Русская линия
Русская линия Игорь Андрушкевич31.10.2013 

Исключительное значение кадетского воспитания

Воспитание молодёжи для формирования народной элиты и для сохранения культуры, нравов и быта

Никакое общество не может обойтись без воспитания молодёжи (педагогики), если оно хочет быть культурным обществом, то есть обладать культурой и сохранять и развивать свою культуру. Конечно, от специфического характера каждой культуры будет зависеть и специфический характер её педагогики, как это наглядно видно на примере тех трёх культур, из которых развилась, в основном, наша современная цивилизация.

Древние Израиль, Греция и Рим обладали различными культурами, но все они придавали исключительное значение педагогике, каждая в своём духе и в своём направлении. В Израиле воспитание и образование имели ярко выраженный религиозный характер, в Риме — военный и юридический, в Афинах — гуманитарный и гимнастический.

Древняя Греция даже обозначала культуру и воспитание словами с одним общим корнем. Понятие и смысл воспитания выражались словом «педагогика», буквально — ведение детей («педагогус» — ведущий детей, от «педос», дети, и «агогос», ведущий). Культура, по-гречески «педия», в свою очередь выводилась из «педагогики», как её продукт. Согласно Платону, первым источником «педии» («культуры») является Бог, ибо «Бог является педагогом мира» («Ho Theos paidagogei ton kosmon», «Законы», Х, 897 b). Во многих современных языках, понятие «воспитания» выражается словами, происходящими от латинского глагола educare. Первоначально, сложный глагол educare обозначал вывод на пастбище, на питание, домашнего скота, ex-ducare. Понятие «питания» содержится и в русском слове «воспитание». А латинский глагол «ducare», водить, соответствует греческому глаголу «агогеин», содержащемуся в слове «педагогика».

Однако, роль воспитания этим не ограничивается. Среди существенных задач хорошего воспитания необходимо отметить две чрезвычайно важные общественно-государственные задачи:

1. Основой любого общества являются его нравы, древними греками обозначенные словом «этос», а древними римлянами выражением «морес». Греческий учёный и философ Аристотель назвал науку о нравах «этикой». Его труд «Этика» является вступлением к его труду «Политика». Любое общество живёт на основании господствующих в нём нравов. Органическая сумма всех народных нравов образует народный быт. Каждый народ обладает своим бытом. Русский мыслитель А. Хомяков доказал, что само понятие «свободы» происходит от сочетания понятий «свой быт». Таким образом, нравы являются социологическим проявлением коренных ценностей и верований самого общества. Отметить эти ценности и привить вытекающие из них нравы подрастающей молодёжи и является важнейшей задачей воспитания. Правильное воспитание молодёжи должно подготовить для страны её нравственный позвоночник.

На сегодняшний день такая задача воспитания приобретает ещё большее значение, ввиду современных технологий агрессии, когда таковой подвергаются не только собственная территория, но также и, прежде всего, собственные верования, ценности, нравы и быт, с целью подмены этих собственных верований и ценностей вражескими, для последующего перепрограммирования самого общества, чтобы сделать его зависимым, для его эксплуатации. Политические технологии, связанные с территориальными проблемами, сегодня называются «геополитикой». Политические технологии, связанные с проблемами защиты системы ценностей, до сих пор не имеют общепринятого специального обозначения, тем более, что эти проблемы сегодня имеют «закулисный» характер. Их можно назвать «аксиополитикой», по аналогии с «аксиологией», наукой о ценностях. Своевременное правильное воспитание также должно иметь задачей предотвращать успешное развитие таких вражеских агрессий и знакомить молодёжь с геополитикой и с аксиополитикой.

2. Наконец, задачей правильного воспитания является также и первоначальный отбор наилучших элементов из народа, чтобы из них постепенно и систематически подготовить необходимые кадры для формирования национальной элиты, без которой не существует и не может существовать ни правильно функционировать никакое государство.

Воспитание для обороны страны должно быть своевременным

Слово «кадет» — французского происхождения, которое по своему общему смыслу часто переводится как «младший». Это французское слово происходит от уменьшительного «капдет» на гасконском наречии, в свою очередь произведённого от латинского уменьшительного «капителлум», что буквально значит «маленький капитан» или «маленький глава». (От латинского слова caput, голова). Таким образом, первоначальный смысл этого слова в данном случае можно толковать, как «маленький или будущий капитан (возглавитель)». В некоторых современных языках словом кадет обозначают младшую категорию любой профессии или занятия. Например, в испанском языке так называют несовершеннолетних членов спортивных клубов и самую низшую должность в администрациях частных фирм, приблизительно в смысле нашего выражения «мальчик на побегушках». Во Франции оно первоначально давалось младшим детям дворян, которые должны были идти на военную службу, ибо были лишены права наследования, каковое было закреплено лишь за старшим сыном. Таким образом, в этом случае, «младший» не было определением возраста, а определением социальной категории «военных служилых», в отличие от старших сыновей, в рамках западноевропейского феодального строя. На Руси, как и в Древней Греции, все дети служилого класса должны были служить, ибо все они наследовали права и обязанности своего отца. Посему, русский кадет — это русский военный «служилый», «кто смолоду и всей душой в строю», в принципе, в течение всей своей жизни.

Однако, за такой сложной этимологией кроется и другой, более глубокий, смысл. Дело в том, что в животном мире жизненные процессы, аналогичные тем, которые мы подразумеваем под выражением «воспитание», происходят в определённом возрасте и в определённых периодах. Более того, в некоторых более организованных животных сообществах, все общественные функции определяются почти исключительно возрастом, как, например, у пчёл. Возможно, что такой естественный, природный порядок был подмечен уже в древности. Так, Платон уделяет много внимания периодам обучения и воспитания и учёту возраста детей, для организации их воспитания. При этом он делит всё время воспитания на несколько периодов.

Платон сперва устанавливает два дошкольных трёхгодичных периода. В течение этих первых шести лет жизни ребёнка, его воспитание должно полностью осуществляться в рамках семьи, под руководством, главным образом, матери и няни.

Первый трёхлетний дошкольный период «не малый жизненный срок, чтобы начать жить хорошо или плохо» (Платон, Законы, 792 а), во время которого нужно достичь «кротости» ребёнка, чтобы он мог «принимать с радостью справедливые компромиссы».

Затем, во втором трёхлетнем дошкольном периоде «правильная жизнь ничуть не должна преследовать лишь удовольствия и не должна избегать огорчений… Душевная форма детей трёх, четырёх, пяти и даже шести лет нуждается в играх, хотя уже необходимо принимать меры, без их унижения, чтобы они не становились капризными. Не надо вызывать гнева в душах детей чрезмерными наказаниями, ни приучать их к непостоянству путём поблажек. В этом возрасте… нужно следить за порядком среди детей и не допускать их плохого поведения». (Там же).

Лишь после исполненных шести лет, надо отделять мальчиков от девочек. С этого возраста «преподаватели должны обучать мальчиков верховой езде, стрелять из лука, метать копья, кидать из пращи». Однако, девочки, если они этого захотят, тоже могут добровольно тренироваться в этих упражнениях. В течение этого начального четырёхлетнего школьного учебного периода, необходимо двойное воспитание: физическое и душевное. Первому способствует гимнастика, второму музыка, считает Платон.

Затем наступают два средних школьных трёхлетних учебных периода, значит всего шесть лет, соответствующих курсу наших русских кадетских корпусов, в течение которых детей нужно обучать языку, литературе, игре на лире, арифметике, геометрии и астрономии. «Математические и астрономические знания способствуют обучению детей построениям, походам и военным кампаниям, а также администрации домашнего хозяйства, и вообще делают их более полезными и смышлёными». (Там же, 819 с).

Таким образом, все эти три обязательных учебных периода продолжаются всего десять лет, и должны кончиться к 16-летнему возрасту. Платон отмечает, что «не допустимо, чтобы отец или сам ребёнок увеличивали или сокращали это время учёбы, установленное законом». (Там же, 810 а). Затем, молодой человек должен отслужить воинскую повинность, и лишь после этого он имеет право получить гражданство.

Если молодой человек, став гражданином, захочет в будущем «стать настоящим защитником (стражем) законов», он должен дополнительно углубить свои знания, чтобы «действительно знать правду о законах и быть в состоянии изучать эту правду теоретически и уметь прилагать её на практике». (Законы, 966 а). Платон настаивает, что тот, кто не сумеет полностью овладеть всеми этими дисциплинами, «и, после созерцания их философской взаимосвязи, не сумеет их прилагать, в соответствии с навыками и законами, и не будет в состоянии дать их определение, он никогда не сможет стать правителем всего государства, а должен быть лишь помощником правителей.» (968 а).

Верховными правителями государства могут стать только лишь просвещённые кандидаты, получившие полное среднее воспитание, а затем и высшее обучение. Другими словами, Платон вводит воспитательный ценз для политиков. Однако Платон подчёркивает, что невозможно предписывать законом точные знания, которыми они должны обладать: «Бесполезно предписывать, с помощью писаных законов, точное время, необходимое для передачи каждого знания».

Те граждане, которые к своим тридцати годам уже получили и ассимилировали это высшее образование, могут быть кооптированы правителями в свои помощники. Лишь достигнув пятидесятилетнего возраста, эти помощники смогут сами стать правителями, но, для этого, они должны быть не только компетентными, но также и порядочными (хорошими) людьми, согласно указанию Платона в его седьмом письме из Сицилии. Почти тысячу лет после этого указания Платона, святой император Юстиниан Великий включил его, как одну из предпосылок, необходимых для достижения «благой симфонии» (благосозвучия), ведущей к народному благополучию, при отделении государства от Церкви.

Первоначальное зарождение идеи целостного воспитания молодёжи

Первоначальным источником педагогических концепций, на которых основываются кадетские корпуса во всем мире, были древние Афины, из которых эти концепции распространились сперва на Древнюю Грецию, а затем также и на весь эллинистический мир. Даже можно было бы сказать, что источником системы кадетского образования была афинская демократия. Однако, афинская демократия была лишь последним этапом в истории афинского полиса. Система же публичных гимназий в Афинах зародилась раньше, хотя она продолжала существовать и в последний, демократический период Афин.

В Афинах же зародилось и название «лицей» (в греческом произношении «ликий»), каковым обозначаются кадетские корпуса в Аргентине и в некоторых других латинских странах. В Афинах существовали три публичные гимназии, одна из каковых неофициально называлась лицеем, ибо она находилась напротив статуи Аполлона Ликийского. (Ликия была одним из регионов древней Греции. Она находилась на юго-западном побережьи Малой Азии, напротив острова Родос. В ней находился город Миры, называвшийся посему Миры Ликийские, где затем был епископом Святой Николай, Мир Ликийских Чудотворец.) При этом лицее, ученик Платона Аристотель основал в 335 году до Р. Х. свою философскую школу.

Эти общественные гимназии (буквально: места для гимнастических упражнений) играли важную роль в греческой системе воспитания, ибо «с точки зрения общественного интереса, самой важной целью воспитания было обеспечить государству в этих юношах здоровых воинов, одновременно крепких и красивых, мужественных и проворных… Под тенью гимназий велись учёные рассуждения, а дружба, этическую ценность которой ни один народ не понял так хорошо, как эллинский, воспламеняла души и подстрекала их соперничать в добродетели и в науке». (Ernest Kurtius. Historia de Grecia. Буэнос-Айрес, 1962. Том 2, стр. 244. Перевод с испанского мой. И. А.).

При этом необходимо подчеркнуть, что в Афинах, колыбели первоначальной демократии, гражданские добродетели были неотделимы от добродетелей воинских, как это символически ещё недавно было и в некоторых швейцарских кантонах, где право голосовать имели только лишь вооруженные граждане, с кинжалом в руках, отслужившие воинскую повинность. Этот же выше цитированный немецкий историк подчеркивает, что целью воспитания в Афинской демократии было «сохранение унаследованных обычаев… и мирной силы традиций, опирающихся на религию и на многие остатки древних учреждений, для того, чтобы сохранять общество на своих старых фундаментах». (Там же).

Таким образом, развилось понятие цивилизации, противостоящей варварству, «совершенствующей и украшающей, в одинаковой пропорции, и тело и душу». Эрнест Куртиус продолжает: «Равновесие между телесным бытием и духовным бытием, гармоничное совершенствование всех сил и всех инстинктов природы, для греков были делом воспитания. Поэтому крепость, ловкость, сноровка, сила, непринужденность и свобода, великодушие и жизнерадостность, присутствие духа… были не менее важными, чем духовная культура, острота понимания, умелость в искусствах муз». (Там же. Том 1, стр. 448).

Однако такое воспитание не ограничивалось некоторым числом семейств, и не было предоставлено само себе. Во всей Греции были организованы государством общественные гимназии, «с большими участками для упражнений, в тени от солнца, окруженные галереями и рядами деревьев, обыкновенно расположенными за городскими стенами, но под их юрисдикцией». (Между прочим, на окраине развалин Помпеи, вблизи от амфитеатра, сегодня еще можно ясно видеть контуры построек и прочих структур такой общественной гимназии).

«Всякий, кто хотел пользоваться уважением и влиянием между своими согражданами, должен был провести значительную часть своей жизни в гимназиях. Только там можно было приобрести выправку, которой отличается хорошо воспитанный человек… это было единственное отличие человека, призванного участвовать в общественных делах… Это усилие восторженных юношей, чтобы достичь собственной личной ценности, сдерживалось тормозом строгой дисциплины, так как закон следил за упражнениями, требуя строгого регламента, послушания старшим и отказа от эгоистических капризов… нигде не признавалась голая сила, и никому не позволялось участвовать в праздничных играх без предварительного подчинения регулярному воспитанию». (Там же. Том 1, стр. 449).

Возможно, что на эту систему афинского образования оказали некоторое влияние сохранявшиеся на острове Крите остатки Минойской цивилизации. Некоторые историки предполагают, что, более чем за тысячу лет до Аристотеля, Минойская цивилизация на Крите стала «культурной моделью для соседних регионов», в том числе и «благодаря долголетнему обучению своей молодёжи гимнастике и морскому делу». (Emily Vermuele, Grece in the Bronze Age, 1964. Цитировано по изданию на испанском языке «Grecia en la edad de bronce», Mexico, 1996, стр. 161). На некоторые дисциплины образования в Афинах несомненно также могли косвенно как-то повлиять и системы обучения других древних цивилизаций, в первую очередь Месопотамской и Египетской, а затем также, возможно, и соседнего с греками (и находящегося с ними в некотором этническом родстве) Хеттского государства в Малой Азии. Ключевский отмечает, что «в области государствоведения особое значение принадлежит Египту, бывшему школой ряда крупных деятелей античного мира: Моисея, греческих законодателей Ликурга и Солона, историка Геродота, философа Пифагора»). На побережье Малой Азии тогда находились и другие государства, которые тоже могли оказать какое-то влияние на древнюю греческую цивилизацию: Лидия, Ликия и Финикия. В Лидии, по-видимому, впервые стали чеканить металлическую монету, а в Финикии был создан первый консонантный алфавит. Согласно мифу, из Финикии была похищена на остров Крит финикийская царевна Европа, именем которой затем был назван сам европейский континент.

Затем, уже при образовании двойной греко-римской цивилизации, на военные аспекты этого образования, возможно, оказали некоторое влияние и этрусские педагогические традиции. Во всяком случае, римляне обозначали свое военное образование этрусским словом «тиросиниум», каковое затем снова всплывает через много веков в латинском тексте королевского указа Людовика 14-го о создании во Франции кадетских рот. (У этрусков существовали жреческие школы разных профилей, в первую очередь земледелия и искусственного орошения, а также астрономии, метеорологии, зоологии, ботаники и орнитологии. Возможно, что известная римская «коллегия понтификов», буквально «мостостроителей», имела некую связь с этрусскими школами инженеров путей сообщения. Во всяком случае, всем известно, что римляне имели прекрасных мастеров путей сообщения, создавших в Римской Империи непревзойдённую систему имперских дорог. (См.: Werner Keller, Denn sie entzuendeten das Licht. По-испански: Historia del pueblo etrusco. Barcelona, 1973, стр. 87).

Во всяком случае, независимо от действительных размеров влияния тех или иных выше отмеченных древних культур на афинскую педагогику, таковая несомненно была синтезом предыдущего культурного развития человечества. В свою очередь, наша русская кадетская педагогическая система является наследницей этого синтеза, обогащённого дальнейшим культурным развитием человечества.

Все культуры и цивилизации обращали значительное внимание на педагогические проблемы, ибо без воспитания молодёжи не может обойтись никакое общество. Однако, именно в Афинах система воспитания молодежи впервые в истории человечества возымела ярко выраженный политический характер. Дело в том, что афинский полис, как государственная структура, был своего рода нововведением в истории цивилизаций. Полис обладал определённой структурой, которая требовала осуществления определённых функций в рамках определённых условий политической игры, иногда довольно сложных. Политические решения в полисе окончательно принимались на вече (в агоре), а не при дворе монарха или в палатке вождя или в политическом комитете. Кроме того, эти решения на вече нуждались в воспитании не только меньшинства, предлагающего те или иные варианты решений, но также и большинства, высказывающего свое утверждение или неутверждение этих предложений. В Аргентине это кратко и выпукло выразил президент республики конца 19-го века Фаустино Сармиенто, сказавший, что народ является сувереном, но этого «суверена надо воспитывать».

Таким образом, в Афинах существовала реальная необходимость общего воспитания этого «суверена», каковой теоретически должен был быть своего рода окончательным политическим арбитром.

Кроме того, в Афинах образование молодежи впервые было организовано вне жреческих институций, в отличие от почти всех других древних стран. Однако, это отнюдь не обозначало разрыва с религией и с религиозными обрядами, а лишь функциональное разделение в симфонии, как бы в предвозвещение закона о Симфонии Императора Юстиниана, более чем через целое тысячелетие.

Однако, помимо политического и мирского характера воспитания молодёжи в Афинах, его отличительной чертой был интегральный, целостный характер. Сам Аристотель посвящает определению такого воспитания восьмую главу своей «Политики», откуда мы и берём следующие цитаты.

Греческая идея воспитания заключается в том, что оно должно быть целостным, интегральным, то есть полноценным, состоящим из всех необходимых составных частей, в согласии с эллинским классическим принципом «всего в меру, ничего чересчур». Этими частями были, в первую очередь, грамматика, гимнастика, музыка и рисование. Аристотель говорит: «Четыре предмета обыкновенно преподаются: чтение и писание, гимнастика, музыка, а также иногда на четвертом месте и рисование». Сегодня эти части воспитания можно было бы обозначить как идейное, интеллектуальное, художественное, спортивное и военное воспитание. Все эти части в Греции образовывали одно неразрывное гармоничное целое.

Интеллектуальное воспитание в Греции осуществлялось в значительной мере путем изучения классической литературы, каковое сопровождалось музыкой, так же как и спортивное воспитание. Аристотель утверждает, что обучение музыке не должно быть препятствием для «военной и гражданской тренировки, сначала физической, а затем и теоретической».

В другом месте он описывает, к чему должно стремиться музыкальное воспитание: к благодушию, твёрдости и воздержанию. Он также предупреждает, что «нельзя одновременно тренировать чрезмерно ум и тело». (Это соответствует общему положению эллинской культуры, цитируемому Аристотелем: «Мы всегда больше хвалим умеренность, чем крайности»). Аристотель предупреждает против чрезмерной атлетической подготовки и критикует спартанцев за то, что «они доводят до скотского состояния детей, путём тяжёлых трудов», делая их таким образом «пригодными для выполнения только лишь одной из функций гражданина».

Аристотель делает различие между «дисциплинами утилитарными в жизни и дисциплинами, направляющими к добродетели, то есть не утилитарными». Он особенно защищает не утилитарные дисциплины, которые он связывает с досугом и с играми: «Сама природа старается не только хорошо работать, но также и хорошо пользоваться досугом, каковой является началом всех вещей». (Досуг по-гречески — «схола», откуда происходит и наше «школа»). Что касается игр, «они не являются целью нашей жизни, но предназначены для отдыха». «Необходимо ввести игры, выбирая подходящие моменты, чтобы ими пользоваться и употреблять их как лекарство, так как они вызывают движение настроения, которое ведет к уменьшению напряжения, и посредством такого удовольствия происходит отдых».

Здесь Аристотель подходит в своих рассуждениях к кульминационной точке греческой идеи целостного воспитания: «Значит очевидно, что существует воспитание, которое нужно давать детям не потому, что оно является полезным, а потому, что оно ведёт к свободе и к благородству». И чтобы не было ни малейших сомнений в смысле этих слов, несколькими строчками ниже Аристотель объясняет: «Таким образом, главную роль в воспитании должно играть всё благородное, а не скотское, так как ни волк и ни какое другое животное не пойдут навстречу красивому риску, а только лишь хороший человек».

Таким образом, эта система целостного воспитания была органической частью политического строя Афинской демократии.

Современные источники системы кадетского воспитания

Современные источники системы кадетского воспитания находятся на Руси, во Франции и в Германии.

Уже в 15 и 16 веках в России существовали полки «дворянских детей», которые даже принимали участие, в качестве вспомогательных частей, в военных действиях. Эти полки и являются прямыми отечественными предшественниками русских кадетских корпусов.

Первое известие о создании кадетских рот во Франции, во времена короля Людовика 14-го, относится к 1682 году. Тогда же закрепляется слово «кадет» в названии таких учебных заведений. Во Франции так назывались дети дворян, которые начинали свою военную службу в низших военных чинах.

Соединение во Франции этих «кадет» в роты или в специальные школы, для военной подготовки, при одновременном всеобщем образовании, и было зачатком современных кадетских корпусов, которые в разных странах и в разные эпохи также назывались «военными гимназиями», «кадетскими школами», «военными лицеями» и «военными училищами».

В музее «Дорогой корпус» российских кадет в Париже сохранялась гравюра, на которой воспроизведён документ 1682 года, подписанный королем Людовиком 14-ым, содержащий текст учреждения первых кадетских школ:

«Учреждение кадетских рот. Во время стольких славных кампаний, король, учитывая необходимость располагать многими офицерами, основал во многих местах своего королевства роты молодых людей, сыновей дворян или людей дворянского сословия, которым дал имя кадет. Их обучали всем военным упражнениям. Когда их считали пригодными для командования, их назначали офицерами в армию. Эти роты, так же как и другие школы, в которых обучали военному искусству, постоянно поставляли очень хороших подданных». На гравюре изображена медаль «Militae Tirosinium» (обучение военному делу). На одной стороне медали, под изображением короля Людовика 14-го, надпись: «Ludovicus Magnus Rex Cristianissimus». На другой стороне изображены две походные палатки, со строем кадет, перед которыми стоит группа офицеров. Снизу надпись по-латыни: «Nobiles educati munificencia principia». (Журнал «Кадеты», номер 3, май 1948 года, Париж). Знаменательно, что в данном случае, в самый момент создания кадетских корпусов, обучение военному делу отождествляется с воспитанием начал великодушия (munificencia происходит от латинского слова munus, что значит дар, подношение).

Затем, через 19 лет, Император Петр Великий основывает в России в 1701 году Морскую кадетскую школу, под названием «Школа навигацких и математических наук».

Еще через 16 лет, в Берлине, в 1717 году основывается «Кадетская школа», под названием «Кадеттеншуле». В России в 1732 году Императрицей Анной Иоанновной был основан первый русский армейский кадетский корпус.

Всего в России в 18-ом веке было основано 4 кадетских корпуса, в 19-ом веке 22 кадетских корпуса, и в 20-ом веке, до Первой Мировой войны, 4 кадетских корпуса. Затем, во время Гражданской войны, на территории Русской Армии, под командованием генерал-лейтенанта барона П. Н. Врангеля, было основано ещё 2 кадетских корпуса.

25 января 1920 года Киевский и Одесский кадетские корпуса, с ротой Полоцкого кадетского корпуса, покинули Россию, ещё до эвакуации Русской Армии. Эти кадетские корпуса были эвакуированы из Одессы и прибыли в Королевство Югославию (тогда Сербов, Хорватов и Словенцев). Приказом Российского Военного Агента в Белграде от 10 марта 1920, Киевский и Одесский корпуса были соединены в один, под именем «Сводного кадетского корпуса». Этот корпус был размещен в городе Сараево, в Боснии. Наименование «Русский кадетский корпус», для этого Сводного киевско-одесского кадетского корпуса, было установлено 9 сентября 1920 года. В 1929 году корпус был перемещён в Белую Церковь и получил со изволения Короля Югославии Александра I шефство и наименование «Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича кадетский корпус».

В Югославию также прибыли из России Крымский и Второй Донской кадетские корпуса. Крымский кадетский корпус был образован в Крыму, приказом генерала П. Н. Врангеля, из Полтавского и Владикавказского кадетских корпусов. После эвакуации из России, Крымский кадетский корпус был сперва размещён в городе Стрнище, в Словении, а затем переведён в Белую Церковь, на границе Югославии с Румынией. Он был закрыт в августе 1929 года и его состав вмещён в Первый Русский и Второй Донской кадетские корпуса. Донской корпус находился в Горажде, в Боснии, и был закрыт 1 августа 1933 года, с переводом кадет и части персонала в Первый Русский. В феврале 1925 года Первый Русский корпус принял в свой состав также кадет Сибирского и Хабаровского кадетских корпусов, прибывших из Шанхая, куда они были эвакуированы из Владивостока в конце 1922 года.

Таким образом, «Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича кадетский корпус» в Югославии был сводным корпусом восьми кадетских корпусов Всероссийской Империи: Киевского, Одесского, Полоцкого, Полтавского, Владикавказского, Донского, Сибирского и Хабаровского. Это было более четвёртой части всех русских кадетских корпусов. Он прекратил свое существование в 1944 году.

Морской корпус был восстановлен в Крыму, в 1919 году, в составе кадетских и гардемаринских классов. Корпус покинул Севастополь 30 октября 1920 года по старому стилю на борту линейного корабля «Генерал Алексеев» (быв. «Император Александр III»). Вместе со всей эскадрой Русского Флота, под Андреевским флагом и под командованием адмирала Кедрова, Морской корпус через Босфор прибыл в Бизерту, в Тунисе (тогда под властью Франции), где были возобновлены регулярные занятия и где происходили выпуски окончивших, с последующим производством их в корабельные гардемарины. Последний выпуск Морского корпуса состоялся в июне 1925 года.

1 ноября 1930 года во Франции, в местечке Villiers le Bel, 20 км. на север от Парижа, был организован Корпус-лицей имени Императора Николая II, по идее одного из лучших педагогов России, генерал-лейтенанта В. В. Римского-Корсакова, бывшего директора славного I Московского императрицы Екатерины Великой кадетского корпуса и Крымского кадетского корпуса. Корпус-лицей имени Императора Николая II в 1936 году переехал из Villiers le Bel в Версаль, где пробыл до 1959 года, когда он был вынужден переехать в Dieppe, где был закрыт в 1964 году. По причине своего 23-летнего пребывания в Версале, этот корпус часто также называют «Версальским кадетским корпусом». Такое продолжительное сохранение за рубежом русских кадетских корпусов, в исключительно тяжёлых, а иногда и враждебных, условиях, было результатом непреклонной воли преодолеть вражеские замыслы и спасти, а затем и донести обратно до России и вернуть на своё место, этот факел русского огня.

Все остальные кадетские корпуса в России были коммунистической властью закрыты, и многие их воспитатели и воспитанники подверглись гонениям. Однако, в ходе Второй Мировой войны, под конец 1943 года, в СССР было открыто несколько суворовских и нахимовских училищ, частично по образцу бывших кадетских корпусов. После 1991 года, в России возник процесс стихийного (спонтанного) открытия средних учебных заведений под названием кадетских корпусов. До сих пор открыто, согласно некоторым данным, более 100-и учебных заведений под таким названием. Многие из них, конечно, имеют мало общего с прежними имперскими кадетскими корпусами, но в данном случае само по себе стремление к восстановлению кадетской системы воспитания, несомненно, является знаменательным.

Основные концепции русской кадетской педагогической доктрины

Существование в течение около двух веков в России многочисленных кадетских корпусов выработало сложную педагогическую систему такого воспитания, с большим практическим опытом в этой области. Таким образом, сложилась законченная педагогическая доктрина, которая, несомненно, является ценной и для будущего. Можно вкратце перечислить некоторые основные концепции этой педагогической доктрины:

1. Основой образования и воспитания кадет является идея верного служения с детства своему Отечеству на военном и гражданском поприщах, основанного на Вере и на любви к этому Отечеству, в согласии с традиционной исторической системой ценностей страны. В Указе царя Петра Первого, об основании первого кадетского корпуса в России, такая ценностная ориентация конкретно отмечена ссылкой на Православие.

2. Тщательный отбор воспитателей и тщательная разработка общей программы, предметов обучения и общих педагогических структур и норм в кадетских корпусах.

3. Главной целью средних учебных заведений вообще, и кадетских корпусов в частности, является не только обучение, но также и воспитание молодежи. Целью воспитания является достичь хорошего «поведения» молодежи и юношества. Обучение хорошему поведению и хорошим навыкам полностью возможно только лишь в детском и юношеском возрасте, в то время как обучение наукам и ремёслам может происходить в любом возрасте.

4. Такое воспитание возможно только лишь при категорическом соблюдении внешней и внутренней дисциплины. В латинском языке само слово дисциплина неразрывно связано по смыслу со словом «ученик» (discipulus).

5. Однако, достижение хорошего воспитания и хороших навыков с помощью одной лишь дисциплины невозможно. Для этого необходимо укрепление общих религиозных и нравственных верований и традиций в юношестве и установление цельной системы жизненных концепций, базирующихся на этих верованиях и традициях. Поэтому в русских императорских и зарубежных кадетских корпусах существовали системы так называемых «заповедей», в которых выпукло и в краткой форме резюмировались эти верования, традиции и концепции, главным образом идейного и патриотического характера. Главными из них являются «12 Заповедей Товарищества» Великого Князя Константина Константиновича. Особенное значение имеют Заповеди 4, 5 и 6: «Долг дружбы преклоняется перед долгом товарищества. Долг товарищества преклоняется перед долгом службы. Честь непреклонна, бесчестие во имя товарищества остаётся бесчестием.» Затем, уже в Эмиграции, Директор Первого Русского Кадетского Корпуса, генерал-лейтенант Б. В. Адамович установил «67 Заветов» кадетам, из которых нужно особенно отметить 6-ой Завет: «Помнить, чьё мы имя носим».

6. Помимо этого, обращалось большое внимание на манеры поведения, каковые отражали не только идейные и нравственные установки, но также эстетические и гигиенические правила. Многие правила хорошего поведения тесно связаны с нравственной, психологической и физической гигиеной.

7. Обращалось особенное внимание на развитие способностей для анализа любой информации и любых ситуаций, а также и способности для формирования и обобщения идей и концепций. Кроме того, развивались способности для выработки положительных предложений и принятия правильных решений.

8. В области обучения обращалось особенное внимание на ясное понимание общего смысла отдельных наук, а не на зубрёжку их деталей.

9. Среди наук особенное место выделялось для двух иностранных живых языков, которые в течение семилетнего срока обучения должны были быть освоены полностью. Кроме того, изучались основные понятия латинского языка, чтобы можно было с помощью словаря переводить основные тексты. Также требовалось достаточно хорошее владение основными познаниями всемирной истории.

10. Воспитание и обучение в кадетских корпусах имели одной из главных целей отбор и тренировку лучших человеческих ресурсов страны, для служения государству и народу. Посему принцип селекции лежал в основе не только принятия в эти учебные заведения, но и во всей их педагогической программе. Эта селекция должна вести к достижению кадетами высокой личной и общественной нравственности и общей культурности. Конечной задачей кадетского воспитания является формирование нравственного позвоночника общества и народной элиты для государства, которое должно быть оборонительной оболочкой этого общества.

11. Русская кадетская педагогическая система основывается не только на общих методологических принципах, но также и на специфических коренных русских идейных, мировоззренческих и культурных началах и ценностях. В этом заключаются ея уникальность и превосходство.

12. Кадетское воспитание это — нравственное и патриотическое воспитание, на базе хорошего гуманитарного образования и военно-физической подготовки.


Игорь Николаевич Андрушкевич Электронное Кадетское письмо N 80. Кадетский вестник. Буэнос-Айрес, октябрь 2013 г.

XIX год издания под новой нумерацией. Основан в 1955 году А. Г. Денисенко, кадетом VII выпуска Крымского кадетского корпуса. Не издавался с 1961 по 1994 годы.

С 1995 г. выходит под новой нумерацией.

Издатель и редактор: Игорь Андрушкевич.

Выходит на правах рукописи. При использовании материалов, ссылка на источник обязательна.

Электронный адрес: kadetpismo@hotmail.com

Почтовый адрес: Igor Andruskiewitsch. Casilla de correo 51. 1653 Villa Ballester. Argentina.

http://rusk.ru/st.php?idar=63378

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru