Русская линия
Православие.RuПротоиерей Валериан Кречетов26.11.2013 

О повторных браках и венчании
Беседа с протоиереем Валерианом Кречетовым

Брак, семья, венчание — это вопросы, которые сегодня активно рассматриваются с различных точек зрения не только в церковных СМИ. Остроту этим дискуссиям придает и ставшая уже для многих привычной практика частой смены так называемых «партнеров», без скрепления отношений рамками семьи и каких-то обязательств друг перед другом. Конечно, это касается в первую очередь людей, далеких от Церкви, но что греха таить, ведь и церковные браки не всегда выдерживают испытание временем и обстоятельствами. Вот почему, вероятно, одной из главных тем, вокруг которой сосредоточилось обсуждение проекта документа «Об упорядочении практики совершения браков, в частности повторных», стал повторный брак. А насколько возможно вступление во второй и третий брак по благословению Церкви, то есть в брак, освященный церковным Таинством? Об этом мы беседуем с известным духовником протоиереем Валерианом Кречетовым, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в Акулово.

— Отец Валериан, а разве возможно в принципе совершение второго венчания при живом супруге?

— При живом супруге, согласно Святому Евангелию, только при одном условии: если прежний брак распался из-за прелюбодеяния. При живом супруге во второй раз венчалась, например, Маргарита Тучкова (по благословению митрополита Филарета). Конечно, это был исключительный случай, но бывает всякое. Церковь ведь идет по пути милосердия, по пути любви.

В Церкви существуют три положения: «нельзя», «не положено» и «не принято». «Нельзя» — значит, нельзя. «Не положено» — например, не положены поклоны по уставу, бывают еще какие-то обстоятельства, когда что-то не полагается. А есть некоторые вещи, которые совершать принято определенным образом — или же не принято.

Существует всего два чина совершения таинства брака. Причем второй чин — для вступающих во второй брак (если один из супругов овдовел). А при живом супруге — особый случай. Если вторая половина уходит из семьи и не желает жить с бывшим супругом, то — как сказал Господь: «даст книгу распустную…» Но, добавляет Он, — «за жестокосердие ваше». А вообще-то, кроме как из-за прелюбодеяния, не должен супруг отпускать свою вторую половину. Но бывает, что по-человечески один из супругов не выдерживает, например, пьянство другого или что-то еще.

А сейчас большим бедствием стало то, что теперь всё переводят на деньги. Часто слышатся упреки супругов: «Ты не зарабатываешь!» или «Ты мало зарабатываешь!» Да мало ли кто сколько зарабатывает! Но сегодня миром правит капитал, деньги, они в современном мире находятся «во главе угла».

Разумеется, третьего венчания не существует. Но сегодня у нас всё настолько перепутано, что трудно понять: они венчались? А как считать, в который раз: в третий, в четвертый или в пятый? Они повенчались, брак считается… А теперь еще появился так называемый «гражданский брак» (ГБ). «Гражданский блуд» в сокращении, он же — «гражданский брак». Это, конечно, беда нашего времени…

В этих случаях один только выход: молиться и просить вразумления от Бога. Разобраться, кто прав, кто виноват, сложно: в любой истории есть вина каждого человека. Конечно, больше виноват тот, кто умнее. А как Господь судит — это уже Его святая воля.

— Когда рукополагается священник, он снимает свое венчальное кольцо, кладет его на престол, символизируя тем самым, что он обручается с Богом…

— Это его особое служение. Венчаться священник может только один раз.

— Однако проект нового документа выносит на обсуждение вопрос о возможности второго венчания и для священника в том числе. Всем нам известны ситуации, когда молодой батюшка после внезапной или трагической кончины своей супруги остается в одиночестве с многочисленной семьей на руках. Помимо своего церковного служения, он оказывается связан и бытовыми обязанностями, а часто эти батюшки вообще еле сводят концы с концами — у нас множество и бедных приходов.

— Вообще-то такие примеры история Церкви знает, но ни о каком «втором венчании» речи никогда не шло. Например, отец Алексий Мечёв овдовел и остался с семей на руках. Все мы знаем его жизненный путь…

Дело в том, что здесь важно усматривать пути Промысла Божия — невозможно говорить отвлеченно. Значит, такова воля Божия.

Видите, в чем дело: если мы идем на какие-то поступки, выбираем себе какие-то обходные пути, значит, мы не честны перед Богом и самими собой. Пример военных: если ты выбрал военную карьеру, ты знаешь: или ты останешься калекой после войны, или вообще погибнешь! Но ты выбрал этот путь и готов к нему. Или ты выбрал себе карьеру моряка: они по полгода часто вообще не видят свою семью — и должен принимать такое положение вещей. Это уже выбор каждого отдельного человека! Другое дело, что не все серьезно осознают это.

Когда-то я сказал своему отцу о желании уйти в дальнее плавание, а он ответил: «Пока ты молодой, тебя тянет в путешествия. А когда у тебя будет семья и ты будешь где-то болтаться вдалеке от нее, так белугой завоешь!» Это он просто так образно сказал, но была в его словах и подсказка: кто может выдержать? И врачами не все могут быть, и в морге не у всех получится работать. Это — особенности каждого служения.

— Часто у многих вызывает вопросы связь Церкви и современного государства. Ведь сегодня Церковь считает брак действительным и совершает венчание лишь в том случае, если существует гражданское оформление брака. Да, нам известны слова апостола Павла: «Нет власти не от Бога» И всё же… Как может Церковь признавать брак, лишь документально зафиксированный, и только на основании этого документа совершать Таинство венчания? Разве недостаточно одного церковного венчания, именно Таинства, ведь «браки совершаются на Небесах» (если опустить, конечно, формальную сторону этого вопроса)?

— Мы не больше апостола Петра, который сказал: «Если и все отрекутся, я не отрекусь!» — а потом трижды отрекся, да еще с клятвою. Поэтому предусмотреть, как себя поведут люди, вступающие в брак, очень трудно. Часто про себя не знаешь, что сказать, а уж тем более о чужих планах. Нам, конечно, нередко приходится с этим сталкиваться и разбираться. Вот, например, люди разошлись. Кому принадлежит дом? А он ни на кого не оформлен — получается: никому не принадлежит… И так далее. Конечно, это не самое главное в духовном смысле, но если формальная сторона так уж не важна — почему ее не выполнить? Почему и не расписаться, если никакой разницы нет? Для Таинства это никакого отношения не имеет, почему не сделать? Если нет никакой разницы: распишись, венчайся, живи…

Это как в случае с соблюдением поста. Говорят: «Не всё ли равно, что нам есть?» Да, всё равно: так и ешь постное! Или еще: «Да какая разница, с маслом мы едим или без масла (растительного)?» Ну, если нет никакой разницы, так и ешь без масла!

— Важно послушание Церкви?

— Да, послушание Церкви. Ведь не сложно это, в самом деле: ну почему не расписаться? Дело в том, что Церковь все-таки признает брак, с уважением относится к браку.

Надо понимать, что вообще брак — это не церковное, это гражданское установление. Брак существовал еще до христианства, это древнее установление у многих народов. Но если у человека был второй брак, конечно, он не может быть священником (пусть даже это был и невенчанный брак). Всё равно это был брак! По уставу — так.

Конечно, бывают тут и исключения, бывает власть архиерейская, но вообще-то — это так!

— Некоторые священники поступают в каких-то случаях «по икономии», хотя часто подобная «икономия» не встречает отклика в сердцах верующих. А бывают редкие случаи, когда человек из монастыря приходит в мир и венчается…

— По Уставу, такой не имеет права венчаться! Гражданский брак в таких случаях возможен, но не церковный!

— Хотелось бы попросить вас, дорогой отец Валериан, обратиться к нашим читателям с пастырским словом. Сегодня такое лукавое время, когда многие из нас вроде бы живут в ограде Церкви, но подчиняются своим законам и установлениям, выработанным лично для себя, которые кажутся более приемлемыми. Часто каждый строит какую-то частную церковную жизнь для себя, не имея возможности жить жизнью прихода.

Когда мы говорим о приходской жизни, которая была до революции и существует сегодня в некоторых Поместных Церквах (например в Сербии), нам трудно представить себе, что это такое в действительности. Там на приходе часто собираются после Литургии, обсуждают какие-то животрепещущие вопросы, да просто говорят о прочитанном Евангелии… Как вы думаете, что сегодня является важным для прихода?

— Тут нужно помнить одну важную вещь: давайте сравним Сербию и Россию по размерам: малым коллективом всегда легче управлять!

Когда-то, в свое время, мне был задан вопрос по поводу глобализации. А до этого я как-то прочитал одну статью (независимо от этого) о том, что если человек создаст аналог человеческого мозга (начиненный всякими микрочипами), а одна десятитысячная этих элементов его не сработает — значит, и вся эта система работать уже не будет, безнадежно! Потом уже отец Иоанн Вавилов сказал мне: вроде бы пришли к выводу, что чем человек сложнее, тем надежнее. А оказалось наоборот: чем сложнее — тем безнадежнее. Еще один западный вольнодумец сказал: «Для больших государств необходима диктатура». Такое вот общественное управление возможно только для небольших обществ, потому что там еще как-то можно удержаться.

Больше того, келейник владыки Нестора, ныне покойный, рассказал мне интересную историю. Когда спросили его, как он относится к построению коммунизма, он ответил: «Бесполезное занятие!» Его спросили: «Вы что, против?» — «Нет, не против, но занятие бесполезное!» — «А почему?» — «Да потому что у первых христиан уже было всё общее, но долго они не продержались!» А дальше уже больше не экспериментировали, потому что дальше уже невозможно.

Так вот, сравнение это с Сербией, например, можно как-то понять из этого примера: если организация небольшая, там легче всё это устроить.

У нас ведь тоже есть отдельные приходы, где идет настоящая приходская жизнь. Но территориально в больших городах они рассредоточены, поэтому тут и сложнее всё! Это что касается приходской жизни.

А если говорить о самочинии, то об этом сказал еще святитель Феофан Затворник. Он писал, что дух самости, дух разделения привел к тому, что Западная Церковь отделилась от Восточной. А потом этот дух самости стал делить и Западную Церковь (и Восточную, кстати) на всякие национальные и еще какие-то ветви. Пытается он разделить Церковь. Сначала была одна Церковь, потом — две, потом возникли различные государства. Теперь что ни город — своя Церковь. А под конец, как говорят, будет так: «что ни голова — своя вера». Об этом писал святитель Феофан. Так что это всё предсказано. Нам нужно вернуться к истокам, к тому, что было до нас.

Например, была Оптина, были отец Иоанн Кронштадтский, отец Георгий Коссов… Были отдельные светильники со своими приходами — мы и должны к этим образцам возвращаться. А там — как уж получится. Так и получится!

— На днях в свет выходит ваша новая книга «Как нам обустроить себя?». Расскажите, пожалуйста, немного о ней.

— В эту книгу собрали слова, сказанные перед исповедью. Ведь когда блудный сын «ушел на страну далече», по возвращении к отцу он (как сказано в Евангелии) «пришел в себя». «Пришел в себя» — то есть он оценил свою жизнь, сравнил ее с прежней, и с этого началось у него движение к покаянию, движение к возвращению в родной дом.

Вот это как раз и есть: «обрести себя». Об этом отец Сергий Мечёв говорил: «Нужно в себе самом найти образ Божий». И в каждом человеке видеть образ Божий. Потому что именно об этом сказано в Евангелии: «Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят». И не только Бога они узрят — они в каждом человеке увидят образ Божий! Поэтому для чистого всё чисто, а для нечистого — всё нечисто. И признак чистоты — не видеть грехи других людей. А признак нечистоты — это именно когда мы видим только грехи другого человека.

Этот образ Божий — его в себе именно нужно, прежде всего, обрести и восстановить. Собственно, что такое образование? Образование — это воссоздание в человеке образа Божия. Это — первое. Второе — умение мыслить. И только на третьем месте стоят знания. Но первое — это восстановить в себе образ Божий, образоваться! То есть быть совершенным, «как Отец ваш Небесный совершен есть»!

С протоиереем Валерианом Кречетовым

беседовал Николай Бульчук

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/66 120.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru