Русская линия
Русский дом Елена Чудинова12.12.2013 

Призрак новой Орды

Тенденция тотальной замены плюсов на минусы (и наоборот) уже перестала удивлять. Она летит на всех парах, что мы видим хотя бы на скорбном примере с понятием «толерантность». Взятый из медицинского обихода, он нёс отрицательное значение: ослабление иммунитета, неспособность организма противостоять инородным телам. Казалось бы, ну что тут может быть хорошего?

Перейдя в обиход социальный, термин вцепился зубами в пенёк, перекинулся — и обернулся замечательной добродетелью. Строго говоря, это символично. Но чем дальше, тем больше уверенности в том, что нынешние толерантные установки — лишь дымовая завеса, под прикрытием которой вызревает идеология откровенного каннибализма.

От значения сакрального — жертвы Христовой — до значения самого житейского — без чего угодно можно выжить, был бы он — хлеб является доминантой русского самосознания. Русская цивилизация — земледельческая. Сакральное и житейское порою переплетаются в нашей судьбе слишком тесно: блокадные ломтики были не просто хлебом, но символом жизни. Иначе и быть не может: только русский мир слил в одном слове земледельца и христианина — крестьянин.

Народам кочевой истории труднее принять крест именно потому, что они не ведали цены хлеба. Набили оскомину постоянные упоминания о том, что кочевые народы, народы с «набеговым» типом экономики, также входят в сумму истории России. Всё верно, входят. Только по присоединении своём они принимали либо были принуждаемы к русским правилам игры: становились из разрушителей созидателями. Вспомним тут и Крым, и Казань с Астраханью: до России это были гнездовья разбойников, людокрадов. Антонимом крестьянина является кочевник. Выбирая своим символом знамя омерзительного разрушителя Чингисхана, некоторые идеологи подписываются под своей антикрестьянской сущностью. Раскладываем, сущность сия — антиземледельческая плюс антихристианская. Надо ли пояснять, что речь о движении неоевразийцев?

Атака на весь русский мирострой идёт последовательно и целенаправленно. То какие-то «общественники» таскаются по судам в попытке посмертно — посмертно! — засудить академика Б.А.Рыбакова за его учебник русской истории. («Негативная"-де оценка Батыева нашествия оскорбляет татар.) То режиссёр Бодров фильм «Монгол» снимает, получая «благословение» у шаманов на эдакую прелесть. То, глянешь, на днях какой-то Тюньдешев издаёт книгу под названием… «Великий хан Батый — основатель Российской государственности». Таких примеров не перечесть. Не считая восторгов о жизни «по адату» как «базовой ценности евразийских народов». (Уж не русского народа, во всяком случае. Русский народ с Ярослава Мудрого живёт по своду писаных законов.)

Чего они хотят от нас, все эти люди, евразийцы? В первый черёд — чтобы мы отказались от права на свою историю. Западные европейцы это уже сделали, признав крестоносцев дикарями и злодеями, искавшими в Святой земле «наживы». Сначала профессиональные историки смеялись. Какая нажива? В поход шли самые богатые из знати, снаряжали за свой счёт войска, терпели убытки из-за того, что собственные земли оставлены без хозяйского глаза. Жуанвиль в последний поход просто не пошёл, так и сказал королю: я эдак разорюсь. И зачем за «наживой» ехали нежные дамы, терпели все невзгоды и опасности пути, ну предоставили б рискованную «коммерческую операцию» мужьям. Так нет. «Я умираю, супруг мой! Умоляю вас, бросьте тело моё в ров осаждаемой крепости, пусть он наполнится поскорее, чтоб меньше наших воинов погибло!» Грязные крестоносцы впервые увидели на Востоке турецкие бани? Извините, сдаётся, Карл Великий жил немножко пораньше крестоносцев? Как же он час перед обедом плавал в бассейне? Почему Григорий Турский жалуется, что в монастырской бане ещё слишком пахнет извёсткой после ремонта? Все знают, что бани — установление древних римлян. Все перестают знать очень быстро. И вот уже сам историк вжимает голову в плечи, опасаясь сказать что-нибудь «нетолерантное». Себе дороже, карьеру загубишь научную.

А потом мы удивляемся, что эти западные европейцы впали в безумие разврата. Удивляемся, что порок, сто лет назад приведший за решётку даже великого британского писателя (перед законом-то великих нет), теперь предстаёт главной добродетелью. Что среди пунктов оценки качества обслуживания в британском отеле стоит степень «приветливости» к носителям этого порока. Минус на плюс, минус на плюс. Корни Европы выдраны. Ветер гоняет туда-сюда людей, потерявших свою историю. Им не за что удержаться — и они падают. А их место готовы занять другие. Уже занимают.

Вот последствия сдачи собственной исторической суммы.

Находясь в здравом уме — как мы сможем «позитивно» рассказать детям о дикой смерти русских воинов на Калке, о судьбе Козельска? О взятии Рязани? О Евпатии Коловрате? О Дмитрии Донском?

Относительно Куликовской битвы, впрочем, уже вывален воз грязного мозгового мусора. Какие-то «учёные» излагают на татарских националистических сайтах версии, что Дмитрий Донской сражался «за Орду» против клятого атлантистского ставленника Мамая с войском из сплошных генуэзцев. Это не смешно, Западная Европа уже досмеялась. А ведь сроду у нас не было проблем с татарами, невзирая на сложность давней общей истории. Не было, теперь есть. Потому что у нас теперь есть евразийство. Евразийство не призывает к добрососедству. Его задача — обрушить титульную нацию, титульную религию.

Помню, как Гейдар Джемаль нагло заявил мне в эфире: Москва — исторически мусульманская, потому, что «мы» сделали её столицей. Дали ей ярлык. Да мне всё равно, Тверь или Москва стала бы главным городом, отвечала я, лишь бы вас не было. Мы должны быть «благодарны» Орде? Мы и поблагодарили: каблуком нашего Государя, поправшего поганую грамоту — спустя сто долгих лет после битвы. Это тоже надо вычеркнуть из учебников, этот каблук сафьянового сапога? Он тоже кого-нибудь оскорбляет?

Покушение на историю — повсеместное. На древнюю, на новую. Вот уже Максим Шевченко приветствует открытие в Чечне памятника шахидкам, убийцам русских солдат. И, захлебываясь в собственной лжи, утверждает, что «русское общество было тогда на стороне Кавказа». Ну да, М.Ю.Лермонтов, например. Это не невежество. Это вражеская пропаганда.

«В российском МВД считают странным, что Нухаев оказался в Москве летом 2001 года для участия в конференции о „евразийстве“, организованной Александром Дугиным», — писал Пол Хлебников в книге «Разговор с варваром». Хлебников был убит. В убийстве Генпрокуратура обвиняет Нухаева. На евразийском сайте Нухаев до сих пор уважаемый «исламский традиционалист». Там пиитетно обсуждаются его заявления о праве российских мусульман жить родоплеменным строем. Ещё десяток миллионов мигрантов из Средней Азии — и родоплеменной строй воцарится повсеместно там, где тысячу лет стояло великое государство. Современное евразийство — проект, лоббирующий интересы исламского мира, проект в равной мере антирусский и антихристианский. Ради этого и искажается историческая ретроспектива, создаются этно-религиозные анклавы в городах.

Тем не менее не только Дугин, но и Джемаль пользуются всеми возможностями, предоставляемыми средствами массовой информации. При этом просматривается небезынтересная деталь: Дугин до неприличной льстивости вернопредан Путину, Шевченко тоже, между тем как Джемаль не скупится для гаранта на эпитеты самого нелестного свойства, даже ставит Кремлю какие-то маловразумительные «ультиматумы». Как остроумно выразился во время известных событий журналист Дометий Завольский: «Шевченко пошёл на Поклонную, а Джемаль на Болотную, чтобы в любом случае было приглашение на банкет на два лица». Для членов клуба «Флориан Гейер» оно, быть может, и так.

На каком уровне лоббируется исламизация России?

Азия, голая Азия: родоплеменной строй, адат, шариат. Летит в печку букварь Бартоломея. На земли креста движутся кочевье полумесяца.

http://www.russdom.ru/node/7307


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru