Русская линия
Вестник Германской епархии Русской Православной Церкви ЗаграницейМитрополит, Первоиерарх РПЦЗ 1986-2002 Виталий (Устинов)07.02.2005 

Тезоименитство Первоиерарха РПЦЗ

Сегодня, понедельник 25 янв./7 фев., день Ангела нашего глубокочтимого и дорогого Первоиерарха Владыки Митрополита ВИТАЛИЯ. В чем значение Митрополита Виталия для всего русского православного народа? Чем сей 95-летний старец нам столь дорог, и должен быть дорог сегодня каждому русскому человеку? Владыка Митрополит — последний волосок, соединяющий нас с истинной Россией. Отдаем ли мы себе отчет в том, что Владыка Митрополит вообще единственный, здравствующий Архиерей, еще рожденный в царской России, помнящий Россию, прошедший весь тернистый и в то же время богатейший своей уникальностью путь великого Российского Исхода. Помимо всего прочего Владыка Митрополит — живая История, истекшего века. Если кто не понимает, что мы тут пытаемся сказать — можно только пожалеть такого человека, ибо ничем помочь ему не можем. И на самом деле — кто мы все такие? Что с нами будет, когда его не станет? Оттого, что он с нами, вероятно, нам легче удается переносить все невзгоды нашего поистине смутного, предапокалиптического времени. Будем сугубо молиться, дабы Господь продлил дни нашего дорогого Первоиерарха и сохранил его на многая, многая лета ! Ис полла эти, Деспота !

Слово Митрополита Виталия о русском рассеянии сказанное в Леснинской Обители в 1996 году

В октябре 1920 г., когда последняя возможная борьба с безбожниками-коммунистами на Юге России была закончена, генерал Врангель вышел из Крыма с большой частью русского народа в полную неизвестность. Тогда с Крымкого побережья вышло до 250 крейсеров, миноносцев, подводных лодок, обычных кораблей, барж, которые тянули буксиры и прочих судов. Все люди, желавшие уйти, могли уйти. Самая трогательная картина была, когда жители Севастополя пришли на пристань провожать нас в неизвестность. Священники совершили молебен, все встали на колени — мы прощались со своей Родиной. Но с нами была икона Курской Божией Матери, с того времени ставшая путеводительницей русского рассеяния.

Тогда из Крыма вышло несколько сот тысяч человек. Я был тогда еще совсем маленьким мальчиком и находился в Феодосии, куда за три месяца до эвакуации Мама меня определила в кадетский корпус, организованный генералом Врангелем. Неожиданно нас привели на корабль и мы вышли в море. Я уже тогда знал географию и понимал, что мы плывем вдоль турецкого берега, и надеялся, по своей детской наивности, что сейчас мы свернем направо, в Севастополь, и я приеду к себе домой, к Маме. Но вот, я смотрю, корабль равняется с севастополькой бухтой, но почему-то не поворачивает направо, а тихонечко поворачивает все больше на юг. Я понял, что мы уходим из России. Эти моменты были для многих ужасны: люди плакали, а все люди, провожавшие нас в Севастополе, так и стояли на коленях на пристани.

Так мы простились со своей Родиной. С нами тогда вышло до тридцати архиереев, безчисленное количество духовенства, почти вся Белая Армия. Причем Армия вышла налегке, по-походному, со своими винтовками. Больно было видеть, как казаки плакали, когда оставляли своих лошадей на берегу, на произвол судьбы.

Прибыли мы этой огромной армадой кораблей в Константинополь. В то время Константинополь был оккупирован иностранными державами. Они ужаснулись, когда увидели все эти русские корабли, прибывшие на рейд, при этом на всех наших кораблях были вывешены флаги, говорящие о том, что на борту есть больные, что нет воды и хлеба. Никто не знал, что с нами делать. Самых маленьких взяли с кораблей, выкупали, так многие из нас мучались от вшей.

Поначалу ни одна нация не хотела нас, русских беженцев, принимать в свои страны. Приняли нас Сербы, которые и сами испытали страшное бедствие: германская армия прошла через Сербию и опустошила ее. Но все-таки по воле своего короля Петра, а потом и Александра, Сербия приняла нас первая. И вторая приняла нас Германия — наш бывший враг, а потом стали принимать Англия, Франция и другие страны. Некоторые сразу уехали в Южную Америку. Так мы рассеялись повсюду, абсолютно нищие, ибо эвакуация произошла внезапно, так как пролив Сиваш (в Крыму), где обычно была соленая вода, внезапно замерз, и красная армия смогла перейти его пешком. А до этого белогвардейцам было легко защищать Крым так как был только маленький перешеек, а с обеих сторон его вода. Таким образом держались мы очень долдго, не давая возможности захватить красным весь Крым.

Так мы рассеялись по всей вселенной. И теперь нет такой страны, нет такого города, где бы не были или русские, или их косточки. За эти 70 лет мы сохранили Церковь Православную во всей ее чистоте, мы сохранили русскую традицию. Мы — люди грешные, у нас, к сожалению есть страсти, у нас есть свои большие и малые грехи, но мы никогда не изменяли Христу, мы никогда не изменяли Церкви Христовой. В этом нас никто не может обвинить. Мы сохранили все то, чем жила христианская Россия тысячу лет. Вот это наше лицо.

В эмиграции был цвет русского общества, множество князей, титулованных лиц, дворян, офицеров, простых русских мужичков и солдат. И вот, все эти люди не имели возможности работать за границей по своей профессии, хотя многие прекрасно владели иностранными языками. Генералы подметали улицы… но честь и слава им, нашим Родителям, что они воспитали нас, детей, должным образом. И уже дети их были докторами, инженерами, адвокатами. Хотя мы и вышли из Отечества совершенно нищими, но теперь нет ни одной страны, ни одной столицы, гле бы не возвышался наш, русский, православный храм. Мы их воздвигли, как бы из ничего. Сначала мы молились в бараках, в пещерах, в наемных маленьких комнатушках, в бывших гаражах, где только можно было найти уголок. Постепенно мы вышли из этих трущоб и стали строить свои храмы. Вот это — честь Белой Русской Эмиграции: она вышла нищая, но она возстала. Между нами много ученых, между нами минимальное количество преступников — это говорит официальная статистика. Наша русская оцерковленная эмиграция живет с честью, она уважаема даже врагами. Но нас мало кто любит, потому что мы ни на какие компромиссы не идем, мы не входим ни в какие подозрительные организации. Мы несем иго Христово. Если в России подняла голову русофобия, то-есть ненависть против православного и национального русского самосознания, то тем более она существеут и здесь. Что значит русофобия? Это вовсе не русофобия, это Христофобия. Наш русский народ очень глубоко воспринял христианство, вся наша культура пронизана Православием. Посмотрите хотя бы на наши пословицы, наши книги пословиц можно назвать «народным евангелием».

Старая эмиграция имеет свои многочисленные недостатки, но мы никогда не изменили Истине и Правде. Вот это наше знамя. И потому, когда к нам сейчас приезжают русские люди из России, мы их принимаем с радостью, видим в них русских людей, хотя и среди них иногда бывают обманщики. Но всем новоприезжим мы стараемся помогать сколько можем, ибо мы помним свое бедственное состояние 70 лет назад.

И вы, новые эмигранты, которые по разным причинам пришли сюда, держите высоко честь русского православного рассеяния. Будьте с нами во всем, будьте честны, будьте миссионерами. Где бы вы не были, например, на работе, если вы будете честными с людьми, то своим поведением вы будете миссионерствовать. Если вы будете верующими порядочными людьми, то вас будут уважать. Сначала будут смеяться, что вы креститесь перед едой или после еды, потом, может быть, будут вас гнать, но в итоге вас все-таки будут уважать. Почувствуют в вас человека, на которого можно положиться, человека, который боится только Бога и больше никого. Такому человеку всегда будут доверять, и таких людей мало, это исключительные люди. Вот и будьте в числе этих людей. Ничего особенного вы не будете делать, вы просто будете верующими, честными людьми, которых так мало осталось во всем м? ре. Вот мое вам завещание, ибо являюсь Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви. Я прекрасно понимаю, что я не достоин такого высокого сана, но меня избрали и я должен повиноваться и как монах — жить за послушание.

Еще хочу сказать вам: чаще причащайтесь, потому что только Бог, если Он будет в вашем сердце, силен вам помочь. А чтобы Он был с Вами, надо прибегать к Церкви и ее таинствам. Христова Церковь непобедима и если вы будете на корабле этой непобедимой Церкви, то и вы тоже будете непобедимы. Будьте со всеми людьми любезными и даже ласковыми, никого не осуждайте, но свою веру сохраняйте и своей веры не уступайте никому и ни за что. Лучше умереть, чем изменить Истине, то-есть Христу. Вот вам мое краткое завещание, и прошу вас так мыслить, так чувствовать и так жить.

+ Митрополит Виталий


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru