Русская линия
Известия Алина Тренина-Страусова,
Анатолий Гусев
08.02.2005 

«Я не могу забыть этот длинный черный тоннель, по которому мы шли бесконечно»

В воскресенье утром около станции метро «Автозаводская» прошел митинг, посвященный памяти погибших в результате теракта в феврале прошлого года. Мемориальную доску с 41 именем погибших в метро повесили в вестибюле станции. Первых лиц города на митинге не было, затертые слова «никто не забыт и ни что не забыто» произнес заместитель мэра по городскому хозяйству Петр Аксенов. Впрочем, слова эти давно уже никому не нужны. Родные и близкие погибших их и не слышали. Они смотрели на доску, усыпанную красными гвоздиками, и плакали.

Вход на станцию «Автозаводская» со стороны улицы Мастеркова был закрыт с самого утра. Милиция выставила вокруг станции кольцо оцепления, пройти его можно было только через рамки металлоискателей. Люди стали собираться около метро уже к 8 утра. Приносили поминальные свечи, иконы и нательные крестики, а также фотографии тех, чьи жизни унесла прошлогодняя трагедия.

Митинг начался в 9 утра. Но ни мэра Москвы, ни членов российского правительства на нем не было. Соболезнования близким погибших принесли его заместитель Петр Аксенов и руководитель столичного метро Дмитрий Гаев. Чиновники отчитались, что все обещанные компенсации городом выплачены, и призвали москвичей быть более бдительными. Вслед за чиновниками выступил машинист Владимир Горелов, управлявший взорванным поездом. Его собравшиеся приняли намного теплее.

— Та трагедия до сих пор стоит у меня перед глазами, — начал Горелов после небольшой паузы. — Прежде всего я пытался помочь пассажирам и высадить их из вагонов. А весь ужас произошедшего я осознал только потом, когда понял, сколько людей погибло. Но что главное — даже в эти страшные минуты люди помогали друг другу. Я уверен, что никакая сила не сможет сломить нас.

Горелов, награжденный орденом Мужества, знает, что говорит. Он продолжает водить поезда по той же «зеленой» ветке и, по его словам, каждый раз вздрагивает, когда слышит: «Станция «Автозаводская». Осторожно, двери закрываются. Следующая станция «Павелецкая"…»

Замерзнув во время митинга, чиновники его быстро свернули и отправились вниз на станцию открывать мемориальную доску. Пропустив в вестибюль «отцов города», милиционеры зачем-то перекрыли вход, оставив родных погибших мерзнуть на улице. Люди выстроились в длинную очередь и около получаса ждали, пока им разрешат спуститься вниз и положить цветы.

— Моя Ниночка была врачом высшей категории, — сквозь слезы рассказывает «Известиям» Вера Филипповна Скорова, потерявшая во время теракта свою дочь. — Каждые пять лет она должна была сдавать экзамен, подтверждающий эту категорию. В этот день она ехала в госпиталь имени Бурденко как раз на такой экзамен.

— Я ехала в этом поезде в пятом вагоне, — вспоминает студентка Елена. — Больше всего мне запомнился дикий страх, просто животный ужас, когда все это случилось. Раньше я никогда так не боялась… И тоннель, длинный черный тоннель, по которому, как мне казалось, мы шли бесконечно.

В воскресенье вестибюль станции «Автозаводская» был завален цветами. Периодически несколько милиционеров подходили и переносили целые охапки красных гвоздик от мемориальной доски в другое место. Несмотря на траурные мероприятия, работать станция не прекращала. Когда поезда останавливались на «Автозаводской», пассажиры без чьей-либо подсказки молча вставали, мужчины снимали головные уборы. Машинисты же выражали свою скорбь протяжным гудком. Ровно в 8.32 во всей столичной подземке на несколько минут были отключены громкоговорители на эскалаторах и в переходах между станциями, а поезда, которые находились в этот момент на линии, дали протяжный гудок.

Анатолий Гусев

Следствие установило личность террориста-смертника

Прокуратуры Москвы распространила сообщение о том, что следствию удалось установить личность террориста-смертника, осуществившего взрыв в вагоне метро на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая». Им оказался житель Карачаево-Черкесии Анзор Ижаев, 1983 года рождения. Следователи установили, что Ижаев проходил подготовку в военных лагерях террористов и являлся участником незаконных вооруженных формирований. Кроме того, фрагменты трупа Ижаева до сих пор остаются невостребованными. По результатам проведенных экспертиз личность Ижаева установлена с точностью 99,9 процента.

Как уже писали «Известия», руководил действиями Ижаева, по данным спецслужб, русский мусульманин Павел Косолапов. Он сопровождал смертника Ижаева до самого вагона метро. Косолапов принял ислам, потом проходил подготовку в лагерях боевиков и сейчас является руководителем одной из групп террористов, выполняющих задания Шамиля Басаева. Косолапов подозревается в причастности к взрывам в метро в Москве и к серии взрывов автобусных остановок в Воронеже. А первым крупным «делом» Косолапова стал именно взрыв 6 февраля 2004 года.

Взрывотехнические экспертизы показали, что в вагоне было взорвано самодельное взрывное устройство, которое было приведено в действие с помощью заряда смесевого взрывчатого вещества на основе аммиачной селитры и алюминиевой пудры. По данным прокуратуры, тротил не входил в состав взорванного смесевого взрывчатого вещества в качестве компонента, а мог использоваться в виде небольшого заряда — дополнительного детонатора для инициирования основного заряда взрывчатого вещества на основе аммиачной селитры. Масса заряда составляла от 2,9 до 6,6 кг. Для усиления поражающего эффекта в конструкцию взрывного устройства были включены болты и шурупы.

Алина Тренина-Страусова


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru