Русская линия
Православие и современностьМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)27.11.2013 

Вернуть устремление к Богу

28 ноября начинается Рождественский пост. О смысле поста мы писали не раз, но, как показывает опыт, вопросов о посте у верующих людей по-прежнему остается немало. Ведь кто-то из православных христиан постится впервые, а у кого-то вопросы появляются уже благодаря тому опыту поста, который человек приобрел. На вопросы о Рождественском посте отвечает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

— Владыка, есть ли у Рождественского поста какие-то особые отличия?

— Рождественский пост длительный, но менее строгий, чем Великий: в определенные дни Рождественского поста позволяется вкушение рыбы. Во всем остальном это точно такой же пост, как другие, потому что главное в нем — это приуготовление человека к великому празднику, в данном случае — к Рождеству Христову. А в чем может заключаться это приуготовление? В том, что человек старается очистить свою совесть, исправить свою жизнь, собраться внутренне и внешне.

Цель Рождественского поста, как и любого другого, — в том, чтобы человек остановился в повседневном беге своей жизни и подумал о Боге. Ведь как мы живем? Даже если мы верующие люди, христиане, ходим в церковь, то все равно потихонечку уклоняемся от нашего пути под самыми благовидными предлогами. Церковь знает об этом, поэтому она установила периоды поста, которые помогают человеку взять себя в руки и поставить на правильную дорогу.

Пост — это время, когда мы через воздержание от некоторых видов пищи, от развлечений, от излишней суеты и злых дел стараемся вернуть своей душе правильное устроение — ее устремление к Богу. Если мы эту цель осознаем и ставим перед собой, тогда наш пост будет полезен. Тогда не так уж важно будет, насколько строго мы постились, хотя, конечно же, телесный пост соблюдать нужно. И надо это делать, учитывая состояние своего здоровья, потому что, как сказано в Древнем патерике, мы не телоубийцы, а страстоубийцы. Постом мы убиваем не тело, а страсти. Действительно, общеизвестно, что человек постящийся, внимательный к себе, легче справляется со своими недостатками. Поэтому пост — это не только воздержание в пище. Церковь всегда об этом говорит, но не всегда бывает услышанной. Обычно вновь и вновь нас начинают спрашивать о мельчайших подробностях «гастрономического» поста. Но дело в том, что даже если мы ничего не будем есть, но при этом будем вести столь характерный для нас рассеянный образ жизни, то смысла в таком посте не будет.

— Но время Рождественского поста — новогоднее — кажется, как никакое другое способствует рассеянности. У взрослых — корпоративы на работе, походы друг к другу в гости, у детей — утренники, елки, новогодние каникулы… Все это накладывает свой отпечаток на время поста.

— Вы знаете, я слышу это столько, сколько нахожусь в Церкви. И меня всегда удивляет вот что: когда вроде бы совершенно нормальные, абсолютно добропорядочные люди говорят о новогоднем времени, создается такое впечатление, что подразумевается какой-то неистовый разгул, вакханалия. И я всегда хочу спросить: «А вы как проводите Новый год? Неужели действительно „до положения риз“ или все-таки поспокойнее?». Нет ничего страшного в том, чтобы сходить к кому-то в гости, сводить детей на елку. Нет совершенно ничего плохого в неукорительном проведении этого праздника, ставшего у нас традиционным. Да, мы, христиане, понимаем, что Новый год — это замена, некий двойник Рождества, создававшийся в сознании советского человека. Но праздник прижился, и я не вижу ничего страшного в том, что люди его отмечают нормально, по-человечески. Даже если вы пришли в гости к своим родным, неужели сегодня за хорошим праздничным столом человек не найдет себе чего-то, что он может съесть в постное время? Конечно, найдет: и салаты, и овощи, и рыбу, и какие-то морепродукты. Можно выпить бокал вина, шампанского. Ничего преступного в этом совершенно не будет, если при этом человек помнит, что идет пост, знает, для чего этот пост, какие требования надо к себе предъявлять.

Более того, я считаю, что зимнее каникулярное время, которое мы имеем сейчас, — большое благо для верующих людей. Последняя неделя Рождественского поста, со 2 января, — достаточно строгая. И каникулы как раз дают людям возможность ходить в храм, посещать богослужения, поговеть в полном смысле этого слова и тем самым нормально подготовиться к Рождеству. Поэтому я не отдал бы никому эту неделю перед Рождеством, которую разница в календарях так счастливо помогает нам провести по-христиански.

— Часто можно услышать: зимнее время в России для большинства людей и так очень тяжелое: холод, темень… Тут бы сохранить силы для работы, домашних дел. А нужно поститься, чаще ходить в храм…

— Вы знаете, верующие люди так не говорят. Верующие люди постятся и Бога благодарят. А говорят так люди, которые поститься не хотят. Но ведь их никто и не заставляет! Пожалуйста, если вам трудно, зимнее время, холодно и грустно, так ешьте то, что вам хочется. Тем более, если у верующего человека есть проблемы со здоровьем — и мы тоже об этом постоянно говорим — пост или ослабляется, или отменяется совсем. Для больных, престарелых, беременных и кормящих женщин, путешествующих, несущих службу в армии — для очень многих категорий людей пост отменяется. Но поститься при желании можно по-разному. Можно просто отказаться от какого-то одного вида продуктов. Можно сделать так, что даже при полном столе у человека внутри будет настоящий пост, если он будет предъявлять к себе все те требования, о которых христианин должен помнить не только во время поста, но и во все дни своей жизни. Тогда этот пост пройдет для него с большой пользой.

Все зависит от внутреннего состояния человека. Мой первый полноценный пост был в армии, на последнем году службы, перед дембелем. Я покупал консервированную болгарскую фасоль в больших банках и вот ею питался почти весь Великий пост. После демобилизации я собирался подавать документы в семинарию. Я очень хотел поститься — и нашел возможность поститься даже в армии, мне ничто не помешало это сделать.

Если же относиться к посту как к какой-то неприятной обязанности, обузе, которую хорошо было бы как-то обойти, тогда лучше вообще не думать о посте. Потому что пост — это добровольная жертва, которую человек приносит Богу для переустроения своей души. А если не ставишь перед собой такой цели, то и поститься не надо.

— Владыка, на нашу почту пришло несколько вопросов относительно Рождест­венского поста. Вот один из них: «Если семья у меня пост не держит, а я очень хочу поститься, как мне поступить? Ирина».

— Готовить для семьи то, что ест семья, а для себя — что-то постное. Моя бабушка всегда так делала. Все ее близкие не постились, а она постилась всегда. Что-то себе делала, готовя обед,?— кашу, супчик постный, постилась — и никто не знал об этом. Она вообще эту проблему ни перед кем не ставила: готовила полноценные мясные обеды, завтраки, ужины для своих близких, а сама соблюдала пост всю жизнь. И я знаю, раньше таких людей было много. Они делали это, не считая подвигом, не переживали по этому поводу, никого ни в коем случае не упрекали, а сами постились. И это было лучшим примером, гораздо более действенным, чем если бы они кого-то пытались заставлять поститься.

— Следующий вопрос: «Я в церкви 10 лет. За это время я научилась находить определенные компромиссы, готовить вкусную постную еду, даже в праздничном варианте. Но все же пост — это самоограничение. Не согрешаю ли я тем, что стараюсь готовить вкусно и для себя, и для других?»

— Лучше отказаться от каких-то видов пищи, которые формально являются постными, но к которым у человека есть пристрастие. Ведь пост — это действительно самоограничение.

— «Я читала, что лучше недопоститься, чем перепоститься. Как это понять?»

— Имеется в виду, что не стоит брать на себя сразу какие-то очень высокие подвиги. Скажем, если человек, прочитав Древний патерик или другие монашеские книги, пытается соблюдать тот устав о посте, который печатается иногда в наших календарях, и который происходит как раз из этих древних монашеских обителей; начинает себя утеснять, не рассуждая. Но не надо забывать, что мы сейчас, в нашей повседневной жизни питаемся далеко не так, как христиане в IV—V вв.еках, населявшие египетскую пустыню. Для них тот пост, который они держали, не очень сильно отличался от их обычного рациона. Но если сегодня от нашей обычной разнообразной пищи резко перейти на хлеб и воду — много чего может случиться с человеком. Вот в этом плане, я думаю, это выражение правильное: лучше недопоститься, чем без рассуждения попытаться сразу вскочить на ту высоту, которая для нас сегодня малодоступна.

— Следующий вопрос мне приходилось слышать не раз: «У меня нет силы воли соблюдать длительные посты. Когда я не ем мяса, я становлюсь злой и грубой. Я и правило читать не могу, и вообще ничего не могу делать регулярно. Как быть?».

— Думаю, нужно постепенно учиться посту. Надо начать поститься по средам и пятницам, попробовать хотя бы год так пожить, и уже будет легче. И еще нужна правильная мотивация, мы говорили об этом в самом начале. Время поста нельзя рассматривать как некое измывательство над самим собой, когда человек непонятно из-за чего лишается очень хороших и нужных вещей. Это самоограничение ради Бога. Но сегодня у человека нет привычки к самоограничению в принципе, это общая особенность. Все меньше и меньше людей готовы себя в чем-то ограничивать, потому что всем нам, с раннего детства до старости, говорят, что наша задача — взять как можно больше от жизни, от людей, от окружающего мира и ни в коем случае себя, дорогих и любимых, ни в чем не ущемлять. Это губительная идеология, которая может уничтожить человечество: мы можем превратиться в группу особей, которые будут только требовать чего-то и, не получая, друг друга уничтожать. Это страшное качество, с ним нужно бороться, нужно что-то ему противопоставлять. И, кстати, пост — очень хорошее средство для того, чтобы начать бороться с этим господствующим сегодня в мире явлением.

Я бы посоветовал задуматься автору этого вопроса и постараться как-то проверить себя: «Что я могу сделать? От чего могу отказаться?». Если не ради Бога, если пока это сложно и трудно воспринимается, а ради других людей? И потихонечку начинать себя к этому приучать.

Будут ли в этом году в Саратове богослужения в новогоднюю ночь?

— Да. Как и в предыдущие годы, целый ряд храмов Саратова будет открыт в новогоднюю ночь, и в них будут совершаться богослужения. Это Троицкий собор, храм «Утоли моя печали», Казанский, храм Рождества Христова, может быть, ряд других. Это новая традиция, возникшая в последние годы, и она, я думаю, оправданна. Хоть мы и говорим о том, что нет ничего преступного в праздновании Нового года, но все-таки для очень многих верующих, церковных людей более привычно праздники встречать в церкви. Эта традиция зародилась в Москве, на моих собственных глазах, и, кстати, ее «автором» был отец Тихон (Шевкунов). У него в Сретенском монастыре впервые начали совершать богослужение в новогоднюю ночь, потом и в других московских храмах. И когда я приехал в Саратов, здесь это нашло поддержку. Не скажу, что храмы в эту ночь ломятся от народа, но какой-то основной костяк прихожан в это время с большим удовольствием присутствует. Далеко не всем интересны новогодние телепередачи, не у всех есть возможность пойти к кому-то, потому что очень много людей одиноких. И практически ни у кого из живущих в городе нет возможности в эту ночь заснуть нормально из-за того, что творится на улицах. Видите, сколько причин для того, чтобы в новогоднюю ночь пойти в храм и встретить там Новый год с близкими людьми.

Фото Александра Мирошниченко

Газета «Православная вера» № 21 (497)

Подготовила Наталья Горенок

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013−11−27−00−32−36-vernut


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru