Русская линия
День (Киев)29.01.2005 

Брать «за язык»

В редакцию «Дня» пришло открытое письмо (его текст приводим ниже), подписанное на вчерашний день более чем 70-ю представителями интеллигенции, преимущественно Киева и Харькова. По своему поводу оно является реакцией одной части интеллектуалов на ранее опубликованные в прессе письма других групп. Основной посыл — «защита русского языка и русскоязычной культуры». От оскорблений, возможных реформ новой власти, чиновничьего своеволия. Среди подписавших письмо — хорошо известные читателям «Дня» политолог Владимир Малинкович и заместитель директора Института социологии НАНУ Евгений Головаха. В связи с достаточно резким тоном письма, смешиванием проблем политики, культуры, регуляции рынка «культурных продуктов» и каким-то уж слишком превентивным оппонированием новой власти, «День» попросил уважаемых экспертов объяснить, что заставило их принять участие в акции.

По словам Евгения Головахи, «это вполне нормальный, цивилизованный ответ на гадости, которые люди наговорили по поводу русского языка в период избирательной кампании», поэтому социолог счел уместным для себя подписать его. «Если Янукович говорит на русском языке, а авторы этих писем выступали против его кандидатуры, то это не значит, что русский язык в чем-то виноват перед Украиной», — сказал он. По мнению Е. Головахи, «это письмо — еще и реакция на то, что в обществе как следствие победы революции появляется некая разнузданность, которую позволяют себе люди, претендующие называться элитой. И эти люди могут сейчас почувствовать себя комиссарами (или эмиссарами) с правом один язык объявлять хорошим, другой — плохим. Правда, сами по себе интеллектуалы ничего не стоят в обществе. Главное, как их идеи воплотятся в чиновничьих движениях. Может быть, это письмо имеет смысл как раз для того, чтобы чиновники не очень-то распоясывались». Впрочем, пока в действиях новой власти социолог не усматривает тревожных сигналов. Однако, считает он, есть опасения, что Президент назначит ответственным за языковую политику человека, который начнет «внедрять очередную языковую реформу». В то время, как, по мнению Е. Головахи, следовало бы просто дать больше свободы в вопросах языка. В частности, что касается системы высшего образования. «Людей нельзя брать „за язык“. И в прямом, и в фигуральном смысле это очень неприятно», — говорит социолог.

Политолог Владимир Малинкович является не просто подписавшим, но и одним из авторов письма. «Мы только сейчас написали это письмо, — говорит он, — потому что раньше оно могло рассматриваться как конъюнктура. И позиция против Ющенко означала бы, что мы поддерживаем Януковича. Это не так. Мы не все поддерживаем Януковича. Мы за правовой статус русского языка, но вовсе не за ту или иную политическую силу».

Говоря о письмах, реакцией на которые стало данное обращение, Малинкович отметил: «Боль украинских литераторов можно понять. В течение долгого времени украинский язык прижимали, уровень украинской культуры был достаточно провинциален — не из-за отсутствия талантов, а в силу обстоятельств. Но это не дает им основания оскорблять язык, на котором говорит половина населения Украины».

Малинкович возражает также и другой группе украинской интеллигенции, «которые видят проблемы русского языка в Украине, но считают, что Ющенко — это как раз тот человек, который сможет их решить». По мнению политолога, языковая проблема вряд ли будет решена Ющенко. «Люди из окружения Ющенко всегда выступали против правового статуса русского языка. То есть вопрос функционирования русского языка фактически отдан на волю чиновников», — говорит Малинкович. Его собственная позиция по этому поводу заключается в том, чтобы предоставить русскому языку статус ниже государственного (им должен быть украинский), но русский язык защитить правом. «Его нельзя рассматривать, как это делают идеологи из окружения Ющенко, языком русской этнической группы, и сравнивать с положением украинского языка в России. Проблема не в том, сколько в стране проживает людей той или иной национальности, а сколько людей хочет учить язык. Более уместной кажется идея „языковой группы“. Например, поляков в мире гораздо больше, чем носителей польского языка. А что касается русского, то тут наоборот: россиян гораздо меньше, чем русскоговорящих».

Острота реакций по языковой теме показывает, что проблема есть. Она состоит прежде всего в том, что «языковой вопрос» успешно и цинично используется политиками и политтехнологами. Это показала минувшая избирательная кампания и, похоже, покажет следующая. Во всяком случае, социалисты весьма резво решили «пощипать» электоральные поля коалиции, поддержавшей Януковича. Их лидер А. Мороз уже внес в парламент соответствующий законопроект о статусе русского языка.

Хотя речь не о трубах, нефти, газе, нельзя не отметить и экономический аспект проблемы. В свое время «День» публиковал экспертные оценки, согласно которым российские и белорусские издательства вывозили из страны до $ 100 млн. прибыли в год. Аналогичных оценок воздействия иностранного шоу-бизнеса, киноиндустрии, медиа нет. Вероятно, в таких вещах стоит руководствоваться не политическими или некими «этнокультурными» мотивами, а здравым смыслом, фактами и интересами национального рынка.

Учитывая чувствительность темы, «День» публикует и другие точки зрения, в том числе одного из тех, кого авторы письма выбрали в качестве оппонента.


Открытое письмо

Во все времена для человека, претендующего на право именоваться интеллигентом, остается неизменно актуальной проблема нравственного выбора. На сегодняшний день мы живем в условиях относительно «вегетарианских», когда опасность политических репрессий по сравнению с минувшей эпохой тоталитаризма неизмеримо уменьшилась. Тем не менее, для людей, отстаивающих право на собственное суждение, не укладывающееся в прокрустово ложе стереотипов «массового сознания», постмодернистская реальность начала ХХI века создает новые трудности и преграды. К сожалению, в условиях господства новых информационных технологий, агрессивного пиара и других активных, изощренных форм пропаганды и агитации голос не ангажированного интеллигента имеет мало шансов быть услышанным, понятым и тем более не может воздействовать на те или иные события общественной жизни. Информационно-пропагандистский «белый шум» становится заслоном, в зародыше убивающим возможность резонанса для иных, независимых точек зрения.

С ярким примером подобного рода мы столкнулись в период президентской избирательной кампании октября-ноября 2004 года в Украине.

В этот период было обнародовано два групповых письма. Среди подписей под этими документами мы обнаружили имена известных представителей творческой интеллигенции Украины. Цель обоих писем — призвать население Украины к поддержке кандидата (ныне — избранного Президента Украины) Виктора Ющенко и бойкоту его главного соперника — Виктора Януковича.

Обращает на себя внимание тот факт, что оба документа основательно затрагивают проблему, очень важную для всех нас, авторов этого письма, — проблему русского языка и русской культуры в Украине. Какие же интерпретации этой проблемы они нам предлагают?

Авторы «Открытого письма двенадцати аполитичных литераторов о выборе и выборах» (опубликовано 14 октября 2004 года; среди подписавших — Юрий Андрухович, Мыкола Рябчук, Александр Ирванец) проблемы… вовсе не видят. С разухабистой безапелляционностью они заявляют: «…укра?нський (?) «прем'?р-м?н?стр» об? ця? надати мов? попси та блатняку абсурдний статус «друго? державно?». Эти слова можно было бы квалифицировать как использование интонации ернического стеба в целях эмоционального усиления агитационной риторики, если бы после словосочетания «язык попсы и блатняка» следовало в скобках нечто вроде следующего: «не путать с языком Пушкина и Гоголя, Толстого и Достоевского, Пастернака и Мандельштама». Увы, никаких разъяснений подобного рода в тексте не обнаруживается. Напротив, «аполитичные» литераторы непрестанно сбиваются на политизированную прямолинейность, а их потуги на иронию эклектически соседствуют в «Открытом письме» с сумрачным витийством: «…вже ЗАВТРА Укра? на перетвориться на чорну д? ру в центр? ?вропи, де… тримають у покор?, апат?? безнад? ц? лий народ. Так, ми справд? в небезпец? —? Укра? на,? ?? незалежн? сть,? незалежн? сть кожного з нас», — и с пламенными лозунгами: «Вибираймо СЬОГОДН?, тому що ЗАВТРА в нас можуть забрати саму можлив? сть вибору!» Потому у нас есть все основания полагать, что главная мишень особо отмеченного нами фрагмента — вовсе не попса и блатняк, но русский язык.

Высказываются авторы письма таким образом не столько в целях компрометации криминально-мафиозной атмосферы, складывающейся вокруг неприемлемого для них кандидата, сколько для возбуждения в сердцах избирателей радикально-антирусских настроений.

По-иному, вроде бы, рассуждают авторы «Обращения украинской интеллигенции к русскоязычным гражданам Украины» (опубликовано 17 ноября 2004 года; среди подписавших — Мирон Петровский, Андрей Курков, Екатерина Квитницкая-Рыжова, Наталья Вяткина, Светлана Зиновьева, Игорь Дыченко, Евгений Карась). В отличие от авторов «Открытого письма», они уверяют нас в том, что русский язык для них «не только язык великой культуры и литературы, но и язык повседневного общения и профессиональной деятельности». Не приемлют они волнующую также и нас ситуацию закрытия русских школ, сокращения программ по русской литературе и языку в школах и вузах. Со здоровым негодованием (разделяемым вроде бы и нами) предъявляют они обвинение на сей счет в адрес украинской власти, «политического режима криминальных кланов и олигархов». Нужно, по их мнению, лишь избрать президентом Виктора Ющенко, «действия, программа и личность» которого «будут способствовать становлению в Украине реальной демократии, гражданского общества и правового государства», тогда заработает не отвечающий требованиям времени, принятый в 1989 году (еще при советской власти) «Закон о языках», и — дело в шляпе. Потому призывают они нас голосовать за Ющенко, «забыв политические пристрастия и идеологические расхождения».

Здесь-то и остановимся. Щекотливость всей ситуации в том и состоит, что одним из наших весомых «идеологических расхождений» с Виктором Андреевичем Ющенко, побуждающим нас к иным «политическим пристрастиям», как раз и является та линия, которую вела его команда по отношению к русскому языку.

Приведем лишь несколько примеров деятельности правительства Ющенко в сфере языковой политики:

1. 24 декабря 1999 г. Верховная Рада по требованию Совета Европы ратифицировала Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств. Закон о ратификации гарантировал государственную защиту 13-ти языкам, широко распространенным в Украине, среди которых, разумеется, был и русский язык. Как язык, которым пользуется в повседневном общении не менее 20% украинских граждан, русский язык получил максимально возможную степень защиты. Этот закон обязывал государство обеспечить дошкольное обучение, среднее, среднее специальное и высшее образование на русском языке всем, кто этого пожелает для себя или своих детей. Тем не менее, партии, ныне входящие в «Нашу Украину», тогда голосовали против ратификации, а Министерство иностранных дел правительства Ющенко, которым в то время руководил Борис Тарасюк, в течение шести месяцев не отправляло «Закон о ратификации» в Совет Европы, хотя обязано было это сделать. Конституционный Суд, придравшись к формальному нарушению порядка подписания законов о ратификации, посчитал закон «утратившим силу». Казалось бы, нужно только еще раз проголосовать за либеральный вариант закона, соблюдая должным образом процедуру, и языки меньшинств будут защищены европейскими нормами права. Но Борис Тарасюк, Роман Зварич и другие «нашеукраинцы» предложили совершенно нелепый проект закона о ратификации Европейской хартии, который обеспечивал бы защиту только… четырем умирающим языкам — языку крымчаков, караимскому, урумскому и румейскому. Очевидно, что такой проект не мог пройти даже в нашем, отнюдь не самом либеральном парламенте. В то же время — из-за сопротивления «Нашей Украины» — не удалось вынести на рассмотрение законопроект, повторяющий основные положения «Закона о ратификации…» 1999 года. Был принят половинчатый вариант, предложенный президентом Кучмой, который хотя и предоставлял определенные правовые гарантии носителям русского языка и языков меньшинств, но в значительно меньшем объеме, чем это делал закон 1999 года. Увы, даже эти мизерные гарантии неукраинским языкам не устроили «Нашу Украину», и она голосовала против «Закона о ратификации».

Вывод: ответственность за то, что русский язык в Украине не имеет гарантий европейского уровня, лежит на Ющенко и на «Нашей Украине».

2. В самом начале работы правительства Виктора Ющенко вице-премьером по гуманитарным вопросам Мыколой Жулинским, председателем Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания Иваном Драчом и др. был подготовлен проект постановления Кабмина «О дополнительных мерах по расширению функционирования украинского языка как государственного», который предусматривал «дерусификацию различных сфер жизнедеятельности», а именно:

— завершение «работы по приведению сети учебных заведений в соответствие с этническим составом населения»,

— перевод вузов всех форм собственности на украинский язык,

— жесткую украинизацию теле- и радиовещания,

— жесткое регулирование гастролей зарубежных (читай: российских) исполнителей,

— налоговый пресс на торговлю зарубежной (опять-таки, прежде всего российской) книжной продукцией и еще два десятка подобных же мероприятий.

Таким образом, правительство Виктора Ющенко в 2000 г. готовило активное наступление на русский язык и русскую культуру в Украине. И кое-чего ему в этом направлении удалось добиться: число русских школ, например, при Ющенко-премьере существенно уменьшилось.

3. В июне 2000 г. в Верховной Раде зарегистрирован проект «Закона о развитии и применении языков в Украине» N2235−4, представленный правительством Ющенко. Проектов нового закона о языках в парламенте зарегистрировано было много, поскольку назрела очевидная потребность принятия нового закона (закон о языках 1989 года, как мы уже упоминали, устарел). Большинство проектов нацелены на то, чтобы повысить уровень защиты языковых групп в условиях более сложной, чем ранее, языковой ситуации. Исключение составляет лишь проект правительства Виктора Ющенко. Сравним, для примера, статьи старого закона и проекта правительства Ющенко об образовании.

Ст. 25 старого закона начинается так: «Свободный выбор языка обучения является неотъемлемым правом граждан». В соответствующей же статье 17 законопроекта правительства Ющенко сказано иное: «Государство обеспечивает право граждан Украины на получение образования на государственном (т.е. украинском) языке». Представителям национальных меньшинств гарантируется лишь изучение языка, причем, не исключено, через национальные общества. Не нуждается в дополнительных разъяснениях тот факт, что получение образования на родном языке и его изучение — это далеко не одно и то же.

Даже тех куцых гарантий, которые проект предлагает этническим русским, он не предоставляет гражданам нерусского происхождения, считающих русский язык своим родным (а это 13% всех жителей страны). Желание свести проблему языков к чисто формальному соответствию численности этнических групп, постоянно проявляемое идеологами «Нашей Украины», свидетельствует об их очень слабом знакомстве с европейским подходом к решению этого вопроса или же о сознательном обмане.

Иными словами, представленный правительством Ющенко проект «Закона о развитии и применении языков в Украине» был направлен на ограничение правового статуса носителей русского языка и представителей других языковых групп.

Следовательно, внимательно вглядевшись в текст и аргументацию «Обращения», мы видим, что его авторы, изливая на наши души сочувственный елей, одновременно порождают мифы вокруг рассматриваемой проблемы.

К сожалению, ни одно из обсуждаемых нами писем не получило отповеди в украинских средствах массовой информации. Вместо объективного показа различных взглядов на затрагиваемый предмет велась беззастенчивая игра в одни ворота.

Сейчас уже завершилась драматичная президентская избирательная кампания, отшумела «оранжевая революция», Ющенко избран Президентом Украины (поэтому никто не сможет сегодня упрекнуть авторов этого письма в конформизме), но проблема, волнующая нас, — никуда не исчезла. Доверия к готовности нового Президента и его команды конструктивно решать этот вопрос у нас по-прежнему нет.

По нашему убеждению, на сегодняшний день отношение к проблеме русского языка в Украине — своего рода «лакмусовая бумажка», выявляющая наличие или отсутствие живого нравственного чувства, верности духовным традициям подлинной интеллигенции.

Дискриминация русского языка в Украине, имеющая место в течение всего времени существования Украины как независимого государства, ставит серьезный барьер для разнообразной (в том числе — профессиональной) духовной самореализации каждого из представителей чрезвычайно значительной части населения страны, для которой этот язык является родным.

Русская культура в Украине имеет глубинные и фундаментальные корни.

Проблема русского языка в Украине существенным образом выходит за рамки защиты прав национальных меньшинств. Равенство возможностей носителей русского и украинского языков в Украине мы считаем одним из необходимых условий становления Украины в качестве цивилизованного демократического европейского государства.

Исходя из всего сказанного выше, мы, авторы данного письма, не считаем нравственно допустимой подмену серьезного разговора о волнующей нас проблеме развязными оскорблениями в адрес русской культуры и слащаво-агитационным мифотворчеством, продемонстрированными в двух рассмотренных нами документах.

Свой долг мы видим в том, чтобы, не ущемляя прав украиноязычного населения, но и не обращая внимания на ту или иную политическую конъюнктуру, последовательно и твердо отстаивать честь и достоинство русского языка в Украине, добиваться защиты этого языка законом. Деятельность подобного рода мы считаем своим вкладом в процесс формирования гражданского общества современной и, хотелось бы верить, демократической Украины.

Письмо написано политологом Владимиром Малинковичем, композитором и эссеистом Ефимом Гофманом, а подписи под ним поставили 72 человека — художники, философы, социологи, литераторы и журналисты из Киева, Харькова, Донецка и Симферополя. Сбор подписей продолжается. Среди подписавших:

известные ученые: академик Петр Толочко, лауреаты гос. премий Юрий Фурманов и Николай Пустовойтов, профессора и доктора наук Геннадий Апанасенко, Людмила Борисова, Михаил Гиршман, Евгений Головаха, Владимир Казарин, Валерий Калинкин, Владимир Кизима, Николай Луценко, Илья Лучковский, Владимир Федоров, Леонид Фризман, Николай Шульга, Раиса Шульга;

члены Международного писательского ПЭН-клуба: Андрей Дмитриев, Ирина Евса, Станислав Минаков, писатель и кинодраматург Валентина Ермолова, поэт Евгений Сухарев, зам. председателя Международного фонда Бориса Чичибабина, вдова поэта Лилия Карась-Чичибабина;

кинорежиссеры: Анатолий Сырых, Виктор Олендер, Людмила Михалевич; кинооператор Владимир Пика, искусствоведы: Александр Рутковский, Сергей Мамаев, Владимир Миславский, Юрий Хомайко, зав. Киевским музеем А.С. Пушкина Ирина Смолянинова; музыканты: заслуженные артисты Украины Ольга Дмитренко и Наталья Толпыго-Русина; художник Ольга Якутович.


Другие мнения

Проблема — в незнании возможностей

И снова речь о языке. Ясное дело, о русском — об ущемлениях русского языка в Украине. Тема не новая, политическая, спекулятивная и, к сожалению, далеко не объективно освещается в средствах массовой информации. Я почему-то не встречал в прессе анализ объективного состояния языков и культуры национальных меньшинств в Украине.

Во время премьерства Виктора Ющенко, а именно в 1999—2001 годах, действовал принятый в 1989 году Верховной Радой Закон «О языках в Украинской ССР». Кстати, этот закон действует и до сих пор, потому что нового закона, который бы реализовал статью 10 Конституции Украины, Верховная Рада так и не смогла принять. Правительство Виктора Ющенко действовало в соответствии с Законом «О языках в Украинской ССР». Согласно ему украинский язык был формально провозглашен единственным государственным языком на всей территории республики. Статус второго официального языка в УССР, де-факто — получил русский язык, о чем свидетельствуют статьи 6, 10, 13, 14, 25, 27, 30, 31, 34. Эти статьи обеспечивали равный формальный статус русского и украинского языков во многих сферах. Этим законом было оговорено право граждан пользоваться любым языком во всех случаях с государственными органами, судопроизводстве и тому подобное.

Я с полной ответственностью утверждаю, что при премьерстве Виктора Ющенко эти нормы действовали и никто их не нарушал. Но не следует забывать, что 14 декабря 1999 года Конституционный Суд Украины принял решение об обязательном применении украинского языка как государственного (согласно Конституции Украины) на всей территории Украины при осуществлении полномочий органами государственной власти и органами местного самоуправления: (язык актов, делопроизводства, документации и тому подобное), а также в других побочных сферах общественной жизни.

Так скажите, должно правительство Украины, как и все органы государственной власти и местного самоуправления, выполнять решение Конституционного Суда или нет? Ясное дело, должно. Потому что Конституция Украины обязывает утверждать статус украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни Украины. Государственный язык является важным фактором консолидации общества и странно было бы со стороны правительства не обеспечивать выполнения конституционных норм по функционированию государственного языка.

В то же время правительство Виктора Ющенко реализовало и Закон Украины «О ратификации Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств», который Верховная Рада приняла 24 декабря 1999 года. Этот закон обеспечивает особый статус для языков таких национальностей: русских, евреев, белорусов, молдаван, румын, крымских татар, болгар, поляков, венгров, греков, немцев, гагаузов, словаков.

Сохранялся ли во время деятельности правительства Виктора Ющенко особый статус для русского языка, хотя следовало прежде всего позаботиться об особом климате содействия развитию крымскотатарского и гагаузского языков, которые не имеют государственной поддержки вне пределов Украины?

Так вот, в 2000—2001 годах в Украине работало 2399 государственных школ с русским языком обучения, в которых училось 2 млн. 106 учеников. Это 32% от общего числа школьников. Почти 280 тыс. детей посещали группы по русскому языку обучения и воспитания. Было на то время где-то около 18 тыс. детских дошкольных заведений, а 35% студентов получало высшее образование на русском языке. В Украине действовало 14 государственных русскоязычных театров. Читатели получали 80% изданий, которые выходили на русском языке и только 20% - печатались на украинском. Не стоит и говорить о радио и телевидении, об украиноязычной книге — информационное, в том числе и книжное, пространство, по существу, остаются оккупированными русскоязычной продукцией. Продолжает проводится массированная информационно-идеологическая агрессия, которую государство почти не предотвращает. На то время, думаю и сегодня, ситуация не изменилась в лучшую сторону. Потому что 80% продукции отечественного газетного рынка было не на украинском языке, на 90% радио- и телеэфир — русскоязычные, а книжный рынок на 75%. О каких же ущемлениях русского языка в Украине можно говорить? Я считаю, нужно срочно принимать закон «О развитии и применении языков в Украине» и законодательно обеспечить государственный статус украинского языка согласно статье 10 Конституции Украины. Как это, скажем, сделали Национальное собрание и Сенат Франции 4 августа 1994 года, согласно решению Конституционного совета. Текст закона N94−665 подписали прошлогодний президент, премьер и все министры Франции. В этом законе есть такая формулировка: «Французский язык как государственный язык, согласно Конституции, является важной составной частью самобытности и национального достояния Франции». Кстати, Франция также является многонациональным государством, но многочисленные другие языки бывшей и нынешней Франции не получили в этой демократической стране какого- то особого статуса. В частности это: провансальский, бретонский, эльзаский, корсиканский, каталонский, язык басков… Этот закон запрещает применение в публичных сферах выражений и терминов на иностранном языке, если существует их французский аналог. Раз в год правительство посылает в парламент отчет о ходе выполнения данного закона. А его нарушение предусматривает штраф до 9 тыс. долларов, или заключение до 6 месяцев! Как видим, в демократической Франции государственный язык — французский. Он защищен от засорения другими языками, хотя, казалось бы, не существует какой-то особой угрозы этому языку. Я убежден, что не существует какой-то особой угрозы для русского языка в Украине.

Николай Жулинский, академик НАН Украины


Мнимая угроза

Согласно Конституции и законам страны, все русскоязычные имеют право обучать своих детей на родном языке. Только часть населения Украины этим правом не всегда пользуется. То, что русские школы закрывались, и было следствием этого. Родители не подавали свой голос в знак протеста закрытия школ. Понятно, что в советское время русские школы превалировали на территории Украины. И хотя в то время специалисты предупреждали граждан о том, что обучение на неродном языке может сказаться на развитии ребенка, многие украинцы отказывались от обучения своих детей на родном языке. А ведь и тогда законом это право было гарантировано.

Сегодня в Конституции Украины записано, что каждый гражданин ее имеет право получать образование на родном языке. И тут видим парадокс. Конституционная статья у нас есть, а нового Закона о языке нет. До сих пор пользуемся законом 1989 года. Предлагалось множество различных проектов этого нового закона о языке. Однако депутаты с вариантами не согласны — у многих полярные точки зрения. В Конституции признается государственным языком украинский, и в то же время говорится о предоставлении возможностей для сохранения и развития других языков, распространенных на территории государства. Сегодня отдельные ведомства издают свои постановления и указы, которые трактуют по-своему использование языков в Украине. Я считаю, что к признанию русского языка вторым государственным мы пока не готовы. Потому что конкурировать с ним украинский язык в нынешних условиях не может.

Теперь о языковых вопросах, связанных с образованием. Далеко не все русскоязычные украинцы мечтают жить в России. Однако в один день язык не выучишь. Я знаю, что многие люди и на Востоке, и в Крыму хотят жить и получать образование в Украине. Они очень заинтересованы в изучении государственного, то есть украинского языка. И это — нормальные вещи.

Сегодня многие русскоязычные украинцы хотят, чтобы их дети, живя в Украине, хорошо знали украинский язык. А также знали и родной язык. Чтобы решить эту проблему, наша лаборатория предложила еще один вариант школьного учебного плана. Он предусматривает изучение всех предметов на украинском языке, а также изучение языков этнических меньшинств, в том числе и русского. Более того, в базовый компонент включили не только изучение языка, но и литературы аж до 12 класса включительно. В России русский язык школьники изучают только до 9-го класса! На сегодня уже вся начальная школа в Украине с 1-го по 4-й класс имеет право пользоваться таким учебным планом, а со следующего учебного года уже подключаются и 5-е классы. Проблема в том, что далеко не все русскоязычные родители знают о том, что их дети уже сегодня имеют все возможности полноценно обучаться на украинском языке и при этом изучать в школе русский язык и русскую литературу.

Кстати, о русских школах в Украине. Известно, (по данным 2002- 2003 учебного года), что в них обучается более полутора миллионов детей (1 560 822), а количество школ составляет — 1732. В целом по Украине насчитывается 21 100 школ, где обучается 6 135 302 ребенка. Получается, что 25% детей Украины обучаются в русских школах. И это без учета русскоязычных классов, которые работают в украинских школах.

Владимир КОРСАКОВ, научный сотрудник лаборатории обучения русскому языку Академии педагогических наук Украины


«…Сын моего односельчанина поступил в так называемый Национальный технический университет «КПИ». Из всех преподавателей, которые ему преподают, только один додумался преподавать на украинском языке. Этот преподаватель преподает украинский деловой язык. Я спрашиваю: «Кто заступится за моего земляка? Почему так бессовестно и безнаказанно нарушаются его национальные права? Как ему, первокурснику, их отстаивать? Может, бастовать или пикетировать? Может, обратиться к министру просвещения? Но ведь говорят, что министра просвещения Виктор Ющенко назначит по квоте вашей партии. Вот вам и заколдованный круг, вот она — безысходность… Если идти по логике предложенного вами законопроекта, то украинцы востока и юга Украины никогда уже не вернутся к своему языку и своим национальным истокам, а Украиной там, простите, и пахнуть не будет. А пройдет время, и за украинское слово там украинцев будут бить, как нынче в Минске бьют белорусов за белорусский язык, который стал признаком и оружием оппозиционеров. Ведь там на публично белорусскоязычных смотрят как на национальных предателей».

Юрий ГНАТКЕВИЧ, председатель Киевского благотворительного фонда им. Олексы Гирныка «Укра?нським д? тям — укра? нське слово». Из открытого письма Александру Морозу по поводу предложения законодательно закрепить равенство русского и украинского языков «Народна газета», N 4 за 27.01−2.02 2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru