Русская линия
Вестник военного и морского духовенства03.10.2013 

В море за Cловом Божиим

Надежность работы самой современной техники на военном корабле зависит от духовного состояния экипажа, — считает иеромонах Вениамин (Ковтун). Командир атомной подводной лодки, капитан 1-го ранга запаса сейчас занимает должность помощника командира бригады подводных лодок по работе с верующими военнослужащими на Беломорской военно-морской базе.

— Отец Вениамин, вы служите в Северодвинске около года и, безусловно, вам ясна духовная обстановка в экипажах БВМБ. Каков же дух наших воинов?

— За год укрепился в мысли, что формирование прихода здесь возможно только тогда, когда я, как священник, буду регулярно выходить в море вместе с экипажами. Тогда можно определить, кто из моряков более расположен к духовному общению, духовной жизни, и в дальнейшем на них опираться. В чем ценность этой паствы и важность воцерковления этих людей? В том, что они уже воины по определению, осталось «подкорректировать» мировоззренческую позицию. Ведь каждая душа по природе христианка, но это требуется раскрыть.

— В чем заключается служение гарнизонного священника?

— У меня широкий круг миссионерской работы, поле непаханое. По статистике, в российской армии 80 процентов крещеных в Православии. Но они никогда не молятся, не ходят в храм, ни разу не причащались. Правда, многие носят крест. На этом связь с Православной Церковью как началась, так и остановилась. Я провел анкетирование среди более половины личного состава бригады, и большинство ответило, что практически не молятся и по воскресеньям в храм на богослужения не ходят.

Наверное, обстоятельства должны сложиться так, чтобы человек вспомнил, куда ему следует стремиться и к Кому обращаться. Ну, может, потому и говорят: кто в море не ходил, тот не молился. За этот год мы отработали «береговые элементы» — в день памяти праведного воина Феодора Ушакова, 15 октября, прошли крестным ходом по улицам Северодвинска. Теперь пришло время, выражаясь образно, отработки «морских элементов» — общение с экипажами непосредственно в море.

Вера происходит от слышанья. А где моряки могут услышать Слово Божие? На берегу распорядок дня у них очень напряженный, свободных минут почти нет и при этом не каждое воскресенье — выходной. В море, конечно, тоже большая занятость, но тем не менее 24 часа на борту будет находиться священник. Думаю, какие-то минуты ежедневно вполне можно выкроить и обеспечить морякам то слышанье, от которого укрепляется вера. Ведь без нее что ни прыжок — то мимо стремени.

— Отец Вениамин, Ваше назначение на Военно-морскую базу имело свои предпосылки?

— В армии и особенно на флоте необходимы люди, знакомые со спецификой, знающие службу. Важно не быть обузой. Безусловно, для командира риск — допускать на военный корабль человека, который не представляет соответствующих правил поведения. Ну, а чтобы отправиться с экипажем в море, даже мне необходимо было пройти спецподготовку и получить допуск. Думаю, немаловажен еще один момент. С 2005 года я нес послушание в Санаксарском монастыре, в котором покоятся мощи непобедимого русского адмирала, праведного воина Феодора (Ушакова), а до этого три года работал в Синодальном отделе по взаимодействию с вооруженными силами, в секторе военно-морского флота, у протоиерея Димитрия Смирнова. Вспоминаю, как он рассказывал о кардинальной перемене в его отношении к офицерству. Когда отец Димитрий начал руководить отделом, был убежден: все генералы-адмиралы занимаются личными проблемами, постройкой своих дач, извилина одна, и та в фуражке. Взгляды священника круто изменились после непосредственного общения с высшим эшелоном руководства армии и флота: отец Димитрий не раз во всеуслышание заявлял, что самая здоровая часть нашего общества — это вооруженные силы, и добавлял: хотя бы потому что их каждый год врачи проверяют.

— Как в вашей жизни сочетались служба и вера?

— Я был человеком, далеким от веры, полностью поглощенным военной службой. В духовном отношении моя биография прямая как стрела, никаких исканий.

Родился в Челябинской области. Мой папа был военным моряком на Тихоокеанском флоте, прошел всю Великую Отечественную войну. Отец любил море, ив нашем доме хранилось много его фотокарточек в мичманке, в тельняшке. Все это, видимо, «залегло» и во мне. Окончив военно-морское училище во Владивостоке, в 1976 году я прибыл на Первую флотилию атомных подводных лодок Северного флота и в ней служил 21 год.

Я был вполне среднестатистическим советским офицером. Помню, как в конце 1980-х годов статьи в журналах «Звезда», «Новый мир», «Нева» переворачивали мировоззрение. Государство — машина, которая была направлена на уничтожение порядочных людей, русской нации, — все это открывалось. Но мы еще жили по социалистической догме. Потом уже я понял, что заповеди социализма — сплошной плагиат Евангелия. Ну, например, социалистическое «Человек человеку друг, товарищ и брат» и евангельское «Возлюби ближнего, как самого себя»…

Таинство Крещения принял в 1991 году. Потом начался Великий пост… А я котлеты не ем, рыбу не ем. Кок специально для меня каши варил и, как бы втайне, маслица туда добавлял. Но я и такую кашу не ел. Жареная картошка в субботу стала для меня деликатесом. Словом, когда из похода вернулся домой, жена заплакала. Вот так я попостился…

В начале 1990-х годов перестали выходить в море, на боевые дежурства, и я ждал, когда закончится служба, казавшаяся уже не неинтересной. Затем меня перевели в Главный штаб военно-морского флота в Москву.

— О. Вениамин, сложно управлять подводной лодкой?

— Когда отработанный экипаж, все на автомате. Вообще техника вразумляет и помогает трезвиться. Важно, чтобы это дошло до наших воинов. Я уверен, что надежность работы самой современной техники на корабле зависит от духовного состояния экипажа. Командир нагрешил, натворил невесть что, и у него все торпеды в цель? Нет. Господь все зрит. Если род занятий человека связан с техникой, значит, Господь его через это и вразумляет.

В моей практике был такой случай. С завода после ремонта выходил корабль. А до этого офицеры предложили его освятить. Тогда, это был 1992 год, командование категорически воспротивилось. И что вы думаете? В итоге мы 15 раз вводили установку в штатный турбогенераторный режим. Приехал главный конструктор, взялся за голову, смотря на чертежи, в которых всего две трубы и больше никаких премудростей. На входе есть давление, на выходе — нет. Куда делось? Конструкция — труба в трубе, больше ничего. Вот не хотели освятить корабль — получите. Потом Господь, конечно, пощадил личный состав.

— К технике вы относитесь с трепетом, о. Вениамин. Видимо, поэтому ваш транспорт — надежная раритетная «Волга»?

— Да, сделана она основательно. Машина у меня появилась год назад, промыслительно. Приехал в отпуск на родину, там одноклассники мне ее и подарили. Этот подарок особенно пригодился, когда я отправился в Северодвинск к месту службы: в прицепе вез православную библиотеку и иконостас. Причем брошюры подобрал специально для своих моряков.

Здесь, конечно, приходится отходить от тех важнейших качеств, которые необходимо стяжать в монастыре: молчаливости, внутренней сосредоточенности. К тому же никак нельзя избежать излишней информативности. С моей паствой нужно общаться, находясь в теме основных политических направлений, задач, которые ставит перед флотом и вооруженными силами руководство страны и Верховное командование. И, конечно же, хочется, чтобы больше людей, которые носят погоны, стали деятельными воинами Христовыми. Об этом мои молитвы.

С иеромонахом Вениамином (Ковтуном) беседовала Людмила СЕЛИВАНОВА

Сайт Архангельской и Холмогорской епархии, 20.09.13

http://kapellan.ru/v-more-za-slovom-bozhiim.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru