Русская линия
Православие и современность Ксения Гаркавенко26.11.2013 

Чтобы кораблики держались на плаву

Без репортажа из саратовской глубинки, из сельского прихода не обходится ни одного номера журнала Саратовской митрополии «Православие и современность». Мы рассказываем о самоотверженном труде священников, но ведь не только он важен для того, чтобы в глубинке, в селе не пресеклась духовная жизнь и, как следствие, жизнь вообще. Важно стремление людей к вере и Церкви, готовность потрудиться на благо храма, сплоченность приходской общины. Сегодня мы расскажем вам именно о таких людях и приходах.

Надежды поющего прихода

Временный храм в честь Вознесения Господня в п. Сторожевке— А вы заметили нашу главную особенность? У нас приход поющий. Это нас сближает с первыми христианами, правда?

Храм в честь Вознесения Господня в Сторожевке Татищевского района — это на сей день вагончик. «Переходящий, как знамя», — шутят прихожане. Трем селам уже успел послужить этот вагон, пока строили там настоящие храмы. Построят ли настоящий храм в Сторожевке? Неизвестно; проект готов, вся бумажная работа проделана, но серьезных жертвователей пока нет, хотя Сторожевка считается поселением городского типа: пятиэтажки строил и всю инфраструктуру в ней создавал Газпром ради своей газокомпрессорной станции.

Зато есть другое: обычные люди, сторожевские православные. Они не стали ждать, когда кто-то к ним приедет и все за них сделает: сами добились, чтоб в селе появился храм, чтоб началась в нем литургическая жизнь. Это было совсем не так просто, на самом деле!

— Нам очень долго не отдавали участок земли, — рассказывает староста прихода Ирина Евгеньевна Новикова, — я ездила за этим в райцентр полтора года. Деньги за оформление документов приходилось собирать всем миром, кто сколько может. Но богослужение все это время — пока не было еще вагончика — у нас все равно совершалось: администрация выделила нам половину неработающего полуразрушенного магазина. Там такие страшные стены были, мы купили ткань и затянули эти стены. Батюшка приезжал из Светлого по воскресеньям, когда-то мы ездили на службу в Светлый. А теперь у нас отец Иаков с матушкой Еленой. Мы их очень любим, только…

Только иногда старосте прихода становится неловко перед батюшкой и его семейством. Мы, дескать, выпросили себе постоянного священника, а легко ли ему у нас жить и служить — на съемной квартире с двумя маленькими детьми? Какой с нашего вагончика доход, какое содержание? В городе-то легче им было бы…

Священник Иаков Коробков и его супруга Елена молоды: для отца Иакова это первый приход, на котором он служит самостоятельно. У обоих Коробковых музыкальное образование: учились в Волгограде на регентском отделении Царицынского православного университета имени преподобного Сергия Радонежского, пели в больших церковных хорах и управляли хорами. Теперь Лена — единственный профессионально поющий человек в сторожевском храме-вагончике. Остальные поют непрофессионально, но благодаря матушке — удовлетворительно и, главное, с огромной радостью.

— С первой же службы здесь, в Сторожевке, — продолжает батюшка, — мы заметили, что люди очень хотят петь, и нам нужно было только это желание поддержать. Я закупил на складе брошюры с чинопоследованием всенощного бдения и Божественной литургии и с параллельным переводом текста, чтоб людям было абсолютно все понятно. Лена стала заниматься с прихожанами, и через некоторое время наш приход пел уже практически все: и предначинательный псалом, и «Свете тихий…», и «Блажен муж…», и все ектеньи, и «Ныне отпущаеши…», и великое славословие, и «Честнейшую Херувим…»… А через пение люди постигают богослужение, по-настоящему проникаются им.

Отец Иаков не жалуется. Жаловаться у наших сельских батюшек вообще не принято. Принято радоваться:

— Нам повезло: у нас хорошая, дружная община, человек тридцать, которым этот храм был нужен изначально, нужен сегодня и будет, надеюсь, нужен всегда. Благодаря им наш приход, как кораблик, держится на плаву.

Когда в Сторожевке появился этот бывалый вагончик, его пришлось сначала ремонтировать — красить, менять полы, а потом — искать деньги на внутреннее убранство и утварь. То есть в очередной раз пускать по кругу шапку. Вагон отремонтировали, шапка, проделав круг, вернулась не пустой. И батюшке с ремонтом жилья помогли, что немаловажно, потому что вселяться Коробковым пришлось в квартиру, пострадавшую от пожара. Забота прихожан о семье священника, их постоянное участие в том, что должно, казалось бы, составлять сугубо семейную проблему, — это тоже отличительная черта сторожевского прихода:

— Я не знаю, что бы мы делали без женщин, которые нянчатся с нашими малышами, пока я служу, а Лена поет, — говорит отец Иаков. — Нам ведь больше не с кем их оставить.

Даша — из молодых прихожан, сейчас в декретном отпуске с первенцем; а в храм они с мужем и ребенком приходят каждое воскресенье. Даша говорит, что семья священника, которая все время на глазах, стала для нее примером семейной жизни: «Посмотришь, как у них все ладно, складно…». Меня, кстати, это не удивляет, в сельских приходах я слышала такое не раз.

После службы прихожане не спешат расходиться. Батюшка поздравляет прихожанку Юлю: она часто приходила в храм, не будучи при этом крещеной, но вот решилась наконец «и стала полноправным членом нашей христианской семьи» — так говорит батюшка. Очевидно, что люди здесь умеют радоваться друг за друга; что они действительно вместе. Но что будет завтра? Пенсионерка Зинаида Петровна — из тех, кто стоял у истоков, кто собирал подписи под первым письмом к правящему архиерею: переехав в Сторожевку из Саратова, она никак не могла смириться с тем, что здесь совсем нет церкви. А теперь сетует, что «помощи нам сейчас ни от кого нет» и новый храм — неизвестно, когда построят:

— А ведь большинство наших прихожан или работали, или работают в Газпроме.

Вагончик маленький. Двадцать пять прихожан — это уже очень тесно. А люди к храму тянутся. Кто-то приходит впервые, очень мало еще зная о Православии. Кто-то приезжает в родное село на выходные и тоже спешит на службу… Но не всегда может в вагончик войти. В праздники, на Рождество, на Крещение и Пасху, люди вынуждены стоять снаружи. Понятно, кто-то будет стоять, а кто-то уйдет. «Стены вагончика сдерживают рост общины», — так говорит отец Иаков.

Поодаль — закладной камень и Поклонный крест: место под строительство нового Вознесенского храма, освященное в 2010 году Епископом (теперь — Митрополитом) Саратовским и Вольским Лонгином. Предлагаю всем приходом сфотографироваться возле этого креста. И не терять надежды.

Марина Бирюкова

Святая помогает трудящимся

Храм во имя святой Матроны Московской в п. Красный ОктябрьО приходе храма во имя святой блаженной Матроны Московской, что в поселке Красный Октябрь Саратовского района, я услышала еще в областном центре. «Там замечательная община, — сказала мне сотрудница епархии, бывающая в тех краях. — Очень дружные, храм, можно сказать, сами построили».

Расположен храм в подвале обычной пятиэтажки. Над входом — маленький купол с крестом. Спустившись по ступенькам, попадаем в помещение, служащее притвором, здесь же расположена свечная лавка.

В тот день молящихся за Литургией было немного. Но постоянные прихожане уверили нас, что всему виной непогода — за окном шел проливной дождь. А обычно по воскресеньям бывает человек 30−40, на двунадесятые праздники — 50−70.

После Литургии беседуем с прихожанами о том, как все начиналось. Сначала был храм во имя Архангела Михаила в селе Михайловка, расположенном в 12 километрах от поселка. Построенный в начале XIX века, он, как ни странно, уцелел в десятилетия гонений, но богослужения в нем не совершались. В конце 1980-х годов храм был возвращен общине верующих.

— Начали восстанавливать, — рассказывает Галина Александровна Хуснетдинова, староста и бухгалтер храма во имя святой блаженной Матроны Московской, — собирали деньги, привлекали людей. Сначала храм был холодный, крыша открытая. У нас там буржуйки стояли, углем, дровами топили. После мы храм утеплили.

Но 12 километров от поселка — всё же далековато. Верующим очень хотелось, чтобы храм был свой, здесь, в Красном Октябре. Собрались единомышленники, начала складываться община. Сначала просто встречались на дому у одной прихожанки, вместе читали духовную литературу, пели, потом…

— Начали хлопотать перед поселковым советом, писали письма, — продолжает рассказ Галина Александровна, — и власти нам выделили вот это помещение. Здесь находилось заброшенное общежитие компрессорной станции и сараи, которые люди тоже забросили, когда построили погреба. Когда мы сюда впервые пришли, здесь ужас что было. Вода стояла, плавали вещи. Стены пришлось ломать, всё переделывать. Мы поднимали полы, штукатурили, меняли проводку, трубы. Щебень возили, всё сами — в основном одни бабушки. Облачения тоже сами шили.

— А мужчин что, не было?

— Двое мужчин с нами постоянно работали: Иван, муж одной нашей прихожанки, и Геннадий, бывший военный, он теперь в нашем храме алтарник. Мы всё время молились Матронушке, и она нам помогала.

— Галина, помнишь про песок? — говорит одна из прихожанок. — Вот сидим однажды: нужен нам песок, строитель ждет, а купить не на что. И вдруг заходит женщина из Саратова и дает нам три тысячи рублей — на песок. Мы оторопели — просто чудо какое-то! И еще похожие случаи были.

— Выкладывали плиткой алтарь, нанимали рабочего, — подключается к разговору казначей прихода Александра Ивановна Коровина. — Ему нужно было заплатить 30 тысяч. А где взять? Пошли, заняли ненадолго, допустим, до завтрашнего дня. И всё, завтра проходит — а у нас денег нет, и где на этот раз взять, не знаем. — В голосе женщины и сейчас, годы спустя, звучат нотки волнения. — И вот звонят мне и говорят: Александра Ивановна, радость-то какая: нам на строительство храма 30 тысяч пожертвовали. Представляете, как раз ту сумму, которая была нужна, чтобы расплатиться с долгами! Вот так и строили храм, всем миром.

Храм жив трудами этих женщин: Александра Ивановна, Галина Александровна, Нина Яковлевна— Без Галины Александровны ничего бы не было, — говорит кто-то из прихожан.

— Да что я, — отмахивается староста. — Разве один человек тут что-нибудь может. Мы все вместе… Энтузиазм был великий, много людей приходило помогать. С 2006 по 2009 год всё приводили в порядок, благоустраивали. Люди приносили иконы, жертвовали в будущий храм. Потом заказали большую храмовую икону, жертвователи помогли. У нас приход очень дружный. Уборка — значит, собираемся все вместе и убираем, не смотрим, у кого что болит.

Приход действительно дружный: по завершении богослужения практически все, кто был на службе, собираются в трапезной. Во главе стола — священник, служивший в этот день — отец Дионисий Елистратов (постоянного батюшки в храме на момент нашего визита не было). Совместная трапеза — она же и беседа на богословские темы. Прихожане почтительно слушают батюшку, задают вопросы.

— Мы очень рады, что священник приезжает к нам теперь по воскресеньям, — говорят прихожане после трапезы. — Раньше службы были только в пятницу и субботу. Батюшки чудесные, спасибо им большое, мы проповеди слушаем, а после богослужения у нас вот такие евангельские беседы. Мы же не знаем многого… Очень довольны, что в поселке свой храм, очень Владыке Лонгину за это благодарны.

Есть, конечно, и проблемы, одна из которых — отсутствие воскресной школы для детей. Раньше школа была, ее основала и руководила ею Ирина Николаевна Романова, тоже приложившая немало усилий к открытию в поселке храма. Потом Ирина Николаевна переехала в Саратов, преподавать в школе стало некому. Но школа нужна — прихожане очень остро это ощущают. Будет школа — будет и молодежь, которой сейчас в приходе, увы, маловато (кстати, немногочисленные юноши и девушки, бывшие на службе, в свое время воскресную школу посещали). Впрочем, прихожане надеются, что со временем эта проблема решится. И очень верят, что не век их храму быть в приспособленном помещении, что когда-нибудь над поселком воздвигнется настоящий храм, прихожанами которого станут их дети и внуки.

На следующий день после беседы с жителями поселка стало известно, что в храм во имя святой блаженной Матроны Московской назначен новый настоятель, священник Никита Рогожин. На Троицкую родительскую субботу отец Никита служил на приходе во имя Матроны Московской первый раз. Уже в Саратове мы встретились с ним, и он поделился своими впечатлениями о новом приходе.

— Видно, что община очень сплоченная, — говорит настоятель, — действительно, тот случай, когда приход как одна семья. Они все знают друг друга, знают, кто по какой причине не пришел сегодня на службу, проблемы приходской жизни воспринимают как свои личные. Словом, первые впечатления самые благоприятные, — заключает батюшка, но тут же оговаривается: все же нужно узнать людей поближе, побольше пообщаться с ними.

— А не возникнет ли проблем в связи с тем, что это — приписной приход, а основное место Вашего служения — храм в Михайловке?

— Может ли человек, имеющий двух детей, сказать: вот этот ребенок дорог мне в большей степени, а вот этот — в меньшей? Так и здесь: ни один приход не должен чувствовать себя второстепенным, обделенным.

— А детская воскресная школа при храме будет?

— Обязательно будет. Воскресная школа, воцерковление детей, молодежи — это завтрашний день прихода.

Оксана Гаркавенко

Фото Юлии Ракиной

Журнал «Православие и современность» № 26 (42)

Подготовили Оксана Гаркавенко и Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013−11−26−00−47−41-korabliki


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru