Русская линия
Фома Виталий Каплан07.11.2013 

Война из-за Миры?
О скандале вокруг саратовского священника

Православная общественность бурно обсуждает сейчас скандал вокруг саратовского священника Андрея Евстигнеева, который при крещении ребенка назвал его имя «жидовским», был за это по жалобе родителей наказан архиереем — на два месяца запрещен в священнослужении — а теперь вдобавок ему грозит обвинение по 282-й статье Уголовного кодекса РФ.

Мне эта история представляется совершенно омерзительной, пахнет от нее каким-то тридцать седьмым годом. Причем, когда я говорю «эта история», то имею в виду не только случившиеся в Саратове события, но и их медийный отзвук, и полемику в сети. Казалось бы, мелкий инцидент, никого не убили, не зарезали, не взорвали — но сколько выплеснулось всякого-разного, сколько взаимного осуждения, злобы. Словом, абсолютно нехристианский подход у вполне вроде бы воцерковленных людей.

Итак, что, собственно, произошло? 7 октября в Саратовскую епархию от гражданки Евгении Козновой поступила жалоба на священника Андрея Евстигнеева, которого попросили окрестить трехлетнюю девочку, племянницу Козновой. Во время беседы перед Таинством Крещения священник сказал, что имя девочки, Мира, жидовское, и хотя родители вовсе не настаивали, чтобы ребенка крестили с именем Мира, а хотели дать ей христианское имя Манефа, отец Андрей заявил, что в Православии нет практики двойных имен. Родственники девочки возмутились, увидев в словах батюшки антисемитизм. История умалчивает, состоялось ли вообще это крещение, но дальнейшие события развивались стремительно. Сперва жалоба в епархию и незамедлительная реакция: митрополит Саратовский и Вольский Лонгин вызвал к себе отца Андрея, и когда тот подтвердил факт, запретил его в священническом служении сроком на два месяца.

Тут, казалось бы, и следовало поставить точку, но родители девочки Миры распалились не на шутку. Сперва они слили всю эту историю в СМИ, затем подали заявление в Следственный комитет РФ, прося возбудить против отца Андрея Евстигнеева уголовное дело по статье 282. Пока неизвестно, будет ли дело возбуждено. При этом отец Андрей публично (по телевидению) извинился перед пострадавшими, но его извинения никакого эффекта не возымели.

Высказываться обо всем этом нелегко: слишком велик риск впасть в грех осуждения, причем осудить и тех, и других. А не высказываться — значит, загонять болезнь вглубь, что тоже чревато. Поэтому прошу прощения за напоминание азбучной истины: христианство призывает осуждать грех, но не грешника. Грех надо называть грехом, но человека, совершившего грех, надо любить и прощать. Другое дело, что прощать получается не у всех и не всегда — что здесь проявилось очень ярко.

Итак, начну с оценки высказываний отца Андрея. Употребление слова «жидовское» в наше время — это действительно проявление антисемитизма, это действительно оскорбляет людей — причем вовсе не только этнических евреев, но и всех тех, кому отвратительно издевательства над кем-либо по национальному признаку. И последующие заверения отца Андрея, что он никого не хотел оскорбить, его ссылки на фамилию писателя Андре Жида, на употребление слова «жидовин» в церковнославянской Библии представляются мне лукавством. Исторически сложилось так, что слово «жид» в современном русском языке является оскорбительным. И неважно, что в церковнославянском оно не несет негативных коннотаций, неважно, какова фамилия французского писателя, неважно, что сотни лет назад в западных областях России это слово было вполне нейтральным синонимом «еврея». Да, всё так, но мы живем в XXI веке, а не в XVII, мы говорим на русском, а не на церковнославянском, и отец Андрей беседовал с родственниками девочки по-русски. Могу поверить, что слово это вырвалось у него непроизвольно, но не верю, что он сейчас искренен, утверждая, будто слово «жид» не является оскорбительным.

И возмущение родственников девочки можно понять. То, что они обратились в епархию, совершенно правильно. Может ли священник допускать антисемитские высказывания? Наносит ли он тем самым вред и душам приходящих к нему людей, и всей Церкви? Это решать епархиальному архиерею, и владыка Лонгин решение принял. Абсолютно, на мой взгляд, правильное. Двух месяцев вполне достаточно, чтобы батюшка осознал свой грех, покаялся и более уже не совершал бы такого.

Но этого нашим «униженным и оскорбленным» показалось мало. Сперва они подключают СМИ — и СМИ дружно начинают оттаптываться на священнике, всячески раздувая его вину, передергивая факты (например, утверждая, что он назвал «жидовским» имеющееся в святцах имя Манефа). То есть опозорили человека на всю страну, и никто, конечно, не подумал, что вместе с ним пострадали его родные и близкие, его духовные чада. Никто не поинтересовался, а что это вообще за человек, священник Андрей Евстигнеев. Хотя несложно было узнать, что по образованию он медик, что активно занимается борьбой с наркоманией и пьянством, окормляет заключенных. Коллеги-журналисты, вот скажите, даже независимо от ваших религиозных взглядов — вы уверены, что таких людей надо топтать? Вы действительно считаете, что произнесенное им слово «жид» перечеркивает все позитивное, что этот священник делает?

Но мало того. Подключением прессы не ограничилось, подано заявление в Следственный комитет, против священника хотят возбудить дело по 282-й статье, предусматривающей тюремный срок. Да, чисто формально, по закону, обиженные родители Миры имеют право на такое решение. А по совести?

А по совести — это та самая «жестоковыйность», которую, как мы знаем из Евангелия, постоянно обличал Спаситель. Люди ставят свою обиду превыше всего, они готовы что угодно использовать ради мести. Жалоба в епархию, пресса, Следственный комитет…. остается надеяться, что хотя бы киллеров не подключат…

И конечно, когда клокочут эмоции, тогда отключаются мозги. Ведь можно же было подумать о последствиях. А последствия очевидны.

Во-первых, дурной пример заразителен, то есть теперь кому-то еще придет в голову вымещать обиду на священника, используя правовые механизмы — которые в наших реалиях нередко становятся бесчеловечными инструментами уничтожения.

Священники теперь будут бояться прихожан? Не понравишься чем-то — и донесут на тебя! По сути, получается ровно то же, что и с ювенальной юстицией, когда детей призывают стучать на родителей в органы. Да, бывают семейные конфликты, да, бывает недостойное поведение священников. Да, дети не должны быть бесправными, да, прихожане не должны быть беззащитными. Но есть вещи, которые абсолютно недопустимы. Например, нельзя стучать на родителей. Есть в русском языке такое сленговое, малоприличное, но очень точное слово: «западло».

Так вот, если ты христианин — западло вымещать обиду на священника, апеллируя к городовому. Уж во всяком случае, если речь не идет о предотвращении тяжкого уголовного преступления. Стоит признать поступок саратовских заявителей нормой — и завтра любой священнослужитель окажется «под боем». Как это повлияет на отношения пастырей и паствы? Возможна ли станет искренность, возможно ли станет взаимное доверие? И как священники станут защищаться от опасных прихожан? Не грозят ли им ответные иски?

Во-вторых, сейчас возрастет внутрицерковный антисемитизм. Да, есть в нашей Церкви такая болезнь. Последнее время она пошла на спад, с началом 90-х не сравнить. Но все может вернуться, если обиженные евреи начнут гвоздить обидчиков из всех возможных калибров. Однако некоторые люди ничему не учатся и все время подливают масла в огонь. Уже видно по откликам в блогах и форумах, как начинается антисемитская вакханалия. Мол, продавшаяся «жидам» церковная иерархия прессует истинно верующего священника. Дальше будет только больше — потому что язв в церковной жизни более чем достаточно, и кто-то же должен быть виноват? А всем известно, кто виноват, если в кране нет воды. И вот вместо того, чтобы не расчесывать болячку, сейчас ее сладострастно ковыряют. Потом будут удивляться, а что это она все не проходит и не проходит?

И в-третьих, можно же было подумать, что если отца Андрея действительно посадят по 282-й статье, то из него многие тут же начнут лепить страдальца, «умученного жидами». И вовсе не факт, что у батюшки хватит мудрости и стойкости не повестись на это, не вообразить себя и в самом деле героем, вставшим за святую правду, не оказаться знаменем очередного раскола.

Похоже, обо всем этом оскорбленные заявители не подумали. Но нам, читающим и обсуждающим это, думать просто необходимо. По сути, перед нами — провокация. Чья провокация — не столь важно. Может, за ней стоят какие-то люди, какие-то круги. А может, никто за ней не стоит, кроме врага рода человеческого, умело использующего нашу мстительность, глупость, жестокость и равнодушие.

Давайте не поддадимся!

http://www.foma.ru/vojna-iz-za-miryi.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru