Русская линия
Православие.RuПротоиерей Андрей Ткачев01.10.2013 

Деньги. Тяжелая тема

Тема денег — тяжелая тема. Хоть они уже не только металл, но чаще — бумага, а то и виртуальное нечто, посредством карточки действующее в мире, но тяжесть не уменьшилась.

Когда дышит Дух, то гнилье сгорает и ветошь рассыпается. Жил человек с грехом пополам и с беззаконием в обнимку и думал, что все можно купить. А для того, чтобы все купить, только и делал, что собирал да накапливал. Потом, если он к Богу обратился и ощутил, что есть иная жизнь, что будет с тем, что собрано и накоплено? Кто его знает: всяко бывает. Но часто бывает именно так, что плохо собранное рассыпается прахом и сгорает, как мусор. Это — особое благословение Божие, которое трудно понять и нелегко принять. Но ведь сжигают же зачумленную или вшивую одежду. Как же Богу хранить близ тебя, на тебе и с тобой все, во что микробом впитался грех?

***

— Я к Богу пришел, а у меня стал бизнес по швам трещать.

— И я к Богу пришел, и половина проектов медным тазом накрылась.

— И я…

— И я… Еще и прихварывать начал.

— А у гадаринских жителей, у тех вообще все свиньи в море с обрыва побросались.

Да и не только свиньи у гадарян пропали. Всюду, где апостольская проповедь разразилась громом над людскими головами, началась перемена хозяйственной деятельности и убыток у тех, кто грехом зарабатывал.

Вот Павел в Филиппах изгнал беса из некой служанки-прорицательницы. И что после этого было? А вот что. «Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам» (Деян. 16:19). «Исчезла надежда дохода», и «воеводы, сорвав с них (апостолов) одежды, велели бить их палками и, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их» (Деян. 16:22).

Заговорили апостолы, умолкли демоны, и тут же завопили те, кто имел от демонской деятельности доход. При этом разрушается не всякая хозяйственная деятельность, а только та, которая на грехе замешана. Ведь чуть ранее в той же главе пишется об одной из первых женщин, уверовавших по слову Павла. «Одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня» (Деян. 16:14−15). Очевидно, то была благая торговка, умевшая дело вести и совесть не погубившая.

***

Примеры можно продолжать выискивать ради пользы души и целостности картины. В Эфесе после проповеди апостольской «из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне» (Деян. 19:19). В металлическом эквиваленте сумма равна нескольким центнерам серебра. Да и книги те — это не книги нынешние. При дороговизне материала и переписке от руки они представляли собой подлинную драгоценность. Так что нам сегодня и сравнить не с чем ту беспрецедентную решимость эфесян расстаться с носителями греховной информации. Приходит новая жизнь, и умирают старые понятия, а вместе с ними умирает и привычный заработок. Конечно, не всем это нравится.

***

«В то время произошел немалый мятеж против пути Господня, ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги» (Деян. 19:23−26).

Указанный отрывок говорит о том, что врагами проповеди всегда будут те, чья прибыль зависит от обычаев, противных Евангелию. Из них тоже могут быть люди, принимающие веру и меняющие жизнь. Но большинство все же будет держаться привычных обычаев. Содержатели заведений и игорных домов, торговцы наркотиками или живым товаром здесь поопасней будут любого торговца истуканами. Вот уже где кроется не ветхое язычество, а подлинный сатанизм. И если им серьезно дорогу перейти, то они быстро найдут простые и эффективные средства остаться при своих прибылях и избавиться от непрошеных реформаторов.

Очевидно, меняя в корне представления людей о жизни, апостолы больно уязвляли и души и кошельки многих. Им, апостолам, действительно приходилось быть подобными овцам посреди волков. Неудивительно, что в наш век при массовой греховной расслабленности и слабоволии так плохо идет борьба с индустрией греха или даже не идет вовсе.

***

Апостолы должны были хранить как зеницу ока свою духовную свободу. И не тюремное заключение угрожало этой свободе. Как раз в тюрьмы они шли и часто Ангелами из тюрем были выводимы. Свободу могли заставить их утратить подарки, взятки, привычка к почету, ласкательства, принимаемые со стороны знатных, и проч. Поэтому Павел говорил, прощаясь, ефесским пресвитерам: «Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии» (Деян. 20:33−34). Апостолы имели право брать от Церкви все, что им предложат, и пользоваться на пользу свою и общую. Но они не имели права желать и просить, тем более требовать от общин нечто материальное для себя. Дали — слава Богу! Нет — тоже слава Богу! И в том же духе говорит об этом «Учение двенадцати апостолов»: «Если (апостол или пророк) потребует денег, то он лжепророк» (Гл. 11).

***

Продать или купить можно то, что производится, делается, вырабатывается. А то, что получено как дар и не имеет денежного эквивалента, продаваться не должно. Свечка — товар, ей и цена есть. А молитва — дыхание Духа. Она бесценна. Вешать ценник на молитву — грех против Духа, рождающего молитву. И как безумие Иуды родило сделку: «Я вам — Господа, а вы мне — серебро», так и бесстыдство лжепророков стремится купить Духа за пенязи. Вот Симон (бывший волхв), «увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святый, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святаго» (Деян. 8:19). Оттуда родился термин «симония», т. е. купля-продажа того, что выше всякой цены. И «Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое неправо пред Богом» (Деян. 8:21−22).

Но как повешенный Иуда качается над миром, бросая на землю тень, так и Симон все идет и идет рядом с Церковью через всю историю и предлагает монеты, чтобы получить Утешителя.

***

Денежные отношения — сердцевина жизни падшего человечества. При наличии высших ценностей деньги занимают свое важное, но не абсолютное место. Если же высший план бытия отсутствует, то деньги желают одеться в пышный наряд с надписью «Святое святых» и превращаются в идола: золотого тельца или серебряную жабу. Очевидно, апостолы, меняя мир и разнося повсюду благоухание познания Бога, меняли весь гнилой уклад, не исключая и денежной стороны вопроса. Они не писали новых законов, но меняли само отношение людей к себе, к жизни и ко всему, что под руками. Мы далеко откатились в этом вопросе от радостной изначальной новизны. Кое-где мы просто капитулировали. Причем, не сейчас, а очень давно. Мы — это все христиане. Дух бытового материализма заземлил нас и очерствил. Во все товары, вместе с прибавочной стоимостью, вложена лживая мысль о всесилии экономики и вечном прогрессе товарного производства. А прогресс этот вовсе не вечен и экономика вовсе не всесильна. Мы узнаем об этом, когда дышит Дух и заставляет гнилье сгорать и ветошь рассыпаться.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/64 531.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru