Русская линия
Православие и современностьМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)28.01.2014 

«Отсутствие идеологии — это миф»

Выйдя из состояния постсоветского карантина, мы стали чаще сравнивать вчерашний день с сегодняшним и задумываться о том, почему мерилом нашей жизни стали деньги. Рубль может дать хорошее образование, жилье, но избавить от душевного дискомфорта не в силах. Чем же может помочь Церковь? На кого равняться молодежи, и какова роль государства в перевоспитании общества? Своим видением ситуации с «АиФ — Саратов» поделился Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

Как сердце подскажет

— В минувшее воскресенье православные праздновали Крещение Господне. Одни — в соответствии с канонами, другие — как подскажет сердце. Сегодня многие церковные праздники воспринимаются формально. Как на это смотрит Церковь?

— Я не совсем согласен со словом «формально». Есть люди, которые ходят в храм, исповедуются, причащаются. Для них церковные праздники — значимая часть жизни, и в большинстве своем они понимают их истинный смысл. Есть люди, и их большинство (по разным данным, это от 60 до 80% населения России), которые в храмы не ходят, а Православие рассматривают как национальную или культурную самоидентификацию. Их представления не только о праздниках, но и вообще о христианстве, бывают самыми причудливыми. Потому что, к сожалению, уже лет двадцать пять наши СМИ потчуют страну оккультизмом разного рода. Но со временем многие их этих людей по-настоящему приходят в Церковь.

— В последнее время в области ведется активное строительство церквей. Насколько это способствует «возвращению» к вере, если учесть, что все мы — из советского прошлого?

— Думаю, что апелляции к советскому времени пора бы уже оставить — прошло больше двух десятилетий.

Активное строительство храмов говорит о том, что у нас есть верующие люди, и храмы им нужны. У Церкви в России нет «заводов, газет, пароходов», коммерческой недвижимости, как в Европе у католической церкви, которая на эти деньги может содержать не только храмы, но и радиостанции, телестудии, университеты, школы… У нас храмы содержат сами себя, поэтому и открываются там, где нужны людям. Что же касается привязки «храмы строят, а нравственность не повышается» — это все равно, что сказать: «мы больницы строим, врачей учим, а больных меньше не становится». Грех — это болезнь, но не тела, а души. И условия, в которых мы живем сегодня, способствуют усилению духовных недугов. В обществе нарастают озлобленность, зависть, нетерпимость друг к другу. Это примета времени, она характерна для всего мира. И Церковь, насколько может, пытается противостоять этому, но не напрямую, а через воспитание своих чад в духе кротости, любви, терпения, милосердия.

Без достойных примеров

— Сегодня много говорят об отсутствии «духовных скреп» между людьми. На кого и на что равняться молодым, если нет достойных примеров?

— Я как архиерей могу ответить, что равняться нужно на Евангелие, и не только молодежи — всем людям. Господь, придя в мир, подал пример, как нужно жить и переносить все, что с нами происходит. Можно равняться на своих родителей, достойных людей старшего поколения. И в истории России, и в нашей сегодняшней жизни есть множество примеров героизма, самопожертвования, самоотверженности. Эти качества становятся все менее востребованными, а точнее, они не популяризируются в обществе и о них постепенно забывают. Верующий человек — это на самом деле не тот, кто ходит в храм и ставит свечи, молится утром и вечером и даже умеет читать по-славянски. Это человек, который исполняет евангельские заповеди, потому что по слову апостола, вера без дела мертва. Тогда он становится не только христианином, но и просто хорошим, добрым человеком, с которым приятно находиться рядом. Именно поэтому Церковь, не занимаясь напрямую воспитанием масс людей и не подменяя собой идеологию, больше всех в истории повлияла на облагораживание человеческих нравов, условия человеческого общежития. Если мы и сегодня сможем так сделать, это и будет общественно-полезная часть служения Церкви.

Запрет — не указ

— А запретительные законы государства (например, табу на курение в общественных местах или продажи алкоголя в «сухие» дни), на Ваш взгляд, способствуют перевоспитанию общества?

— Нет, но они помогают сдерживать многие отрицательные явления. Задача государства — создавать условия для того, чтобы люди могли жить достойно. Как сказал один известный русский философ, государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад. Запреты на курение в общественных местах, продажу спиртного в определенные дни — это особенно важно в отношении детей и подростков: по крайней мере, они будут видеть меньше дурных примеров.

— Еще одно негативное явление жизни — коррупция…

— Коррупция — проблема, которая была всегда, и не только в России. Помните известный ответ Карамзина государю Николаю Павловичу на вопрос, что делается в Российской Империи? — «Воруют, Ваше Величество…». Единственная система, которая может резко противостоять коррупции, это тоталитаризм. Но тут уж приходится выбирать… Помните Бродского: «Ворюга мне милей, чем кровопийца»? Наверное, полностью решить эту проблему невозможно, но можно уменьшить ее проявления. Хочется верить, что те меры, которые сегодня принимаются, дадут какой-то результат.

— В Омске служители Церкви и правопорядка минувшим летом подписали соглашение о совместном противодействии негативным тенденциям — терроризму, экстремизму, наркомании и т. д. Этот опыт приемлем для нашей области?

— В наше время часто подписываются разного рода соглашения. Но, допустим, когда мы подписываем соглашение с министерством соцразвития о взаимодействии в области социальной помощи неимущим, инвалидам, организации летнего отдыха детей — это реально действующий документ. А как Церковь будет противодействовать терроризму? На мой взгляд, такое соглашение — больше «декларация о намерениях». Не надо самообольщения: голос Церкви значим только для церковных людей. Для них самый главный авторитет — слово Божие (Евангелие), затем — слово священника. А если человек относится к Церкви теплохладно или негативно, — что изменится для него от наших призывов? От того, что его убеждают бросить пить, курить, воровать и т. д. Самая плодотворная, результативная деятельность — это ежедневная, очень тихая, работа Церкви ради спасения людей. Вообще, работа с людьми — всегда индивидуальная. Строем давно никто не ходит, тем более, к лучшей жизни…

— Может ли священник быть депутатом, и с какими профессиями сан несовместим?

— Каноны Церкви не просто не одобряют, а запрещают для духовенства участие в политической деятельности. И в целом, по традиции Русской Церкви, ни одна из профессий с саном несовместима: служение священника требует, чтобы человек посвятил себя ему без остатка. На Западе, где православная паства невелика и зачастую не очень состоятельна, где храмы не могут содержать себя, иногда священники подрабатывают — рабочими, учителями. Тут надо смотреть, насколько та или иная профессия согласуется с христианскими убеждениями.

Молодежь идет в храм

— Насколько сегодня востребовано духовное образование у молодых? Много ли тех, кто в семинарию приходит после школьной скамьи?

— Люди по-разному приходит к Богу. Очень сложно вывести какие-то закономерности. Но основная масса семинаристов — ребята, окончившие школу или вуз. На заочном секторе обучаются люди более старшего возраста, как правило, семейные, многие с высшим образованием. Тех, кого интересует духовное образование, становится больше уже потому, что увеличивается количество храмов — действует закон больших чисел.

Молодежь эта отличается от сверстников, скажем, 1970-х годов. Иногда, к сожалению, не в лучшую сторону: у нас практически уничтожено школьное образование, дети растут в компьютерном мире, они не умеют и не любят читать. Сегодняшней молодежи очень трудно, в большинстве своем она более инфантильна, чем мы в свое время, поэтому более неустойчива перед соблазнами и искушениями.

— Почему в нашем обществе такая разобщенность? Почему многие живут по принципу: моя хата с краю, ничего не знаю?

— То, что у нас сегодня нет идеологии — это миф. Идеология общества потребления гораздо более развита и эффективна, чем коммунистическая. А разобщенность — ее следствие, отличительная черта, поэтому никто никого не хочет слышать. Сегодня, по сути, общность людей возникает только в храме, там, где существует нормальная приходская жизнь. В приходе человек приучается к тому, какими должны быть правильные взаимоотношения между людьми. Больше сегодня этому не учат нигде.

Аргументы и факты — Саратов. № 4 (991). 22- 28 января 2014 г.

Беседовала Татьяна Волченко

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/otsutstvie-ideologii-eto-mif

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru