Русская линия
Московский церковный вестник Дмитрий Анохин29.10.2013 

Возвращение государей
В Александровском саду воссоздан памятник Трехсотлетию Дома Романовых

В центре столицы смонтирован и подготовлен к торжественному открытию отреставрированный монумент в честь 300-летнего юбилея Дома Романовых. Его освящение намечено на праздник Казанской иконы Божией Матери — День народного единства. Корреспондент «Церковного Вестника» наблюдал за финальными аккордами воссоздания исторического памятника, впервые появившегося у Кремлевской стены без малого сотню лет назад.

Освященный Иверской иконой

Московским старожилам и знатокам столичной истории этот монумент возле знаменитого грота, конечно же, известен. Правда, последние 95 лет он менял как свой облик, так и «прописку». И вот теперь историческая правда восторжествовала: вместо девятнадцати фамилий социалистов-утопистов на нем снова нанесены имена семнадцати государей из рода Романовых, а также державные символы дореволюционной России.

Инициатива установки памятника в начале прошлого века исходила от городских властей. В январе 1911 года этот вопрос подняла Комиссия о пользах и нуждах общественных Московской городской управы, рекомендовавшая воздвигнуть к приближавшемуся юбилею монумент наподобие обелиска в Троице-Сергиевой лавре (на нем запечатлены узловые моменты «биографии» этой обители). В следующем году состоялся открытый конкурс. По его итогам решили воплотить в камне работу занявшего второе место архитектора по квартирному довольствию войск Московского гарнизона Сергея Власьева (+1936), так как проект-победитель конкурсная комиссия посчитала неоправданно дорогим.

Функционально власьевский гранитный памятник состоял из трех больших компонентов. Внизу располагался окруженный живописным цветником большой цоколь. На него опиралось массивное основание с надписью-посвящением и изображением Георгия Победоносца, несшее на себе восемь геральдических щитов с гербами составлявших Российскую Империю царств (московского, казанского, астраханского, польского, сибирского, херсонотаврического и грузинского), а также соединенными гербами четырех великих княжеств (Киевского, Владимирского, Новгородского, Финляндского). Наконец, верхний уровень походил на иглу в виде поставленных друг на друга квадратных в плане монолитных блоков (сторона нижнего — 1 м 38 см, верхнего — 1 м 19,5 см). На «игле» перечислялись (причем не в более привычном сегодня хронологическом порядке снизу вверх, а наоборот — сверху вниз) все самодержцы романовского рода от Михаила Федоровича до Николая II. Семнадцать имен государей и государынь, если точнее, умещались на шести блоках; седьмой же, самый верхний, нес на себе изображение родового романовского герба (грифона с мечом и щитом) и одновременно служил опорой для позолоченного двуглавого орла.

Совместить открытие памятника с юбилейными торжествами не получилось: император, будучи в старой столице на празднествах в мае 1913 года, лишь ознакомился с проектом и одобрил его. После этого на Цветном бульваре соорудили временный памятник. Да какой! Он повторял очертания власьевского монумента, но собран был полностью… из живых цветов.

Заложили мемориал у главных ворот, ведущих в сад с Воскресенской площади, 18 апреля 1914 года. Городское управление освоило ассигнованные на все работы 50 тысяч рублей удивительно быстро: торжественное открытие монумента под официальным названием «Обелиск в память 300-летия царствования Дома Романовых» состоялось уже 10 июля. Освящали его великим торжественным чином, с выносом из соседней часовни чудотворной Иверской иконы Божией Матери.

Девятнадцать вместо семнадцати

Увы, гранитному мемориалу не суждена была счастливая судьба. Одним из первых документов советского правительства, изданных после переноса столицы в Москву, стал Декрет Совнаркома «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической Революции». Видимо, это не случайно: большевистская верхушка не могла спокойно руководить страной, когда в Кремле на нее смотрел изваянный в камне Александр II, а на Тверской площади напротив Моссовета восседал на коне генерал Скобелев. Попал под горячую руку, причем очень скоро, и власьевский монумент. Уже в течение августа — сентября 1918 года трудами архитектора Николая Всеволожского он превратился в Памятник-обелиск выдающимся мыслителям и деятелям борьбы за освобождение трудящихся. Орла, естественно, сняли, все надписи и изображения с гранита сбили. Щитки из-под гербов оставили пустыми, центральную часть основания заняли надписями «Р. С. Ф. С. Р.» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». А вот на месте грифона и имен самодержцев появились фамилии 19 социалистов. В отличие от дореволюционных резных букв, новые слова были пробиты в стесанном снаружи гранитном монолите (то есть «смотрели» внутрь, а не наружу).

Выбор увековеченных в 1918 году мыслителей из сегодняшнего дня кажется как минимум странным. К примеру, там не оказалось ни единого большевика, зато были народник Михайловский, анархист Бакунин и меньшевик Плеханов. С Марксом и Энгельсом более-менее ясно, наследие Чернышевского тоже хорошо соответствовало целям и задачам соцпропаганды, но вот дальнейшая мешанина из фамилий утопистов (в числе которых, к слову, присутствовали три католических священника) сейчас представляется едва ли не кашеобразной. Возможно, то были личные пристрастия составлявшего список «красного» искусствоведа Владимира Фриче. Как бы там ни было, после революционного преобразования монумент относился к основным московским достопримечательностям уже с очень большой натяжкой. А когда в 1966 году его передвинули к гроту в связи с оборудованием Могилы Неизвестного Солдата, он и вовсе едва ли не потерялся в более значимом архитектурно-мемориальном окружении.

«Предложения о воссоздании Романовского обелиска настойчиво звучали несколько последних лет, — говорит председатель Правления Фонда по постановке памятника Патриарху Гермогену, сопредседатель Союза православных женщин Галина Ананьина. — Например, официально выходил на высшие должностные лица страны с этим вопросом фонд „Возрождение“. Но со всей очевидностью необходимость возвращения исторического облика монументу проявилась только после установки в Александровском Саду памятника священномученику Гермогену».

Ближе к Гермогену

Идею единогласно поддержала Комиссия по монументальному искусству при Московской городской думе. При организации-балансодержателе памятника — Управлении делами Президента РФ — была создана специальная рабочая группа, решившая отреставрировать памятник в рамках продолжающегося благоустройства Александровского Сада. Помимо Ананьиной, в авторский коллектив вошли трудившиеся над памятником Гермогену народный художник России Салават Щербаков и заслуженный архитектор России Игорь Воскресенский. Их задача существенно облегчалась обнаруженными в Центральном историческом архиве Москвы чертежами и эскизами власьевского проекта.

«Но прежде нужно было обследовать существовавший памятник, — рассказывает Салават Щербаков. — После демонтажа в июле-августе этого года мы внимательно осмотрели все его части. Основная выявленная проблема оказалась связана с блоком-навершием. Похоже, двуглавого орла удаляли варварски, а быть может, он никак не хотел покидать вершину, но этот блок оказался в критическом состоянии. Фактически он раскололся на четыре части, использовать которые в дальнейшем не представлялось возможным. Поэтому мы решили заменить эту деталь новоделом. Новый блок вытесан из карельского гранита, добытого на том же самом карьере Куру-грей в Финляндии, что и исторические камни-аналоги. Остальные компоненты можно использовать в монументе и дальше, хотя переезд памятника в 1966 году не пошел им на пользу. Гранитные блоки и камни гранитной облицовки кое-где смещены, швы потеряли герметичность, отмечены отдельные сколы гранита».

«Кроме того, за век гранит основательно потемнел, — объясняет реставратор-каменщик Сергей Зайцев корреспонденту ЦВ на площадке. — Видите, как сильно отличаются тона старой и новой облицовки? Сейчас мы скрупулезно чистим исторические камни от атмосферных загрязнений, так что на торжественном открытии на памятник приятно будет посмотреть».

Кстати, смотреть на него теперь лучше не с Аллеи городов-героев, а из центра верхней части Александровского Сада, от скульптуры Патриарха Гермогена. Фасад монумента развернут по сравнению с прежней ориентацией на 90 градусов в левую сторону. «Это было сложное решение, принятое после перебора многочисленных вариантов, — объясняет заместитель генерального директора Общества с ограниченной ответственностью „ВИП СЕРВИС ПРОЕКТ“ (организация — проектировщик реконструкции и реставрации) Михаил Лапин. — Обусловлено оно наилучшим, максимально удобным обзором памятника с разных точек».

Кроме того, восстановлена геометрия пострадавших блоков, подработаны швы, заменен проржавевший металлический крепеж. Вернулся на свое место и позолоченный орел (его тоже пришлось отливать из бронзы заново, по архивным чертежам). Но главное, конечно — буквы. Выполненные, как и век назад, в шрифте неорусской стилистики, они в полном соответствии с исторической правдой снова резные, выточены поверх единого гранитного монолита. Для этого камни, что вполне понятно, пришлось опять стесывать по всему фасаду. Как показывают подсчеты, в общей сложности каждый блок за век похудел примерно на 2 — 2,5 сантиметра. В относительном выражении это немного: около 2 процентов. Но как же весомо в историческом измерении!

Остается надеяться, что это возвращение исторической правды монументу в Александровском Саду окажется последним. И больше никому не придет в голову обтесывать исторический гранит, чтобы написать на нем что-нибудь иное.

+ + +

Анастасий (Грибановский), епископ Серпуховский, глава церковной юбилейной комиссии в 1913 — 1914 г.г. (впоследствии — архиепископ Кишиневский и Хотимский, первоиерарх РПЦЗ; +1965): «ПАМЯТНИК ВЕЩАЕТ О ВЕЛИКИХ ПОДВИГАХ И ЗАСЛУГАХ ЦАРСТВУЮЩЕГО ДОМА ПЕРЕД РОССИЕЙ»

В минувшем году вся Россия праздновала трехсотлетнюю годовщину царствования Дома Романовых и единым сердцем возносила Господу Богу благоговейные моления за все блага, явленные Им дорогой родине через этот Царствующий Дом. В ознаменование такого великого события наш царственный град и приступает ныне к сооружению памятника, который здесь, под сенью священного Кремля, будет иметь особенное значение: он будет вещать о великих подвигах и заслугах перед Россией Царствующего Дома, о тех неразрывных узах, которыми он связан с первопрестольной Москвой. Москва — колыбель Дома Романовых. Здесь — глас народа, оказавшийся на этот раз гласом Божиим, указал на Царя Михаила Феодоровича как на природного государя. Здесь русские венценосцы восприяли и будут воспринимать помазание Божие, здесь они почерпали свои духовные силы от живого общения с Православной Церковью, здесь в годины исторических невзгод и испытаний они прислушивались к биению подлинного русского сердца. Пусть же сооружаемый монумент будет не только памятником нашей минувшей славы, но и залогом грядущей силы, заключающейся в единении Царя с Москвой, а через нее и со всем русским народом. Как новый памятник вознесется в высоту, так пусть и Русь святая непрерывно возносится к небу, до вершин силы, могущества и славы.

Из Слова на молебне при освящении закладки памятника 18 мая 1914 г. («Московские ведомости», № 90 от 19 апреля 1914 г.)

+ + +

Открытие Романовского обелиска

Вчера в 1 Александровском саду состоялось торжественное открытие обелиска, сооруженного здесь с Высочайшего соизволения Московским городским общественным управлением в ознаменование 300-летия Царствования Дома Романовых.

Ведущие в Александровский сад с Воскресенской площади ворота и прилегающая к ним железная решетка были украшены национальными флагами. Около обелиска, ближе по кремлевской стене, было устроено
небольшое возвышение, красиво задрапированное гирляндами зелени; на
возвышении была помещена особо чтимая москвичами святыня —
чудотворная икона Иверской Божией Матери. По всей длине аллеи бульвара
стояли шпалерами юнкера Александровского, Алексеевского и Тверского кавалерийского училищ и части войск Московского гарнизона с оркестром музыки.

В половине двенадцатого часа дня преосвященным Димитрием, епископом Можайским, в сослужении депутата духовного ведомства в Городской Думе протоиерея Н. С. Виноградова и другого духовенства было совершено молебствие с водоосвящением при стройном пении хора храма Христа Спасителя. Перед окончанием молебствия преосвященный Димитрий произнес слово, в котором указал на высокое значение воздвигнутого памятника, долженствующего непрестанно вещать жителям Первопрестольной о великих заслугах перед Россией Царствующего Дома Романовых. Молебствие закончилось провозглашением многолетия Государю Императору, Государыне Императрице, Наследнику Цесаревичу и всему Царствующему Дому и вечной памяти в Бозе почивающим венценосным представителям Дома Романовых.

После этого преосвященный Димитрий окропил св. водой сооруженный монумент со всех четырех сторон. Хор исполнил национальный гимн.

Затем состоялся парад находившимся в саду частям войск. Парадом командовал командир 1-й гренадерской бригады генерал-майор Хольмсен. Принимавший парад командующий войсками Московского военного округа генерал-от-кавалерии П. А. Плеве, выступив на середину фронта войск, провозгласил здравицу за Обожаемого Державного Хозяина Русской Земли Государя Императора и весь Царствующий Дом. Войска, взяв «на-караул», ответили на это громовым, долго не смолкавшим ура; оркестр исполнил Боже, Царя храни! Затем генерал П. А. Плеве провозгласил тост за процветание и благоденствие города Москвы, соорудившего славный памятник: «Ура -Москве!» — - произнес генерал Плеве и в ответна это раздалось могучее ура; оркестр исполнил Преображенский марш. И.д. городского головы В. Д. Брянский от имени города Москвы благодарил генерала П. А. Плеве за провозглашенную здравицу.

Затем войска были пропущены церемониальным маршем. Генерал П. А. Плеве благодарил молодецки проходившие воинские части.

На торжестве открытия памятника, кроме указанных уже лиц, присутствовали: командир гренадерского корпуса генерал-от-артиллерии И. И. Мрозовский, Московский градоначальник свиты Его Величества генерал-майор А. А. Адрианов, Московский губернатор егермейстер Высочайшего Двора гр. Н. Л. Муравьев, состоящий при Ее Императорском Высочестве Великой Княгине Елисавете Феодоровне гофмейстер Двора Его Величества А. П. Корнилов, Московский комендант генерал-майор Т. Г. Горковенко, егермейстер Высочайшего Двора кн. Н. С. Щербатов, ректор Московского Университета проф. М. К. Любавский, помощник Московского градоначальника д.с.с. К. К. Заккит и полковник В. Ф. Модль, члены городской управы Ф. А. Лузин и В. Ф. Малинин, гласные Городской Думы и большое количество народа.

Вновь воздвигнутый памятник производит вполне благоприятное впечатление.

(«Московские ведомости», № 134 от 11 июня 1914 г.)

http://e-vestnik.ru/reports/pamyatnik_romanovym_7392/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru