Русская линия
Русская линия Дмитрий Соколов20.12.2013 

Строки, запечатлевшие ужас
Рецензия на кн.: Красный террор на Юге России/составление, предисловие и комментарии д.и.н. С.В.Волкова — М.: Айрис-пресс, 2013 (Белая Россия)

Обложка книги *Красный террор на Юге России*. Айрис-пресс,2013Нынешний 2013 год отмечен «юбилеем» трагической даты в российской истории — 95-летием провозглашения советским правительством декрета «О красном терроре». Принятый 5 сентября 1918 г., этот законодательный акт придал официальный статус массовому физическому истреблению большевиками потенциальных, реальных и мнимых врагов.

Итогом этой политики стало уничтожение или изгнание из страны прежнего элитного слоя (с одновременной заменой его коммунистической антиэлитой), духовной деградацией и гибелью лучших представителей всех прочих общественных групп. Непоправимый ущерб, нанесенный генофонду страны коммунистической властью, в своё время правильно оценил известный русский писатель, поэт и общественный деятель Владимир Солоухин:

«Может быть, и можно потом восстановить храмы и дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опустошенных выеденных недрах, но невозможно восстановить уничтоженный генетический фонд народа, который только ещё приходил в движение, только ещё начинал раскрывать свои резервы, только ещё расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда, ушедшего в хлюпающие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших, по выбору, по генетическому именно отбору россиян. Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми растениями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать, потому что они не прорастут и не вырастут никогда, они погублены даже и не в зародышах, а в поколениях, которые бы ещё только предшествовали им.

Но вот не будут предшествовать, ибо убиты, расстреляны, уморены голодом, закопаны в землю".

Прискорбно, но черная дата 5 сентября никак не была отмечена российским официозом. Молчание хранили газеты, телевидение, радио. Исключение составил лишь Интернет, остающийся едва ли не единственным пространством подлинной информационной свободы.

Именно благодаря публикациям и видеосюжетам, размещенным во всемирной паутине, неограниченное множество пользователей получает возможность знакомиться с интересующими вопросами, не дожидаясь их освещения другими масс-медиа. Так становится известно не только о событиях повседневности, которые остались вне поля зрения неэлектронных средств массовой информации, но и о памятных датах из прошлого; мероприятиях, приуроченных к ним.

В этой связи нельзя не отметить значение интернет-публикаций как способа познакомить читателей с новыми книгами.

Сказанное выше справедливо в полной мере в отношении выпущенного в 2013 г. московским издательством «Айрис-пресс» сборника «Красный террор на Юге России». Ещё до поступления книги в торговую сеть информация о ней появилась на официальном сайте издательства, откуда распространилась на другие информационные ресурсы.

Символично, что презентация сборника на 26-й Московской международной книжной выставке-ярмарке состоялась 5 сентября 2013 г., совпав с 95-летием печально известного постановления Совнаркома «О красном терроре».

Представленная книга служит продолжением изданных прежде сборников воспоминаний и свидетельств лиц, переживших ужасы российского лихолетья — «Красный террор глазами очевидцев» (М.: «Айрис-пресс», 2009); «Красный террор в Москве» (2010); «Красный террор в Петрограде» (2011).

Как явствует из названия, на этот раз под одной обложкой собраны воспоминания очевидцев, в основном рядовых обывателей, о революционном терроре конца 1917—1922 гг. на территориях южной части бывшей Российской империи — Украине, Крыму, Северном Кавказе, Закавказье, Дону и Кубани. В годы Гражданской войны эти регионы были основной ареной боевых действий, неоднократно переходили из рук в руки; поэтому расправы над мирными жителями и пленными здесь носили особенно жестокий характер.

Чудом уцелев в мясорубке, люди разных возрастов, профессий, сословий и рангов, нашли в себе силы поведать о пережитом.

Собранные под одной обложкой свидетельства очевидцев и современников рисуют чудовищную картину разгула насилия, произвола и беззакония, творимых большевиками. Не будет преувеличением сказать, что предыдущие сборники серии, пускай и изобиловали леденящими душу подробностями революционных расправ, эти описания в значительной степени меркнут в сравнении с той бездной зла и садизма, которой до предела насыщена книга.

Едва ли ни на каждой странице читаем о расстрелянных, заколотых, зарубленных, закопанных заживо. Тот тут, то там несчастных подвергают чудовищным пыткам, грабят, насилуют.

Некоторые свидетельства и вовсе напоминают сюжет фильма ужасов — настолько невероятными в своей дикости кажутся приводимые факты.

Однако перед нами не вымысел, но беспощадная и жуткая явь.

Тяжёлое впечатление производят картины большевистских бесчинств на Дону и Кубани, но особенно — в Киеве, Харькове и Одессе.

На фоне их бледнеют даже вошедшие в сборник воспоминания о красном терроре в Крыму после эвакуации Русской армии генерала Петра Врангеля.

«Затоптана в грязь человеческая душа, — описывает ужасную атмосферу, царившую в захваченном красными Киеве в 1919 г., одна из очевидиц, Екатерина Гауг, — исчезла вся красота жизни, пропала улыбка, и на развалинах прежней жизни воздвигнута гора нечеловеческих мук, невыплаканных обид и звериных забот, и заслонила эта гора все счастье жизни и сделала наши дни тёмными и страшными» (с.193).

Эти слова в полной мере применимы к каждому из свидетельств, включённых в представленный сборник. Ужасы массового террора, который проводился сторонниками «диктатуры пролетариата» в годы Гражданской войны, свидетельствуют к какому страшному озверению приводит торжество лжеидеи.

А ведь это было только начало!

Одержав победу в кровопролитной Гражданской войне, коммунистический режим десятилетиями продолжал реализовывать свои преступные практики, отыскивая и уничтожая всё новых «врагов». Однако основы репрессий конца 1920—1950-х гг., «Архипелага ГУЛАГ» были заложены именно в начальный период советской власти.

Сборник разделён на четыре части по хронологическому принципу. Первая часть включает воспоминания о событиях конца 1917—1918 гг., когда большевики только что взяли соответствующие территории под свой контроль. Прежде всего это касается Крыма, Одессы и Донской области. Расправы над «классовыми врагами», проводившиеся на данном этапе, были делом рук распропагандированных соответствующим образом солдат и матросов, примкнувших к ним уголовников и люмпенов. Но вскоре большевистский террор принял упорядоченные и более жуткие формы.

Этому посвящены следующие части сборника. Здесь на передний план выдвигается деятельность чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и саботажем — ЧК. Пред взором читателей вереницей проходят образы палачей и их жертв. Сотни и тысячи ни в чём не повинных людей погибли от рук революционных фанатиков.

Насилие достигло своего апогея после поражения белых армий. Драмой апокалипсического масштаба стали массовые убийства в Крыму в 1920—1921 гг. Бывший последним оплотом организованного сопротивления большевизму на Юге России, с приходом красных войск полуостров превратился в арену массового истребления.

По мнению автора-составителя сборника, доктора исторических наук Сергея Волкова, «одних только лиц, категории, которая подлежала поголовному расстрелу (все офицеры и военные чиновники независимо от места службы и солдаты „цветных“ частей: Корниловцы, Марковцы, Дроздовцы, Алексеевцы) насчитывалось до 50 тысяч человек» (с.7).

Поскольку тему расстрелов периода красного террора в Крыму после эвакуации Русской армии генерала П. Врангеля пишущий эти строки прежде неоднократно затрагивал в своих публикациях, эти материалы сборника вызвали повышенный интерес.

Некоторые воспоминания, вошедшие в книгу (в частности, очерк «В Крыму после Врангеля»), уже знакомы местным исследователям и краеведам. Но всё же большее число текстов, посвящённых революционному террору на полуострове в 1918—1921 гг. на постсоветском пространстве никогда прежде не публиковалось.

В целом, отмечено в предисловии, «к настоящему времени удалось опубликовать подавляющее большинство свидетельств очевидцев о красном терроре, когда-либо изданных в Русском Зарубежье (не удалось найти лишь некоторые публикации, о существовании которых известно), но ещё целый ряд воспоминаний подобного рода <> до сих пор хранится в архивах и ждёт обнародования» (с.8).

Но и тех свидетельств, которые представлены в книге (и предыдущих сборниках серии), достаточно, чтобы заставить читателей задуматься о прошлом своей страны. Прошлом, чьё пагубное наследие не преодолено до сих пор.

Впервые опубликовано: Мемориально-просветительский и историко-культурный центр «Белое Дело» http://beloedelo.ru/researches/article/?183

http://rusk.ru/st.php?idar=64161

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Михаил Чернушенко    21.12.2013 12:52
Вот на днях 100 лет создания ФРС. Именно там, в среде элитных банкиров и спецслужб Запада, и находятся корни Революции 1917 года, как впрочем, и корни гитлеризма, и нынешнего исламистского экстремизма.
Вспоминая жертв террора, надо называть истинных главных виновников преступлений.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru