Русская линия
Крестовский мост Елена Алексеева24.09.2013 

Три ангела матушки Анувии

Казначей уникальной обители близ Кремля и сама человек уникальный, она ученый с мировым именем, строитель, просветитель

Наталия Матвеевна Виноградова — историк, археолог, учёный с мировым именем. Её доклады по материалам уникальных экспедиций звучат на международных симпозиумах, а научные заслуги известны во многих странах.

Монахиня Анувия тоже по-своему известна. Она — казначея Иоанно-Предтеченского монастыря в центре Москвы, активно участвует в его возрождении, за что удостоена и церковных, и светских наград.

Трудно представить, что столь разные личности и биографии могут быть совместимы. Но это так. Наталия Виноградова и монахиня Анувия — один и тот же человек.

Монахини дали мне юбку

Она родилась в интеллигентной семье: папа — историк, мама — экономист.

- Родители были неверующими. И я тоже. Хотя стремление понять, для чего человек живёт, всегда было. В молодости заинтересовалась йогой, потом индуизмом, буддизмом. Поскольку по профессии я археолог, мне восточные религии были близки. Но в этих духовных школах я не находила ответа, которого искала моя душа.

Когда Наталии было 36 лет, кто-то из знакомых посоветовал ей покреститься. Сама она об этом знала немного. Евангелие читала как художественную литературу. Друзья ей подсказали, что недалеко от Пюхтицкого монастыря в Эстонии есть местечко Васкнарва, и там служит замечательный отец Василий (Борин). Туда и поехала.

- Когда подходила к храму, увидела крестный ход. Был Ильин день, и праздновали храмовый праздник. На службу приехали монахини из Пюхтицкого монастыря. Я подошла к батюшке. Он увидел, что я в брюках, и сказал: «Как я тебя буду крестить? Ты ещё ничего не знаешь». Но я его очень просила. Монашки дали мне юбку, и меня покрестили.

Вскоре после крещения в Москве Наталия встретилась со священником Сергием Романовым, который и стал её духовником. Он возрождал из руин Иоанно-Предтеченский женский монастырь. И эта обитель стала для матушки её судьбой.

Пророчество старца

Отец Сергий Романов ещё в советское время был известным в Москве священником, вокруг которого собралась активная и деятельная община. Атеистическим властям это не нравилось, и батюшку из Покровского храма на Таганке выслали служить на окраину города, в бывшее село Виноградово.

А неподалёку от этого села ещё до революции находился хутор Ивановского монастыря. Здесь молились последние ивановские монахини после закрытия обители в 1926 году. С этого же места спустя 60 лет началось возрождение Ивановского монастыря. Матушка Анувия вспоминает:

- Когда наступили годы перестройки, мы стали думать, как бы найти какой-то храм в центре Москвы, чтобы отец Сергий стал там служить. Один из наших прихожан работал в Исторической библиотеке как раз в самом центре города и рассказал, что рядом есть храм Святого князя Владимира, где размещается хранилище книг. Мы стали приходить туда и молиться о возвращении храма. И в 1991 году там начались первые службы. А напротив Владимирского храма находился бывший Иоанно-Предтеченский монастырь. В 1992 году эту многострадальную обитель приписали к Владимирскому храму. На нашего батюшку Сергия возложили обязанность возрождать монастырь. Я помогала ему в этом вместе с другими прихожанами. За советом ездила на остров Залит к старцу Николаю Гурьянову. Он отвечал: «Будет у вас обитель, и большая обитель, всё будет хорошо».

И добавлял: «Святитель Николай всё устроит…» И в день Николая Чудотворца в 2000 году Патриарх Алексий II благословил открыть Иоанно-Предтеченский монастырь.

«Выходите, бензин кончился»

На мои вопросы о том, как же историк и археолог Наталия Матвеевна Виноградова стала послушницей монастыря, матушка Анувия отвечает с мягкой улыбкой:

- То, что я стала монахиней, произошло помимо моей воли. Вообще, события духовного плана происходят помимо нас. И мы не всегда даже можем понять то, что с нами происходит. Был случай: наша община под руководством отца Сергия Романова отправилась из Виноградова в автобусную экскурсию по Москве. Вдруг автобус остановился между бывшим храмом Святого князя Владимира и бывшим Ивановским монастырём. Водитель говорит: «Выходите, бензин кончился». Это был 1987 год. Мы тогда ещё не понимали, что нам действительно придётся здесь когда-то выйти и уже остаться навсегда.

Монашество науке не помеха

- В 2002 году меня утвердили в должности казначеи монастыря. И чуть позже постригли в инокини. Тогда я стала Николая, в честь святителя. А уже в 2010-м при монашеском постриге получила имя в честь преподобного Анувия. Сначала мне было грустно расставаться с прежним именем. Целый год не могла привыкнуть к новому. А сейчас радуюсь, что преподобный Анувий молится за меня. Теперь у меня сразу три ангела-хранителя: мученица Наталия — по мирскому моему имени, святитель Николай и преподобный Анувий.

Интересуюсь у матушки: как же удаётся совмещать монашество и науку?

- Мой духовник не требовал, чтобы я оставила науку. Я много лет работала в Институте востоковедения РАН, ездила в археологические экспедиции в Таджикистан. Защитила диссертацию, написала несколько монографий об археологических памятниках Таджикистана. Материала много. Но то горение к археологии, которое было раньше, во многом угасло. Сейчас смысл жизни — в монашестве. Научная деятельность продолжается и в монастыре, но в другом русле. У меня давно было заветное желание: организовать богословские курсы для сестёр, и в этом году мечта моя исполнилась.

Иконостас из каррарского мрамора

Основное послушание монахини Анувии в монастыре — организация строительно-реставрационных работ. Матушка рассказывает, что поначалу в монастыре сомневались в том, что возможно восстановить собор, ведь требовались огромные денежные вложения. Но было несколько чудесных случаев.

- Один благодетель дал нам денег на крест для главного купола собора, но их не хватило. Я говорю настоятельнице: «Матушка, помолитесь, пожалуйста, потому что завтра придут за оплатой, а денег мало». И на следующий день матушка выходит со службы, и к ней подходит бедно одетая женщина, протягивает конвертик и говорит: «Мы с мужем увидели, что вы воздвигли крест, и решили вам пожертвовать». В конверте оказалось 50 тысяч — именно этой суммы нам недоставало.

Такое же чудо произошло, когда делали иконостас. До революции в монастыре был иконостас из итальянского каррарского мрамора, мы задумали сделать такой же. Но где взять денег? Однажды я пришла в храм Святой Троицы в Хохлах и разговорилась с молодым человеком, рассказала о нашей проблеме. На следующий день он приходит и спрашивает: «Сколько вам надо денег?» Я отвечаю: «Тысяч триста». Он принёс миллион с чем-то. Да ещё согласился помочь сделать иконостас. Конечно, только с помощью Иоанна Предтечи, Божией Матери, святителя Николая мы смогли это осуществить.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru