Русская линия
Богослов. RuИеромонах Даниил (Чадаев)25.11.2013 

Нравственность как аксилогический аспект права

Представленная публикация является попыткой рассмотрения права с нравственных позиций и нравственность как аксиологическую, т. е. ценностную и неотъемлемую составляющую права.

Весь опыт политико-правовой мысли говорит о том, что сила, основанная на убеждении, более действенна, чем сила, основанная на принуждении. Убеждение же зиждется на определенных идеях, воспринятых человеческим разумом как определенный путь действий, взаимоотношений в обществе. Идеи, на которых основано право, нравственны по своей сущности, это свобода, справедливость, равенство. Эти идеи вечны, они носят неизменный характер и будут значимы до тех пор, пока существует общество, основанное на праве. И чем острее социальный кризис, тем сильнее возникает потребность строить социальную жизнь на крепком нравственно-правовом основании.

В данной статье мы рассмотрим право с нравственных позиций и нравственность как аксиологическую[1], т. е. ценностную и неотъемлемую составляющую права. Сегодня трудно найти более важную и в то же время непростую тему для исследования, чем проблема нравственной составляющей права. Актуальность данной темы определяется тем, что нравственность и право являются фундаментальными ценностными, аксиологическими формами человеческого бытия, нераздельно связанными между собой генетическими и историческими нитями, но в то же время все больше удаляющимися друг от друга в представлении современного общества. Этот вопрос приобретает сегодня большую значимость и в связи с развитием и усложнением государственно-общественных отношений. Социально-философская мысль всегда обращала весьма пристальное внимание на вопросы правосознания, в том числе на обоснование и оправдание правового идеала, связи права и нравственности.

Прежде чем перейти к изложению основных вопросов, следует раскрыть содержание понятий, используемых в нашей статье, так как они имеют различное толкование в литературе.

Мораль — разновидность социальных норм, регулирующих общественные отношения, получивших идейное обоснование в общественных представлениях о добре, зле, справедливости и долге. Содержание морали образуют правила должного поведения.

Нравственность — категория, обычно отождествляемая с моралью. Нравственность — это представление об общественной морали, о том, как человек должен поступать в конкретных ситуациях, исходя из общественных интересов. Нравственно то, что справедливо.

Справедливость — требование соответствия того, что человек имеет, тому, что он должен иметь, исходя из вклада, вносимого им в общественно полезную деятельность.

Право — система общеобязательных норм, установленных и обеспечиваемых силой государственного принуждения, осуществляющих регулирование общественных отношений в соответствии с существующими в обществе социально-экономическими, политическими и духовно-нравственными устоями.

Естественное право — трактуется как право, возникающее помимо закона, вне правотворческой деятельности людей; оно вытекает из человеческого естества, представляет условие существования человека. Это право на жизнь, пищу, свободу передвижения, создание семьи, труд и т. д. Естественное право, конечно, может и должно закрепляться в законе, если оно социально допустимо, приемлемо, тогда оно приобретает повышенную юридическую силу. Естественное право обычно закрепляется в международных нормах (например, Всеобщая Декларация прав человека 1948 г.) и в Конституции РФ. Другие отрасли права (гражданское, семейное, трудовое и т. д.) развивают и охраняют их. Вопрос в том, в какой мере эти естественные права могут реализоваться в конкретных исторических условиях, как они сочетаются с соответствующими обязанностями?

Любопытно отношение морали к естественному и позитивному праву. Нормы естественного права в своей основе изначально моральны, нравственны, ибо они направлены на обеспечение существования человека. Безнравственными могут быть законы, которые не отражают либо в недостаточной мере отражают естественное право человека при наличии условий для их осуществления. Нормы позитивного права, в отличие от естественных, по своей сути не моральные, но они могут признаваться моральными, если направлены на обеспечение, реализацию естественных прав человека, норм морали и нравственности. В противном случае позитивные нормы права следует признавать аморальными. Не могут признаваться, например, моральными правовые нормы, запрещающие мирные демонстрации и митинги, подавление патриотического движения и т. д.

Мораль и право в своем происхождении едины. Имеющиеся научные и законодательные источники исходят из существования единой основы норм морали и права, ею является нравственный догмат о справедливости.

Так, римское право, на котором строятся современные европейские и некоторые другие правовые системы, берет за основу идею справедливости: «Jusect ars boniet aequit» — «Право есть искусство добра и справедливости».

В основе справедливости лежит так называемый императив И. Канта, согласно которому свободное волеизъявление одного лица не должно противоречить свободе других. Этот императив закреплен и в нынешней Конституции РФ, статья 17, которая гласит: «Осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц».

Проблема нравственности и права особо остро встает на рубеже переходных исторических периодов смены эпох в жизни общества и государства. Сейчас мы подобное явление мы можем наблюдать в современной России. Очевидно, что переход к рыночной экономике и демократии в России сопровождается пересмотром отношения общества к таким правовым категориям, как мораль, справедливость, свобода, равенство [2].

Существует немало исследований в области естественно-правовой теории права, в которых глубоко раскрывается такие принципы права, как справедливость, свобода, равенство, гуманизм, которые имеют богатое глубокое нравственно-этическое содержание[3]. Нравственность и право аксиоматично являются мощными регуляторами общественных отношений, в этом у нас сомнений нет. Например, нарушение некоторых христианских заповедей, таких как «не убий», «не укради», всегда во всех обществах и сегодня является преступлением и преследуется законом[4]. Право должно войти в систему моральных ценностей, действие по праву должно признаваться нравственным поступком, деятельность правоохранительных и судебных органов должна быть подчинена не только правовым, но, главным образом, нравственным законам.

Современный отечественный исследователь права А. Ф. Замалеев в статье «Фазисы русской нравственности» пишет: «Преобладание этического момента всегда составляло характерную черту русской философии. Этот «панморализм», сложившийся преимущественно на почве православия, окрашивает мировоззрение почти всех отечественных мыслителей, даже тех, которые не занимались непосредственно вопросами морали"[5].

Существует и не менее важная обратная связь в рассматриваемом вопросе. Соответственно право должно отвечать положениям морально-нравственных норм, ведь внутреннее нравственное содержание права — важнейшее условие его эффективности[6]. «В отличие от императивного закона, право имеет и внутреннее убеждение, и здесь оно смежно со сферой действия морали. Современное правовое государство ставит на первое место человека, его свободы и права, что вытекает также из сути православного вероучения. Принципиальной становятся моральная оправданность закона, справедливость права"[7].

Философская мысль всегда обращалась к рассмотрению права сквозь призму нравственности. Отечественные мыслители, такие как И. Ильин, Н. Бердяев, П. Новгородцев, Л. Петражицкий, Б. Чичерин, Н. Алексеев и другие, заявляли, что нравственность, справедливость и свобода является разумным началом права. Например, русский специалист в области философии права П. Новгородцев в предисловии к сборнику «Проблемы идеализма» говорил, что современное отношение к философской науке объясняется прежде всего потребностями нравственного сознания — о должном, о нравственном идеале. «Мы ищем абсолютных заповедей и принципов — в этом именно и состоит сущность нравственных исканий, — а нам отвечают указанием на то, что все в мире относительно, все условно"[8]. Его слова как бы подводят общий итог русской мысли в области философии права.

Крупный русский специалист в области философии права Н. Алексеев выводит свою концепцию правового нравственного идеала. В то же время он утверждает, что современный правовой кризис обусловлен утопичной попыткой создания абсолютно совершенного государства исключительно посредством права. «Но с точки зрения внутренней логики идей вера в скорейшее и окончательное осуществление общественного совершенства покоилась на недостаточном понимании того, что такое общественный, политический и правовой идеал. И такое же непонимание лежало в основе столь свойственной новейшему западному человечеству веры в универсальную, всеспасающую и всеисцеляющую общественную миссию права"[9]. Это не отрицание права, а, скорее, отрицание его абсолютизации, ведущее к правовому бессилию и государственному неустройству. Правовой нравственный идеал — это отнюдь не стремление к достижению совершенного социального бытия, а стремление к постепенному улучшению общественного устройства.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, основываясь на утверждении русского философа Владимира Соловьева, нам говорят, что «право содержит в себе некоторый минимум нравственных норм, обязательных для всех членов общества. Задача светского закона — не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад"[10]. В русской философии права само понятие «нравственность» раскрывается как некое абсолютное начало, которое не зависит от различных культурно-исторических контекстов развития общества. Это одна из основополагающих ее черт. Мораль может иметь принципиальное значение для решения ряда юридических вопросов ответственности. Например, в УК РФ в ряде составов особо тяжких преступлений выделен такой признак, как особая жестокость (убийство, изнасилование). Жестокость — это характеристика нравственная. Естественно, убивать само по себе безнравственно, но убивать, причиняя жертве излишние страдания, — это показатель высшей степени безнравственности.

Приведем высказывание выдающегося представителя правовой мысли Г. Л.А. Харта, который пишет: «…теория естественного права во всех своих изменчивых видах пытается настаивать на том, что люди в равной мере привержены целям и едины в понимании целей (стремление к знанию, справедливость по отношению к их собратьям), отличных от цели простого выживания"[11]. Но, к сожалению, мы сегодня можем наблюдать в российском обществе неоднородность представлений о морально-нравственных ценностях. В связи с этим имеет место и множественность типов правопонимания. Поэтому есть различное понимание взаимодействия права и морали[12]. Можно достаточно четко констатировать этот трансформационный процесс: сегодня мораль уступает позиции праву, право, потеряв моральную основу, уступает дорогу силе. В результате формируется право силы, которое доминирует над силой права, справедливости. Видный английский философ, правовед и богослов Сэмьюэл Кларк, точно отражая сущность подобных явлений, пишет: «Абсурдно и предосудительно по небрежности путать очевидно правильное и неправильное, то есть представлять себе соразмерность вещей в области морали не таковой, какова она на самом деле, или намеренно действовать вопреки наперед известной справедливости и беспристрастности, то есть желать, чтобы вещи стали тем, чем они не являются и быть не могут, а это самонадеянно, дерзко, противно знанию, разуму и здравому смыслу, это попытка разрушить порядок, на котором держится мироздание, и, помимо всего прочего, это так же абсурдно …, как называть свет тьмой"[13]. Поэтому общество в первую очередь должно стремиться к господству нравственных законов в мире. Мы понимаем, что в условиях многомерной духовности современной России идея нравственного государства — это лишь маяк, к которому надо приближаться гражданскому обществу. Тем не менее она должна осознаваться как цель, что обязывает общество в процессе укрепления государства и права с не меньшей энергией бороться за формирование единого высоконравственного духовного пространства как основы права.

Нельзя отрицать тот факт, что все общества проявляют интерес к истине как в практическом смысле (выживание, уклонение от опасностей), так и в теоретическом и мировоззренческом (религия или свод этических норм, например, адат на Кавказе). Каждое общество почитает такие ценности, как превалирование общественного интереса над частным, взаимопомощь, внутригрупповые права и обязанности, справедливость. Все обращаются с телами умерших уважительно согласно определенной церемонии, отличной от утилизации отходов. В той или иной форме религия имеет всеобщий характер[14].

Проблема взаимоотношения морали и прав в последнее время становится особенно актуальной, и решение этой проблемы для человека происходит в борьбе за свое естественное право быть свободной личностью в обществе себе равных. Например, УК РФ требует учитывать при решении вопросов уголовной ответственности такой показатель, как личность преступника. Само по себе это положение свидетельствует о нравственности уголовного закона. Но здесь речь идет о нравственном факторе, учитываемом самим законом. Если право не будет соответствовать своей глубинной нравственной сущности, то это в первую очередь отразится на том положении, что назначение государства — служение обществу и конкретно личности — не сможет реализоваться. Отрыв права от нравственно-моральных норм неизбежно приведет к политико-государственному произволу и правовому хаосу[15]. Обесценивание законов в обществе — это явный показатель разобщенности народа. Мы уверены, что фундаментальные нормы будущего законы должны проходить этическую экспертизу на предмет соответствия общепринятым морально-нравственным фундаментальным ценностям.

Норвежский криминолог, профессор Университета Осло, член Академии наук Норвегии и Швеции Нильс Кристи справедливо заключает, что «профессия права имеет дело с ценностями"[16], и далее он констатирует, что, к сожалению, сегодня «право становится инструментом утилитарным, его отдаляют от культурных институтов. Вследствие этого право теряет наиболее важные качества, прежде всего — глубинную связь с сущностными областями человеческого опыта"[17].

Человек имеет двусоставную природу, он одновременно и лицо духовно-нравственное, и физическое. Поэтому человек над собой имеет законы нравственные и законы биологической природы, которым он обязан подчиниться. Жизнь человека, личности и общества в целом во многом состоит из столкновения нравственных и физиологических интересов. Исторические события, начиная от пришествия в мир Христа до потрясений ХХ века, наглядно показывает нам весь трагизм человеческого общества и личности в целом. И право как нормативная система, подкрепленная силой государственного принуждения, несет на себе отражение двойственной духовно-нравственной и физической природы человека.

В основе права, как юридических норм, лежат, как мы уже говорили, идеальные нравственные принципы[18]. Но наряду с этим существуют еще другие искусственные нормы, которые хотя и могут быть закреплены государственным законодательством, но имеют иную природу — это насилие и произвол, закон сильного. Трагические события ХХ века в России — террор, облеченный в государственные рамки, — нам это наглядно показывают.

Условно разделим государственные законодательные нормы принуждения по их источнику, то есть по тому, лежат ли в их основе нравственные принципы либо это произвол сильного. Результатом будет отнесение того или иного узаконения к правовым или антиправовым нормам. Таким образом, раскрытие морально-нравственной природы права поможет выявить нам его истинную сущность, причины силы и слабости правовых систем[19]. Выявление нравственных оснований права и их глубокое осмысление даст возможность возрождения веры в справедливость и построения общества на основе идеи верховенства права. Нужно отметить, что в России еще окончательно не утвердилась в достаточной степени идея верховенства права, которое обществом во многом рассматривается как воля правящего класса и прикрытие произвола власти[20].

Если право в общественном сознании предстанет как нечто независимое от всякого произвола, как некий высший социальный порядок бытия, то это поможет подчинить власть праву и построить правовое общество. Ведь только через раскрытие нравственного основания и значимости права общество сможет прийти к идее верховенства права. А это в свою очередь позволит успешно отражать силы, попирающие права и свободы человека и его достоинство. Весьма важен в наше время поиск новых правовых идей, но в то же время нужно не дать возможности склониться к правовому нигилизму или правовому релятивизму. Очень важно, чтобы современная юриспруденция более глубоко подходила к вопросам морали и права и не забывала о духовно-нравственных истоках права. России нужна такая правовая идея, которая бы позволила качественно улучшить работу всех юридических институтов, защиту прав и свобод человека и, соответственно, обеспечить процветание нашей страны.

Весь опыт политико-правовой мысли говорит о том, что сила, основанная на убеждении, более действенна, чем сила, основанная на принуждении. Убеждение же зиждется на определенных идеях, воспринятых человеческим разумом как определенный путь действий, взаимоотношений в обществе. Идеи, на которых основано право, нравственны по своей сущности, это свобода, справедливость, равенство. Эти идеи вечны, они носят неизменный характер и будут значимы до тех пор, пока существует общество, основанное на праве. И чем острее социальный кризис, тем сильнее возникает потребность строить социальную жизнь на крепком нравственно-правовом основании[21].


[1]АКСИОЛОГИЯ (греч. axia — ценность, logos — слово, учение) — философская дисциплина, занимающаяся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований человеческого бытия, задающих направленность и мотивированность человеческой жизни, деятельности и конкретным деяниям и поступкам. Новейший философский словарь. Словари и энциклопедии на академике. [Электронный ресурс] URL http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_new_philosophy/55/АКСИОЛОГИЯ (дата обращения 12.06.2013).

[2]См.: Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного Российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук.- Саратов, 2004 г. // Библиотека юридических наук Law Theses [ Электронный ресурс ] URL: http://lawtheses.com/nravstvennye-osnovaniya-sovremennogo-rossiyskogo-prava (дата обращения30.04.2013).

[3]См.: Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного Российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук. — Саратов, 2004 г.; См.: Ведяхина К. В. Основные нравственно-этические и социально-политические принципы Российского права. Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Самара, 2001 г. // Библиотека юридических наук Law Theses [ Электронный ресурс ] URL: http://lawtheses.com/osnovnye-nravstvenno-eticheskie-i-sotsialno-politicheskie-printsipy-rossiyskogo-prava (дата обращения 30.04.2013).

[4] См.: Виноградова О. П. Религиозные аспекты в Российском праве. Автореф. дис. канд. юрид. наук.- Нижний-Новгород, 2011 г. // Библиотека юридических наукLaw Theses [ Электронный ресурс ] URL: http://lawtheses.com/nravstvennye-osnovaniya-sovremennogo-rossiyskogo-prava (дата обращения 30.04.2013).

[5] Замалеев А.Ф. Фазисы русской нравственности / А.Ф. Замалеев // Смысл жизни в русской философии. Конец XIX — начало XX века. — СПб.: Наука, 1995. — С.5.

[6] См.: Ведяхина К. В. Основные нравственно-этические и социально-политические принципы Российского права. Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Самара, 2001 г.

[7] Хвыля-Олинтер А., диакон, к.ю.н. Конституция 1993 года — взгляд православного юриста. // Официальный сайт Белгородской Православной Духовной семинарии. [Электронный ресурс]. Журнал «Миссионерское обозрение» № 12, 2003. URL: http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2003/mo12_st4.htm, (дата обращения 30.04.2013).

[8] Новгородцев П.И. Кант, как моралист// Сочинения. — М.: Раритет, 1995. — С. 234.

[9] Алексеев Н.Н. Основы философии права. — СПб.: Юрид. ин-т, 1998. — С. 202.

[10] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Христианская этика и светское право, гл. IV.2. // Официальный сайт Московской Патриархии [ Электронный ресурс ] URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141 422.html, (дата обращения 30.04.2013); См.: Соловьев В. С. Оправдание добра. Нравственная философия // Соловьев В. С. Соч. в 2-х тт. — М.: Мысль, 1988. Т. 1, с. 454.

[11] Финнис Дж. Естественное право и естественные права. М.: ИРИСЭН, Мысль, 2012 г. С. 51.

[12] См.: Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного Российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук.Саратов.

[13] Финнис Дж. Естественное право и естественные права. С. 64.

[14] См.: Финнис Дж. Естественное право и естественные права. С. 116.

[15]См.: Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного Российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук. 2004 г. Саратов.

[16]Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к ГУЛАГу западного образца. М., 2001. С. 190.

[17] Там же. С. 190−191.

[18]См.: Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного Российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук. 2004 г.

[19] См.: Шитов А. Н. Моральные основания права. Автореф. дис. канд. юрид. наук. М. 1996. // Библиотека юридических наук Law Theses [ Электронный ресурс ]URL: //http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1 226 065, (дата обращения 30.04.2013).

[20] Там же.

[21] Там же.

http://www.bogoslov.ru/text/3 631 149.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru