Русская линия
Вести недели Михаил Антонов16.12.2013 

Непростая евроинтеграция

Старый свет — на пороге новых испытаний. Когда семь лет назад Румыния и Болгария торжественно вступили в ЕС, еврокомиссары им обещали, что с 1 января 2014 они войдут и в Шенген. Но срок на носу, а Германия, Британия, Голландия и другие евростарожилы теперь резко «против» и грозят использовать право вето. В ответ Болгария и Румыния возмущены. За что боролись? Экономика просела, долгов набрали, а теперь и Шенгена не будет…

Пять лет назад Джефри ван Бейк купил старый дом и начал его ремонтировать своими руками — он строитель. Но сейчас отец двоих детей понимает, что ничего из этого не выйдет: денег нет — работодателю выгоднее по дешевке нанимать бессловесного гастарбайтера с Востока, чем голландского парня, которому надо платить минимум пять евро в час, потому что у него налоги и страховки.

«Мой сын знает, что часто у меня нет денег, и по-детски предлагает взять из его копилки. Но мое положение сегодня таково, что это не умиляет меня. Политики говорят много красивых слов. На словах выступают за благо простого человека, но на деле им наплевать на нас», — уверен Джефри.

Жена Джефри в конце концов тоже плюнула и подала на развод — ячейка общества лопнула из-за расширения Евросоюза, и, может быть, еще найдутся семьи, которые смогут отнести и на свой счет этот каламбур. Через две недели будет уже поздно рефлексировать о болезненных последствиях беспорядочной евроинтеграции: семилетний инкубационный период заканчивается — с 1 января, даже несмотря на неясную ситуацию с Шенгеном, Запад захлестнет новая волна миграции из Румынии и Болгарии, граждане которых обретут право работать в Старой Европе где угодно и сколько угодно.

«Я побывал в нескольких районах Румынии и Болгарии. Я понимаю этих людей. Как должна быть невыносима их жизнь, чтобы решиться бросить семью и переехать в другую страну, на низкооплачиваемую работу?» — сказал заместитель мэра Роттердама по вопросам миграции Хамит Карабуз.

Определение «экономический беженец» придумали как раз для таких, как Даниель. Он просил не называть его фамилию, потому что в Германии он все-таки пока нелегал. Его европейская мечта реализовалась в виде одной тысячи евро в месяц.

«Работа уборщика или строителя очень тяжелая, — признался гражданин Румынии Даниель. — А когда нет места на стройке, еще хуже — приходится быть разнорабочим, мотаться туда-сюда, очень устаешь. После вступления в ЕС дома вообще все загнулось. Все распродали европейцам и другим иностранцам. Там вообще нельзя жить».

Впрочем, можно или нельзя — это субъективно. Миграция принесла с собой в немецкие города невиданные формы жизни, одна из которых бурлит вокруг домов в западногерманском Дуйсбурге, заселенных румынскими цыганами. Попытка выяснить, от чего во дворе — свалка, когда рядом куча пустых мусорных баков, натыкается на языковой барьер.

Цыгане живут по 25−30 человек в двух комнатах своим социально-аутичным укладом и со своими бытовыми привычками. Как не в Германии. Немцы в этот двор — ни ногой. Даже полиция старается решать вопросы на улице с помощью своих коллег из Румынии. А вопросов к этой миграционной группе все больше. И не только в Дуйсбурге. Бургомистры 12 крупных городов Германии написали письмо канцлеру с просьбой не облегчать миграционный режим для Болгарии и Румынии.

«Наше письмо — крик о помощи к партиям, которые участвуют в коалиции, чтобы нас в этом вопросе не оставили один на один с проблемой. Такие немецкие города, как Дуйсбург, Дортмунд, Берлин, Мюнхен еще четыре года назад впервые заговорили о новой форме миграции, которая тяжело поддается контролю, но на это никто не обратил внимание», — пояснил обер-бургомистр Нюрнберга Ульрих Мали.

Но теперь от этого сложно отмахнуться: из-за постоянного воровства цветных металлов происходит сбой на железных дорогах, растет число квартирных краж и на рождественском базаре держите карманы. Из околокриминального — профессиональное попрошайничество на туристических тропах и, конечно, проституция. Они — дешевая рабочая сила, что днем, что ночью. Румынская улица, а рядом — венгерская. Восточное партнерство на двадцать минут по цене, как договоришься. Все поделено, и попытки немецких индивидуалок навести порядок в интимной отрасли разбиваются на панели о семейный подряд.

«Если бы немка попробовала встать, к ней бы сначала подошли и спросили, какой сутенер за ней смотрит, а узнав, что она одна, сразу дали бы по морде. Болгары и румыны в таких вопросах особенно преуспели. Там идет борьба за каждый сантиметр. Это приобретает масштабы семейного бизнеса. Рядом стоят три сестры, за которыми следят семеро братьев», — рассказала Тамара Мастиф.

Для того, чтобы следить за семью братьями, да к тому же платить им еще и пособие по безработице, даже у богатой Европы не хватит никаких денег. Это простая мысль запоздало озарила некоторых европейских политиков.

«Нам всем надо намного критичнее посмотреть, кого мы принимаем в Евросоюз: богатые ли это, процветающие страны или любители поживиться за чужой счет, не умеющие создать приемлемые стандарты жизни в своей стране. Раньше мы принимали таких в Евросоюз, но эти благословенные времена прошли. Сегодня мы живем в эпоху кризиса и поэтому обязаны избавляться от негативных эффектов, порожденных европейской интеграцией», — считает депутат парламента от «Народной партии за свободу и демократию» Малик Азмани.

Но будет ли избавляться от эффектов ответственная за интеграцию евробюрократия — еще вопрос. Ведь чем больше проблем, тем больше бюджет и весомее функция, хотя на деле ее главным достижением оказывается то, что сегодня и немцы с голландцами, и болгары с румынами могут сказать: «Мы не за тем вступали в Евросоюз».

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1 167 450


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru