Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Дмитрий Предеин26.09.2013 

Убийство ребенка во чреве — преступление пред Богом
На вопросы отвечает протоиерей Димитрий Предеин, магистр богословия

— В наше время все большую актуальность приобретают проблемы биоэтики. В их обсуждение нередко вовлекается православная общественность. Об этом мы поговорим в нашей программе «Преображение» с магистром богословия протоиереем Димитрием Предеиным. Отец Димитрий, как Вы считаете, через какое время после зачатия зародыш может считаться человеком?

- По православному учению, которое мы можем почерпнуть в святоотеческих творениях, человек считается человеком с момента зачатия. Зачатие — это начало жизни человеческой. Во всем последующем развитии плода мы уже не видим момента революционного, кардинального, с которого бы начиналась человеческая жизнь.

— Но медицина по-другому смотрит на это?

- Медицина смотрит по-разному. Сейчас много различных мнений, и зачастую они обусловлены причинами, лежащими за пределами медицины как науки.

Но если мы рассматриваем именно православную точку зрения, то всегда считалось, что зачатие есть начало человеческой жизни. У некоторых древних народов сам день зачатия праздновался как день рождения. Считалось, что это тот день, который имеет значение для всей последующей судьбы конкретного человека. Кроме того, хотелось бы заметить, что существуют законодательные нормы во многих, в том числе и европейских, государствах, согласно которым человек может вступить в права наследования имуществом, если он был зачат до смерти своего родителя: если он был зачат, а отец его скончался до его рождения, он считается наследником. Значит, на момент своего зачатия, на момент этих месяцев жизни, даже может быть дней жизни, которые прошли до смерти его отца, он уже считается человеком. Следовательно, мы имеем полное право утверждать, что человек является таковым уже с первого дня, с момента своего зачатия.

— А какая степень ответственности предусмотрена канонами Православной Церкви за аборт?

- Существуют совершенно определенные канонические нормы, зафиксированные в Книге правил. Согласно этим нормам, церковное наказание для тех женщин, которые допустили совершенно сознательно, по своей свободной воле это страшное преступление — убийство ребенка в своем чреве, — 10 лет отлучения от Причастия. Если это был плод вполне жизнеспособный, то, согласно законодательству многих государств, древних и средневековых, за подобный поступок, за это преступление женщине грозила смертная казнь.

— Но не современных?

- Начиная с эпохи Просвещения, с деятельности Дидро, Монтескье, Вольтера, начали смягчаться эти нормы, и смертная казнь стала заменяться тюремным заключением, большими штрафами. Но даже в то время, в XVIII веке, это было очень серьезно. То есть завоеванием энциклопедистов было то, что они сумели добиться отмены смертной казни для женщин, которые делали аборты без какой-либо весомой причины.

К сожалению, в наше время, начиная буквально с революции, с октябрьского переворота 1917-го года, ситуация изменилась кардинально на территории юрисдикции Русской Православной Церкви. Советское правительство легализовало аборты, за них уже не было предусмотрено никакого наказания, и в истории нашей страны это открыло страшную страницу. Согласно современной статистике, ежегодно в Российской Федерации совершается около 6 миллионов абортов, а на Украине около 2 миллионов абортов. Это совершенно полноценные, живые люди, которых по каким-то причинам решили не допустить к обладанию тем правом жизни, которое они получили от Господа.

Я считаю, что это страшная вещь, страшная статистика. Убийство любого человека — это страшное преступление перед Богом. А тут мы видим, что оно совершается в таких страшных масштабах. Мне кажется, борьба против этого явления должна составлять одну из заметных сторон социальной деятельности современной Русской Православной Церкви.

— С этим нельзя не согласиться. А каким должно быть покаяние в грехе аборта?

- Прежде всего, покаяние должны быть очень искренним и глубоким, должно быть таким, чтобы после него женщина больше ни в коем случае сама не повторила подобного греха и другим ни в коем случае не советовала так делать, и если будут у нее спрашивать, она должна однозначно говорить, что это страшный грех.

С точки зрения формальной, епитимья может быть различной, и мне кажется, более правильно будет решать эти вопросы каждой отдельной женщине-христианке со своим духовником, какое он назначит ей исправительное наказание, какую епитимью. Возможно, это будут чтение каких-то канонов на протяжении нескольких лет, канона покаянного, например, ко Спасителю или канона Пресвятой Богородице, возможно, это будет милостыня, возможно, сколько-то земных поклонов на протяжении нескольких лет, или сугубый подвиг поста. Такое часто бывает, я знаю, многие женщины постятся в понедельник именно за совершенный когда-то в молодости грех аборта. Характер подвига определяет духовник, который лучше знает духовное устроение именно этой конкретной женщины, что она может понести, какой подвиг для нее будет более действенным, спасительным. Но в любом случае, это должно быть какое-то действие, достаточно продолжительное, достаточно весомое для духовной жизни человека, чтобы оно ощущалось этой женщиной как вполне достойное дело, чтобы выразить ее личное духовное покаяние.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at53407


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru