Русская линия
Los Angeles Times Ким Мерфи03.02.2005 

У российского инакомыслия молодое лицо

Санкт-Петербург, Россия. — Когда тысячи людей вышли на улицы Москвы и помогли «свалить» Советский Союз, Михаил Обозов учился в начальной школе. Для него репрессии коммунистической эпохи — все равно что семейные предания, смешные или грустные, которые пересказывают на кухне за чаем.
«Конечно, сам я этого времени не помню, но представляю его себе как нечто вроде „1984“ Джорджа Оруэлла (George Orwell) — рассказывает Обозов (сейчас ему уже 21 год, он студент: учится на инженера). — Подавление личности. Промывание мозгов, превращение людей в проводников государственной идеологии. Кстати, между этим романом и нынешней ситуацией в России можно провести немало параллелей».

Встревоженный происходящим в стране в годы правления президента Владимира В. Путина, Обозов в этом месяце сформировал студенческую группу под названием «Идущие без Путина». На прошлой неделе в один из вечеров Обозов, и с ним десятки студентов и других молодых активистов, присоединились к пенсионерам, уже неделями толпящимся на площади Ленина в Петербурге, протестуя против урезания их социальных льгот.

Многие из этих молодых людей говорят, что возмущены повышением платы за проезд в общественном транспорте, возможной ликвидацией отсрочек по призыву в армию и свертыванием демократических свобод в России. Стоя на заснеженной площади, они выкрикивали антипутинские лозунги и призывы к отставке правительства.

«В России нет подлинной демократии, и тех, кто пытается сопротивляться всесилию властей, бросают в тюрьму. Потому-то молодежь хочет иметь реальные политические права. Люди учатся оказывать сопротивление, и это хорошо», — говорит Александр Искринцев, двадцатилетний студент-юрист.

Несмотря на скромное количество участников, потенциальное значение акции протеста в Петербурге и меньших по масштабу демонстраций в других городах весьма велико. Движущей силой народных революций в соседних странах — Грузии и Украине — стали не оппозиционные политические партии традиционного типа, а многочисленные и организованные молодежные группировки, готовые выйти на улицы.

Кроме того, молодые демонстранты не стеснялись высказывать возмущение непосредственно в адрес президента. Обычно в ходе публичных проявлений политической оппозиции в России имя Путина — из страха, ради приличия, или по обеим причинам — не упоминается.

«Мы не ищем „козлов отпущения“. Человек, который несет на себе всю ответственность — это г-н Путин, и каждый день пребывания Путина на посту президента все больше отдаляет граждан от нормальной жизни», — заявил в ходе демонстрации во вторник вечером Максим Резник, тридцатилетний глава петербургского отделения демократической партии «Яблоко».

Немногочисленные студенческие демонстрации — еще не признак того, что в России формируется молодежная оппозиция, сравнимая с движениями, которые свергли грузинского президента Эдуарда А. Шеварднадзе и украинского премьер-министра Виктора Януковича. «Российским молодежным движениям не хватает организованности, — отмечает Алексей Макарин из московского Центра политических технологий. — В Грузии и на Украине это было нечто большее, чем непринужденная беседа друзей по интернету, закончившаяся решением создать политическую организацию и куда-то пойти „без Путина“. С другой стороны, при наличии некоего организационного центра и соответствующего финансирования, в России может сложиться такая же ситуация, как в Грузии и на Украине. Этого ни в коей мере нельзя исключать».

Как утверждают молодые активисты в Петербурге, в России народное восстание, вероятно, приобретет более бурные формы, чем «бархатная революция» — свержение коммунистического режима в Чехословакии в 1989 г., грузинская «революция роз» 2003 г. и «оранжевая революция», которая началась на Украине в ноябре, хотя во вторник на демонстрации присутствовало с полдюжины чешских студентов, пришедших, по их словам, выразить солидарность.

«Мы поддерживаем происходящее на Украине. Во время этих событий кое-кто из молодежи начал разбивать на Невском проспекте оранжевые палатки, требуя перемен. Но их немедленно окружили люди в штатском, и палатки пришлось убрать», — рассказывает активист Обозов. «Мы не сторонники кровавых революций и катаклизмов. Мы выступаем за нормальный демократический путь развития. Но если они будут продолжать перекрывать людям все возможности, я думаю, нельзя исключать и варианта, связанного с кровопролитием, — объясняет он. — На Украине падение режима произошло мирным путем. В России будет по-другому».

Как утверждают сторонники демократии, в постсоветские годы молодые люди — многих из них волновали прежде всего образование, хорошая работа и развлечение — в основном не участвовали в процессе демократического строительства. «Не так просто рассказать этим молодым людям, которым едва исполнилось 18, обо всех трагедиях прошлого, — говорит Екатерина Гениева, много лет руководившая деятельностью Фонда Сороса по формированию гражданского общества в России. — Они говорят: «Мы хотим жить нормальной жизнью. Не хотим ничего слышать обо всех этих ужасах советской эпохи».

Она назвала недавние молодежные демонстрации «отличным» предзнаменованием. «Когда мы слышим, что кто-то в полный голос произнес «Несправедливость!», это очень хорошо, — говорит Гениева. — Нам нужны свежие силы. Нам нужно, чтобы молодежь поднималась и говорила в полный голос. Более того, нам нужны люди, не зараженные, или не погребенные под тяжким бременем пережитых нами трагедий».

Молодежь тысячами сплачивается вокруг Путина и поддерживает его политику, связанную с энергичной защитой национальных интересов России. «Идущие вместе» — молодежная организация с 50 000 участников, чье название язвительно обыграли основатели «Идущих без Путина» — проводит масштабные митинги по случаю успехов президента. Она советует своим новым членам — некоторые из них получают бесплатные пейджеры или скидки при посещении спортзалов — читать классическую русскую литературу и посещать места российской боевой славы.

Алексей Кузнецов, двадцатичетырехлетний представитель петербургского отделения «Идущих вместе» по связям с общественностью, с пренебрежением отзывается о действиях антипутинского движения. «Думаю, сюда пришло не так уж много людей, — говорит он. — Смотрите: в Санкт-Петербурге проживает 4,5 миллиона человек, а здесь, по моим подсчетам, не более 2000 участников. «Идущие вместе» могут выставить 20 000 человек для проведения митинга или шествия. У нас демократическая страна, и они имеют право скандировать свои лозунги, но социологические опросы показывают, что большинство народа поддерживает президента. Когда он пришел к власти, многие связали с ним свои надежды, а поскольку за последние пять лет он в основном сохранил доверие граждан, это значит, что он оправдывает их ожидания».

Путинское правительство вызвало недовольство студентов, урезав положенные им субсидии на проезд в общественном транспорте вместе с льготами пенсионеров. Другим студентам не понравился «наезд» государства на нефтяную компанию «ЮКОС»: они расценили это как покушение на их будущие рабочие места и удушение российской экономики.

Еще больше возмущения вызвали заявления о том, что студенты ВУЗов лишаются автоматической отсрочки от призыва в армию — это очень важный вопрос для молодых людей, надеющихся избежать участия в войне против сепаратистов в Чеченской республике. «Во-первых, мы, студенты, не хотим воевать в Чечне, а во-вторых, мы не хотим служить в армии, строя дачи для генералов», — говорит Обозов.

На интернетовских чатах он нашел много единомышленников, и в результате родилось движение «Идущие без Путина». Пока основная работа ведется через вебсайт движения — http://www.noputin.com — в киберпространстве его организатором удалось собрать несколько сот сторонников. Однако Обозов надеется, что за первыми двумя митингами в Санкт-Петербурге последуют другие — по всей стране.

В январе декан факультета Петербургского технологического института, на котором учится Обозов, и чиновник из муниципального Управления по работе с молодежью «провели беседу» с ним и его коллегами. Кроме того, по словам Обозова, чиновник обзвонил их родителей и предупредил, что из-за политической активности у студентов могут возникнуть неприятности в ВУЗе. «Он просил нас не касаться войны в Чечне и лично Путина, — рассказывает Обозов. — Он просил нас проявлять больше умеренности, не создавать проблем себе и другим».

«Мы еще не живем в полицейском государстве, — утверждает Сергей Шведов (ему 21 год, он учится на программиста и является одним из основателей «Идущих без Путина»), — но, на наш взгляд, все идет именно к этому».

В Москве группа студентов создала вебсайт http://www.skaji.net — еще одну оппозиционную интернет-группу, призывающую молодых россиян «сказать нет» закону о сокращении льгот и «непрофессиональному правительству». На сайте размещена карта, где отмечены более 80 российских городов, в которых состоялись акции протеста против нового закона о льготах. «Мы показываем всем, что Россия охвачена пожаром. В реальности страна столкнулась с громадной проблемой. Но если вы включите первый или второй [государственные] телеканалы, вы об этом просто никогда не узнаете», рассказывает создатель skaji.net, двадцатидвухлетний аспирант-политолог Александр Корсунов.

Деятельность сайта, по его словам, рассчитана на аудиторию в возрасте от 20 до 40 лет, не получающую полной информации от контролируемых государством электронных СМИ, и оставшуюся вне поля зрения традиционных политических партий, поскольку эти люди не ходят голосовать. «Не задействована гигантская сила — студенты. Во всех странах они всегда являются самой социально активной группой, — отмечает Корсунов. — Вопрос сейчас заключается в том, сможет ли кто-нибудь их объединить и задать им какое-то направление. И кто именно сможет это сделать?»
Перевод Максима Коробочкина, ИноСМИ.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru