Вот в чем сокрыта истинно духовная жизнь — в глубине смирения… Духовникам и чадам Божиим остается только понять, что сила их не в подвигах, не в учености, но в немощи, которую надо принять как свою спасительницу, примириться с нею, полюбить ее и сознательно принести свою немощь к стопам Божиим, чтобы в ней начала действовать благодать и сила Божия и возобразился в нас Христос»[2].

Смиренному, любящему сердцу отца Иоанна Господь открывает Свою волю о судьбе многострадального Отечества нашего и дает ему великую мудрость при разрешении наших личных неразрешимых вопросов. И через отца Иоанна Господь вновь и вновь подает всем нам живую надежду на помилование России: «А Россия опять оказалась на передовой. Живем пока с Божией помощью и надеемся, что обрящется у нас на Родине десять праведников, ради которых помилует Господь Россию. Да еще надеемся на предстательство Матери Божией, Державной нашей Владычицы, и святых наших сродников, положивших жизнь свою за Крест Христов»[3].

Именно мир смирения придает особую рассудительность и святую меру каждому слову отца Иоанна в обращении к тому или иному человеку. И для уврачевания одних любящий пастырь применяет хирургическое вмешательство, а других воздвигает из рва скорби и греха милующим словом. И в каждом случае в пастырском слове звучит голос и правды Божией, и любви Божией, обращенный к нам, грешным.

Огромной пагубой в России является сегодня грех детоубийства, достигший небывалого распространения. И вот как предостерегает нас отец Иоанн от совершения сего смертного греха, который многими и за грех не считается: «Ведь детоубийство — это убийство ангела. Впустить в себя тьму нетрудно, а вот избавиться от нее — куда сложнее. Теперь Вам необходимо глубокое и искренне покаяние, без оправданий, без следствия, ибо грех остается грехом, да еще смертным»[4].

И пастырь должен наказывать, чтобы меньшей болью избавить нас от вечной, неизмеримой муки и чтобы исполнилось слово Божие: «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью, но после наученным через него доставляет мирный плод праведности» (Евр. 12: 11).

А вот слова глубокого и мудрого пастырского утешения страждущим:

«Болезни — это есть крест, который пожигает грехи, которые мы и грехами не осознаём».

«А то, что скорбите, — это хорошо: это ведь род молитвы».

«Монашеский труд на всю жизнь, а когда даст Господь и даст ли утешение, Ему Одному ведомо, наше дело — терпеливо терпеть и смиренно смиряться»[5].

И сей старческий совет в том или ином виде звучит во многих письмах архимандрита Иоанна. И сей совет имеет особую назидательную и животворную силу, ибо исходит из сердца, которое с всецелым послушанием восприняло слово Господне: «И научитеся от Мене, Яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф. 11: 29).

Сам Господь через людей и обстоятельства жизни учил отца Иоанна «терпеливо терпеть и смиренно смиряться». И не из книги, а из живого личного опыта обращено к нам пастырское назидание: «Всё от Бога, а значит — всё во спасение. Нам же только Господа благодарить и славословить за прожитую жизнь, за ее радости и скорби»[6].

В любых жизненных обстоятельствах и в общении с любыми лицами отец Иоанн не умозрительно представляет, а всем сердцем чувствует спасительное и животворное действие Промысла Божия. Спасительное и в радостях, и в скорбях. И крест жизненный у каждого из нас составляют скорби и радости. И какой бы путь жизни мы ни избрали, нам не избежать Креста, о чем и свидетельствует старец: «И монашество — Крест, и супружество — не меньший Крест. Но без Креста не увидим и Христа»[7].

В письмах отец Иоанн постоянно сообщает нам не хладно отвлеченную, не книжную, а живую веру в живого Бога, в Промысл Божий: «Жизнь сейчас трудная, шквал устрашающей информации расшатывает и без того хрупкое равновесие. Чтобы на эти от врага возбуждаемые бури мы не реагировали так болезненно, надо твердо верить, что миром правит только Бог, и стараться, елико возможно, жить по заповедям Божиим. Верьте Богу и Спасителю нашему и ничего не бойтесь, враг может только страховать нас. Он сильный, но всесилен только Бог»[8].

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подписывает свою книгу писем

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подписывает свою книгу писем

Без мира смирения в сердце невозможно иметь подобную веру в Промысл Божий и всецелое послушание Его премудрому, благому и благовременному действию в жизни нашей. И пастырское слово, исходящее из такого сердца, имеет особую духовную силу и власть. Ибо Сам Пастыреначальник благодатно содействует и сеянию сего слова, и возрастанию его в душах наших.

И как Господь является Блюстителем благовременности во всем, так и пастырь, смиренно послушный Господу, учит нас соблюдать благовременность в своей жизни: «Но всё в свое время и во всем закон постепенности — нельзя сразу забраться на гору, минуя труд, поты и болезни восхождения на нее»[9].

Одну из задач духовничества отец Иоанн видит в том, чтобы «оберегать» человека «на неведомых стезях духовной жизни, быть путеводителем»[10]. Именно оберегать по-отцовски и по-матерински, а не господствовать, как и апостол заповедал: «Пасите Божие стадо, какое у вас… не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1 Пет. 5: 2−3).

Отец Иоанн как духовник отличается бережным отношением к «наследию Божию», и его тревожат участившиеся ныне случаи духовного диктата со стороны некоторых священников: «Я вырос в другой среде и за всю жизнь не соприкоснулся с духовным диктатом и подменой понятий. Теперь же Ваше письмо не единичное. Да и писем с конечным результатом от такого духовничества уже немало. Дай Бог, чтобы и Вы, и отец Ф. скорее оценили Богом данный дар духовной свободы и дорожили бы им»[11].

В то же время, как разумно считает старец, мы не должны с равным расположением подходить ко всем людям: «И с искренними поступайте по искренности их, а с лукавыми — по лукавству. И это не только не грех, но прямое указание от Господа»[12].

С большим духовническим тактом предупреждает нас отец Иоанн об опасности поверхностного суждения о лицах и ситуациях. От ложного суда человеческого пастырь мудрый возводит наш заблуждающийся ум к правде суда Божия: «Человеческие ошибки — мои, Ваши, синодалов, Св. Патриарха — пред судом Божиим. Но ин суд Божий, ин суд человеческий. А как часто то, что разгоряченному уму кажется ошибкой, Божиим велением во времени открывается святым деланием, и венец венчает делателя. Где те, кто тяжелыми обвинениями и потоками грязной клеветы и интриг болью вонзался в сердце Патр. Тихона, пригвождая его ко Кресту? Но Крест дал Спаситель, и Он же сказал и последнее слово о претерпевшем: „Свят!“ Вот и судите!»[13].

Когда человек не без участия врага незримого одолевается ложным намерением сменить работу, место жительства, избрать другой образ жизни, то отец Иоанн по внушению Духа Истины находит всегда очень точные слова, чтобы удержать кого-либо из нас от неверного шага в жизни. И решая обычный, подчас заурядный житейский вопрос, пастырь мудрый придает своему совету глубину богомыслия и простым словом своим возводит нас с земли на Небо: «Царство Божие внутри нас вызревает и не зависит от места жизни. Господь один везде — и в Орле, и в Дивееве, а время сейчас такое, что и в Дивееве найдете то, что смутит и расстроит. Так что живите с Р. дома, в богоспасаемом граде Орле»[14].

Отец Иоанн, просвещаемый Духом Святым, разрешает просто и мудро, ясно и точно не только житейские и духовные вопросы, касающиеся отдельных людей и ситуаций. Он, как мужественный воин Христов, решительно выходит на поле духовной брани и в том случае, когда от лести «отца лжи» и от пагубы раскола может пострадать целое общество. Когда волны смуты начинают колебать корабль церковный, а известные и почитаемые старцы вдруг теряют остроту духовного зрения в сгустившемся сумраке. Но именно в такой ситуации мы особо нуждаемся в мудром путеводителе. Время от времени в Церкви возникают разномыслия по каким-либо вопросам. И этому надлежит быть, как считает апостол Павел (см.: 1 Кор. 11: 19), чтобы таким путем обнаружились среди нас искуснейшие. И искуснейшим в смутной ситуации по поводу принятия новых документов оказался архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

В связи с соблазняющей, смущающей и устрашающей информацией о печати антихриста, будто бы присутствующей или грозящей быть в новых документах через число «666», поколебалось наше мирное житие, возникли нестроения в церковном народе и появилась ложная «ревность» о Боге. И таким образом злогениальный враг отвлек нас от спасительной борьбы с собственными страстями на ложную борьбу с тем, что печатью антихриста еще не является. Отец Иоанн взглянул на сию ситуацию с высоты орлиного полета и здравым, мудрым пастырским словом вразумил, умирил всех, кто был способен вразумиться. И вот что пишет он мятущимся:

«Сейчас эти документы в том виде и с такой подачей опасности для нас не представляют. Но, безусловно, что это один из этапов в подготовке к будущему страху. С., запомни и уясни для себя волю Божию: «Сыне, даждь Ми твое сердце» — ни паспорт, ни пенсионное удостоверение, ни налоговую карточку, но сердце. Вот за чем следить-то надо неусыпно и со всем тщанием — кому в жизни служим, чем живем.

Любовь, радость, мир, милосердие при любых государственных системах Богом посрамлены не будут. А если человек забыл Бога… то поверь мне, С., печать стоит уже у многих, даже и при документах старого образца… Наше сопротивление грядущему страху одно единственное — наша вера в Бога, наша жизнь по вере. А все те смущения, смятения и неразбериха для того так властно и входят в жизнь и потому входят, что нет живой веры, нет доверия Богу. И всё это вражье вытесняет спокойствие духа и благонадежие. Живи же спокойно, молись Богу и доверяй Ему.

Господь ли не знает, как сохранить Своих чад от годины лютой, лишь бы сердца наши были верны Ему. Ведь получали же мы в свое время паспорта и были все в системе учета государственного — так и ныне. Ничего не изменилось. Кесарю — кесарево, а Божие — Богу"[15].

«Не антихрист погубит нас. До его прихода мы уже определимся в своей духовной ориентации и сделаем выбор. Печать же антихриста будет последней точкой в нашем выборе»[16].

И предведая конец ложным страхам, отец Иоанн с силой и властию утешает, укрепляет, умиряет нас: «А придет время, и рассеет Господь те страхи, которые взял на свое вооружение враг рода человеческого. Нам же надо стоять в вере и не бояться ничего, кроме греха»[17]. Прикровенное пророчество о том, что еще не настало время пагубной печати, содержится и в таких пастырских словах: «Сейчас мы всё больше боимся печати антихриста, которая будет во время оно, во время, до которого мы не знаем, доживем ли. А вот о печати нашего личного греха мало кто даже задумывается»[18].

Возблагодарим Господа: в наше время, когда «оскуде преподобный», мы имеем в лице отца Иоанна пастыря мудрого и самоотверженного, смиренного и любящего, имеющего редкий дар духовного рассуждения и мужественного в борьбе со врагом. И отец Иоанн своей любовью к Богу и ближнему является для нас живым примером Святой Руси. Той Руси, которая существует, несмотря ни на какие политические перевороты.

Жизнь отца Иоанна охватывает почти столетие — со времен святого царя-мученика и по начало XXI века. Это живая нить, которая связывает нас с лучшими духовными традициями Святой Руси. И от нас зависит, воспринять или нет эти традиции. И поэтому на нас лежит великая ответственность пред судом Божиим за то, что имели пример, но не последовали ему. Имели пример и в личном общении с пастырем мудрым, и в живом, молитвенном слове его проповедей и писем. В слове, сказанном со властию и любовию, исполненном духа, и смирения, и силы. В слове, сказанном не напрасно: посеянное в сердцах человеческих, оно принесет плод во время свое.

И в заключение еще раз доверчиво приникнем к роднику отеческого, благодатного слова, дарованного нам Самим Господом через архимандрита Иоанна:

«Вы о Боге-то не забывайте, с Ним ведь и трудности переживать не трудно, и одиночества нет, и бессилие Ваше силой Божией укрепится. Житейская смута нас и охватила, чтобы поняли люди, что без Бога жить нельзя. И вот теперь многие переступили порог церкви, но только внешне, а внутри всё еще надежда на себя, на людей, а Господь-то ждет, когда мы сердцем и по-детски прильнем к Нему»[19].

Сие пастырское письмо дышит неподдельной любовию к Богу и ближнему. Отец Иоанн не напрасно получил имя в честь апостола любви Иоанна Богослова. Батюшка оправдал свое святое имя всей жизнию: и словом, и делом он исполнял заповедь о любви к Богу и ближнему. Святая тайна Креста Христова есть тайна смирения и любви. И мы знаем: смиренный апостол любви не убежал от Креста Господня. Не изменил Кресту и отец Иоанн в своем жертвенном священническом служении. И за сию верность святую Господь щедро наделил его Своею пасхальною благодатию и еще при жизни соделал блаженным причастником Предвечного Царствия и Силы и Славы.


[1] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 2004. С. 11.

[2] Там же. С. 14−15.

[3] Там же. С. 187.

[4] Там же. С. 89.

[5] Там же. С. 33, 42−43, 162.

[6] Там же. С. 31.

[7] Там же. С. 187.

[8] Там же. С. 43−44.

[9] Там же. С. 127.

[10] Там же. С. 11.

[11] Там же. С. 83−84.

[12] Там же. С. 151.

[13] Там же. С. 39−40.

[14] Там же. С. 105.

[15] Там же. С. 348−349.

[16] Там же. С. 351.

[17] Там же. С. 347.

[18] Там же. С. 359.

[19] Там же. С. 100.

http://www.pravoslavie.ru/put/68 171.htm

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru