Русская линия
Российская газета Александр Зорин09.02.2005 

Лучше поздно, чем никогда
Бывший охранник Германа Геринга признался, что передал ему ампулу с ядом

Бывший рабочий металлопрокатного предприятия в Калифорнии, а ныне 78-летний пенсионер Герберт Ли Страйверс, признался, что это именно он помог уйти от возмездия Герману Герингу, «наци номер два». И все потому, что почти 60 лет назад не оставлял своим вниманием хорошеньких немок.

15 октября 1946 года Геринг, приговоренный к повешению Нюрнбергским трибуналом, за два часа до казни принял яд. Он оставил предсмертную записку, в которой утверждал, что хранил у себя цианид в течение всего судебного процесса.

За прошедшие с тех пор годы возникло множество версий, объясняющих, как военный преступник смог покончить с собой несмотря на то, что его камера находилась под круглосуточным наблюдением.

Говорилось, что Геринг мог прятать яд во рту под золотой коронкой или в дупле зуба, или же под своими гладко зачесанными волосами, или в пупке, или еще где-нибудь на теле. Или же подкупил кого-то из охранников и тот передал ему смертоносное зелье.

Как утверждает Стайверс, состоявший в 1946 году в роте охраны в Нюрнберге, его никто не подкупал. А он стал лишь невольным соучастником самоубийства преступника.

19-летний Стайверс действительно служил в почетном карауле трибунала, который сопровождал нацистов в зал заседаний суда во Дворце правосудия. И стоял у них за спиной. Охранникам разрешалось разговаривать с подсудимыми. С Герингом, который неплохо говорил по-английски, он беседовал не раз.

В свободное время охранникам делать было абсолютно нечего. Они устраивали вечеринки и флиртовали с девушками. Однажды Страйверс на улице встретился с симпатичной молодой немкой по имени Мона. Разговорились, познакомились. Страйверс признался, что работает в охране и каждый день видится с заключенными — военными преступниками. Девушка ему очень понравилась. Он решил любыми способами завоевать ее расположение.

Как-то Мона, сказала, что хочет познакомить молодого солдата с интересными людьми. И свела Страйверса с двумя мужчинами, которые представились ему как Матиас и Эрих. Они посетовали на то, что сидящий в тюрьме Герман Геринг «очень болен», а необходимых лекарств не получает.

Страйверс дважды передавал Герингу от этой парочки записки, которые закладывались в авторучку, а в третий раз пронес в ней какую-то капсулу. Ему сказали, что если лекарство подействует — а на это уйдет около двух недель — Страйверсу выдадут еще одну порцию. Охранник вручил «лекарство» преступнику, после чего вернул авторучку Моне.

Больше охранник девушку не видел, а ровно через две недели Герман Геринг покончил с собой. Страйверс был потрясен, однако о своем проступке никому не сказал, опасаясь, что его будут судить.

Рассказать о происшедшем он решился только сейчас, по настоянию дочери — «Ты же попадешь в историю». И когда узнал, что срок давности за совершенное им преступление давно истек. Хотя проверить, что все сказанное им правда, не представляется возможным. Страйверсу можно верить или не верить.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru