Русская линия
Русская линия Игорь Андрушкевич02.09.2013 

Эллинистическая модель глобализации

Цивилизации в истории

В последнее время участилось употребление выражений «глобальная цивилизация» и «глобализация», и производных от них слов. Чтобы полностью понять действительное значение этих выражений и их правильное место в истории человечества, необходимо сделать соответствующий исторический анализ.

Понятие цивилизация происходит от латинского слова «сивис», гражданин, каковое, в свою очередь, происходит от индоевропейского корня, обозначающего «приветливый, вежливый, воспитанный». Очевидно, что эти качества могут проявляться полностью только лишь в рамках политического общества. Уже основатели политической науки в Древней Греции утверждали, что полностью самодостаточная и независимая человеческая жизнь возможна только лишь в рамках политического общества, «полиса». Слово «полис» в индоевропейских языках имеет тот же самый корень, что и слова племя, полк и полнота. Цивилизация обладает таким полным содержанием, которое может развиваться и выживать только лишь в рамках, или под оболочкой, политических или государственных структур. Таким образом, политика и цивилизация зарождаются, концептуально и хронологически, практически одновременно. Одновременно с ними зарождается и история, ибо она является хронологической записью (летописью) человеческих деяний, каковая возможна только лишь в рамках цивилизации.

В связи с этой темой, возникает вопрос перечисления и классификации цивилизаций, существовавших в течение всей истории человечества. Первая попытка такой классификации цивилизаций или «культурных типов», как их назвал сам автор, была сделана русским учёным Николаем Яковлевичем Данилевским (1822−1885). Он перечислил 12 «культурных типов»: египетский, китайский, древнесемитский (ассиро-вавилоно-халдейско-финикийский), индусский, иранский, еврейский, греческий, римский, новосемитский или арабский, германо-романский (западный), мексиканский и перуанский. На основании такого культурного плюрализма, Данилевский категорически отрицает исключительную монополию Запада над культурной жизнью человечества. Затем, после Первой Мировой войны, немецкий мыслитель Освальд Шпенглер опубликовал свой труд «Закат Запада», продолжая, на свою манеру, теорию Данилевского. (Oswald Spengler, 1880 — 1936, «Der Untergang des Abendlandes»).

После Второй Мировой войны была закончена публикация труда английского эллиниста Арнольда Тойнби (1889−1975) «Исследование истории», в котором он перечисляет 19 цивилизаций в истории человечества, из которых сегодня продолжают существовать только лишь пять (западная, православная греко-русская, мусульманская, индусская и Дальнего Востока). При этом Тойнби выдвигает ряд историософских предположений, которые с тех пор присутствуют во многих дискуссиях на эти темы. Этому способствовал также и цикл 12-и докладов-лекций в 1948 и 1949 годах в Мадриде испанского философа Хосэ Ортега-и-Гассет, посвящённых разбору труда Тойнби. (Эти лекции затем были изданы в 1960 году в Мадриде под заглавием «Одна интерпретация всемирной истории. По поводу Тойнби.»).

На этом уровне теоретического анализа возникает проблема с различием между понятиями культура и цивилизация. Это различие всегда было важным для русских мыслителей, но на Западе не всегда чувствовали разница между этими двумя понятиями. Тойнби, например, называет цивилизации «большими обществами», каковые, в свою очередь, обладают «отличительными культурами». Тойнби, в указанном труде, в основном говорит только об одной греческой (эллинской) цивилизации, но в своем последнем труде (изданном посмертно) «Греки: наследие и корни» уже говорит о трёх цивилизациях в Греции: микенской, эллинской и византийской, опуская четвертую, эллинистическую, каковая хронологически была связной между эллинской и византийской. В данном случае важно отметить, что Тойнби считает, что все «большие общества» или цивилизации, на заключительных этапах своего существования, образовывают свои собственные «империи», являющиеся как-бы их оболочкой.

Если оставить в стороне эти различные манеры перечисления цивилизаций, имевшихся в истории человечества, возникнет вопрос подразделения и классификации цивилизаций, на основании их типов и характеристик. Русский социолог Питирим Александрович Сорокин (1889−1968), изгнанный коммунистическим режимом из России в 1922 году, вместе со многими другими русскими учёными и мыслителями затем обосновавшийся в США (где он стал «отцом современной североамериканской социологии»), выработал полную и сложную теорию о трёх различных типах цивилизаций. Он их называет идеациональным (духовным), идеалистическим (смешанным или промежуточным) и чувственным (материалистическим) типами. В действительности, эти культурные типы являются различными периодами одной и той же цивилизации. Например, греческая цивилизация, согласно Сорокину, была «идеациональной», начиная с Гомера, в 8-ом веке, до 5-го века до Р. Х., затем она была «идеалистической» или смешанной вплоть до 1-го века до Р. Х., а затем «чувственно-материалистической» до 4-го века после Р. Х., когда она снова преобразилась в идеациональную, как последствие триумфа Христианства. Подобным же образом западноевропейская цивилизация (существующая независимо начиная с IX века, согласно Тойнби) проходит через подобную же последовательность периодов, находясь в данный момент в чувственно-материалистическом периоде.

Кроме того, Питирим Сорокин устанавливает социологическое различие между закрытыми органическими цивилизационно-культурными структурами и «открытыми конгломератами различных систем, лишь частично интегрированных». Это различие является важным для нашего анализа, ибо эллинистическая цивилизация, а также и современная глобальная цивилизация, принадлежат к этому второму типу открытых конгломератов цивилизаций, «лишь частично интегрированных».

Полный и глубокий анализ современных процессов глобализации также нуждается и в теории о различных видах политических форм или оболочек этих цивилизаций, или просто государств. Для этого можно предложить следующую историческую схему.

Различные виды государств

Первые два государства в истории человечества возникают почти одновременно, приблизительно около 3 тысяч лет до Р. Х., являясь одновременно и первыми цивилизациями: месопотамская (шумеро-ассиро-аккадо-вавилонская) и египетская. Оба эти государства обладали большими территориями и возникли частично в результате необходимости организации орошения колоссальных пустынных пространств, посредством широких и сложных систем мелиорации. Месопотамское государство объединяло несколько народов разных рас, и являлось мультиэтническим государством, в то время как Египет был преобладающим образом национальным государством. Можно сказать, что эти два больших государства принадлежат к первому виду государств. Одновременно они явили и первую геополитическую биполярность в истории человечества, однако без «холодной войны». (Во время существования этих двух государств возникло третье макрогосударство в Китае, которое тоже заключало в себе целую цивилизацию. Однако, ввиду его дальности, его изоляции и недостаточного участия в развитии других цивилизаций, оно не учитывается в этом анализе).

Приблизительно через 2 тысячи лет после этого, то есть около 1000 года до Р. Х., в Афинах формируется новый, второй вид государства, весьма малых размеров, каковое мы можем назвать микрогосударством, в противовес макрогосударствам. Речь идет об Афинском полисе. Подобным же образом зарождается, приблизительно двумя веками позже, и полис города Рима. Почти одновременно, на территории Греции и Италии возникает множество подобных полисов. Полис (одного корня со словами племя, полк и полнота) является объединением нескольких земледельческих деревень одного района, вокруг вечевой площади (агоры, форума) одной из них. Этот новый тип государства зарождается как проект свободной жизни всех граждан, его образующих, каковые также достигают и некоторой экономической независимости, с помощью самодостаточной полноты своей земледельческой и ремесленнической деятельности. Однако земледельческая деятельность на весьма ограниченной территории требует строгого размежевания границ между отдельными земельными участками и одновременного закрепления и обеспечения частной собственности на них. Собственности, передающейся по наследству, ибо рациональная земледельческая эксплуатация имеет многолетний, а не краткосрочный характер.

Возможно, что именно эта функциональная необходимость и вызвала в греко-италийских полисах эволюцию имевшихся до этого в зачаточном виде общечеловеческих правовых принципов в современную систему гражданского права, тесно связанного с институтомцией частной собственности. Религиозные мифы этрусков в Италии тесно связывают свои религиозные представления именно с идеей земледелия на частной земельной собственности. Современная археология установила, что именно этруски создали на своей территории повсеместную сеть вех, отмечавших все общественные и частные границы. На этих вехах помечались все нужные данные, на основании которых затем и создавались кадастровые регистры. В Римском государстве произошёл симбиоз латинских и этрусских цивилизационных достижений, в том числе и в области гражданского права и в области повсеместного кадастрового измерения земельной собственности. Эти достижения были разнесены римлянами по всей своей Империи, а затем они распространились и по всему миру.

Противовесом культурных, общественных и политических преимуществ этих новых греко-италийских микрогосударств является незначительность их территории. Вследствие этого, возникла необходимость создания союзов таких полисов, как в Греции (на Балканском полуострове и в Малой Азии), так и в этрусской, латинской и греческой Италии. Кроме того, эти государства развили интенсивные коммерческие международные отношения. В случае Греции также были впервые созданы надгосударственные культурные институции, таковые как Олимпийские Игры и общеэллинские святилища.

Сегодня, западная политическая теория связывает с зарождением Афинского полиса и с учреждением Римской республики возникновение новых политических форм демократии и республики, хотя для утверждения такой связи имеется немало непреодолимых методологических затруднений. (Ведь, кроме их названий, между древними и современными режимами демократии и республики нет ничего общего). Однако если внимательно всмотреться и вдуматься в историю человечества, невольно встает вопрос: разве никогда прежде этого, нигде и никак не проявлялись принципы этих политических режимов?

Известный философ Барух Спиноза считает, что, за несколько веков до возникновения демократии в Афинах, в Древнем Израиле, географически возникшем между двумя большими культурами-государствами Египта и Мессопотамии, впервые в истории человечества появляется совершенно новая и своеобразная демократическая теократия. Затем, еврейский народ передал все свои демократические права своему пожизненному народному вождю Моисею, который стал единственным посредником между Богом и еврейским народом. Народ даже не имел права назначить преемника Моисею. Потом Моисей раздвоил свои функции, передав первосвященство своему брату Аарону и его наследникам. Таким образом, говорит Спиноза, были созданы две власти, взаимообразно ограничивающиеся. Это было первое проявление симфонии между государственной властью и гражданским обществом, в данном случае представляемым Ветхозаветной Церковью. (Tractatus Theologico-Politicus).

Вскоре, в VI веке до Р. Х., в Азии возникает третий вид государства, большого сложного многонационального сверхгосударства, в результате завоевания Персией двух первых больших государств: Месопотамского (в 539 году) и Египетского (в 528 году). Так возникает первая сверхсила, являющаяся по своему составу мультиэтнической, но, по своему характеру, унитарной и монокультурной, под гегемонией одной единственной власти и её культуры. Эта сверхсила была подразделена на административные округи, под именем «сатрапий», в основном в согласии с географическими, но не этническими признаками. Таким образом, возникла своего рода «преглобализация», но не многосторонняя, не многополюсная, не многоголосая, а однополюсная, возглавляемая одним единственным «большим царём над всем миром», согласно идее, унаследованной от аккадов (северных вавилонян). Этот «большой царь» («царь царей», говорит Пророк Даниил) не царствовал над автономными, а тем паче свободными частями, а только над своими собственными «сатрапами». Такой строй Аристотель назвал «тотальной монархией», pambasileia (в некоторых переводах: «абсолютной монархией»), или «варварским царством». (Политика, 1285 а).

Эллинистическая модель глобализации

Однако, эта преглобализация никогда полностью не удалась, главным образом из-за героического сопротивления греческих полисов, защищавших свою свободу. Даже союз этой персидской сверхсилы с Карфагеном (автономной колонией финикийцев, тоже находившихся под персидской властью) не смог достичь всемирной гегемонии, ввиду свободы, которую сохранили греческие полисы на Балканском полуострове, в Сицилии и на юге Италии, а также и зарождающаяся Римская республика. Только лига этрусских полисов, находившаяся севернее Рима, заключила союз с Карфагеном, и таким образом, включилась в первый глобальный (персидско-карфагенский) альянс, возглавляемый великим персидским царем.

Именно сопротивление греческих микрогосударств персидскому сверхгосударству и было, в конечном итоге, одной из причин возникновения новой модели всемирной глобализации. Другой причиной было, как это ни звучит парадоксально, насильственное подчинение Персии греческих микрогосударств в Малой Азии в 545 году до Р. Х. Эта часть Греции, находящаяся на эгейских берегах Малой Азии, обладает ключевой важностью в истории человечества. Именно там, в малоазиатской Греции, зародились Европа и европейская культура. В частности, там зародилась философия, начиная с Фалеса Милетского, жившего в городе Милете, находящемся на этом берегу. (После почти 3000 лет греческой жизни на этих берегах Малой Азии, они были отданы Западом 90 лет тому назад Турции, при абсолютной этнической чистке их греческого населения. Многочисленные сокровища всемирной культуры на этом побережье сегодня находятся под угрозой окончательного уничтожения. Стремление Турции к вхождению в Европейский Союз должно быть обусловлено также и защитой этих сокровищ и возвращением Православной Церкви Храма Святой Софии в Константинополе).

23 века тому назад, македонские цари Филипп Второй и его сын Александр Великий решили добиться объединения всей Греции, чтобы преодолеть концевой кризис Афинского и других греческих полисов. Они не могли исключить из своих планов также и освобождение от Персии греческих полисов в Малой Азии. Александр Великий также решил, что Персия еще должна расплатиться и за разрушение ею Афин в 480 году. Дополнительной причиной для возникновения новой модели глобализации, кроме освобождения порабощенных греческих городов и наказания их поработителей, было также и желание освобождения всех народов Азии и Африки, находившихся тогда под властью персидской сверхсилы.

Таким образом, в результате «отвоеваний и завоеваний» Александра Великого (336−323 до Р. Х.) создается новая многонациональная империя и одновременно устанавливается культурный и религиозный плюрализм в ее рамках, без политической гегемонии. Этой характеристике, как будто, сегодня частично старается подражать и Европейский Союз.

Сам Александр Великий не только вознёс жертвоприношения богам Вавилона и Египта, но также и Богу Израиля, совместно с первосвященником в Иерусалиме. Известный немецкий эллинист Вернер Йегер (Werner Jaeger) считает, что такой симбиоз греческой рациональной культуры с ближневосточными религиозными цивилизациями стал возможным благодаря предварительному мировоззренческому синтезу Платона. Вернер Йегер особенно отмечает утверждение Платона, что «Бог не только Законодатель, но также и Педагог вселенной». В связи с этим, Йегер обращает внимание на то, что Отцы Христианской Церкви перевели библейское выражение «Пророк говорит», как «Пророк учит» («педагогеин»).

Подтверждением такой эллинистической рационально-религиозной шкалы ценностей, через шесть с половиной веков, стал Миланский эдикт Святого Константина Великого: «Мы постановили, руководясь здравым и правильнейшим рассуждением, принять такое решение, чтобы вообще никого не лишать свободы… следовать той религии, которую каждый сам считает наилучшею для себя, дабы верховное Божество, почитаемое нами по свободному убеждению, могло проявлять во всём обычную милость и благоволение к нам».

Эта первая подлинная империя человечества стала четвёртым видом государства. (Подлинная, ибо термин «империя» происходит от латинского слова «империум», то есть «верховная власть». В подлинной империи только лишь верховная власть является общей, в то время, как управительные власти могут быть, в той или иной мере, поместными и даже автономными.) Она продолжала существовать некоторое время и после смерти Александра Великого, вплоть до 306 года до Р. Х. Затем, империя Александра Великого разделилась на три большие эллинистические государства: Египет под династией Птоломеев; Передняя Азия под династией Селевкидов, с двумя столицами: Антиохией в Сирии и Селевкидией в Ираке на берегу Тигра; и Македония, под династией Антигонов. Три века спустя после своего создания, этот эллинистический мир расширяется его включением в Римское государство, которое одновременно сильно эллинизируется. В результате, образуется вторая подлинная империя, являющаяся оболочкой греко-римской многокультурной цивилизации.

Таким образом, возник новый вид большого государства, чью основную идею можно резюмировать, как попытку синтеза между маленьким греко-италийским полисом и большими территориальными государствами Востока. (В примечании № 50 испанского философа Юлиана Мариаса к его переводу на испанский язык «Политики» Аристотеля подчеркивается, что «вся политическая проблема Древнего Мира заключалась в переходе от государственной формы полиса к другой форме, не сводящейся к городу, при сохранении действительных политических форм, сиречь конституции, а не только к расплывчатой социальной действительности, называемой греками этносом»). В результате, все эти имперские территории покрываются сетью полисов или, по-римски, муниципалитетов.

Эта характеристика политических структур, основывающихся на такой глобальной «муниципальной сети», продолжает с тех пор быть актуальной и до наших дней. Именно она принесла, в той или иной мере, бытовое освобождение всем народам, что и стало первым прямым поводом для возвеличения, а затем даже и обожествления, Александра Македонского, как всеобщего освободителя. Эхо этой чрезвычайной популярности дошло и до наших дней.

Культурная и религиозная свобода дополнялась созданием колоссальных экономических пространств, состоящих из местных и региональных рынков (в полисах, эти рынки физически совпадали с их агорами, как и в случае веча в нашем Великом Новгороде), каковые автономно включались в один общий глобальный рынок. Произошло подразделение этой колоссальной экономической территории на регионы, по признакам специализации, как следствие применения критериев рентабельности и себестоимости. Эта последняя характеристика относилась не только к земледелию, ремесленному производству и торговле, но также и к текучести капиталов между различными частями этого экономического пространства. Благодаря этому, в некоторых местах и в некоторых отраслях уже тогда удалось организовать почти промышленное производство.

Однако наибольший успех этой эллинистической модели глобализации произошёл в области культуры. Стали процветать науки, искусства и техника, которые всегда первыми достигают подлинной глобализации. Была устанавлена многополюсность культурных центров: Александрия, Антиохия, Пергам и т. д. Греческий язык, на своем александрийском этапе, немного отошёл от классической аттическо-афинской модели, частично под влиянием спартанских диалектизмов (ввиду сильного присутствия спартанских поселенцев в Александрии). Греческий язык превратился в общий (koine) язык этой первой глобальной цивилизации. Александрия, основанная в 331 году Александром Великим, стала культурной столицей этого эллинистического мира, со своим космополитическим населением, в основном состоящим из греков и эллинизированных египтян и евреев. Греческие фараоны Египта создали в III веке до Р. Х. Александрийскую библиотеку и Александрийский университет, в каковых науки впервые принимают общий всемирный характер. В этом эллинистическом центре высшей культуры устанавливается геометрия Эвклида, развивается идея, что Земля является круглой (и даже высчитывается её окружность с удивительной точностью), создаются первые карты мира, производятся первые эксперименты для установления человеческой анатомии и впервые переводится на греческий язык Ветхий Завет, авторитетными представителями еврейского народа.

Арнольд Тойнби по этому поводу утверждает:

«Вселенская община стала на место местной общины. Успехи эллинизма безмерны и многочисленны. До сих пор они не были превзойдены никакой другой цивилизацией. В период своего наибольшего распространения, эта культура на Западе дошла до Британии и Марокко (в латинском облачении), и на Востоке до Японии (в буддийском облачении)».

Эта первая вселенская цивилизация, каковая продолжает быть до сих пор моделью мультиполярной и полифонической глобализации, называется эллинистической цивилизацией, ввиду того, что греческая культура явилась её катализатором. Её характер является действительно универсальным, и её многочисленные достижения заключают в себе основные принципы, применимые в любом месте и в любом времени. Однако нельзя терять из виду тот факт, что мы имеем дело не с геометрическими схемами власти, но с ядром идей, верований, принципов и концепций, специфически терпимых по отношению к другим верованиям, а посему и способных достичь гармонического сожительства.

В политической области было достигнуто своего рода оплодотворение больших государственных территориальных организаций центральной идеей греческого полиса, в том смысле, что политика касается всех, а не только тех, кто обладает высшей властью, и что сама власть как таковая в принципе возникает соборне, из среды самого населения. («Агора» происходит от глагола «собирать»). Именно поэтому эти колоссальные территории покрылись практически самоуправляющейся сетью муниципальных «властей на местах». Так осуществляется идея подлинной Империи. Само это выражение является производным от понятия «верховной власти» в Римской Республике, понимаемой, в первую очередь, как высшая судебная и высшая военная власти, ибо сам этот термин отнюдь не обозначает ни «тотальной» ни «абсолютной» власти. Настоящая империя характеризуется непременным участием в центральной власти периферических элит, в чём как раз и заключается основное нововведение Империи Александра Великого.

Начало этой первой модели многополюсной глобализации можно легко уточнить, отнеся его к эпохе завоеваний Александра Великого, но определить её точный конец невозможно. Налицо процессы её ослабления, главным образом путём ампутаций и трансформаций, с разными хронологическими рубежами, но её абсолютный конец еще не наступил, до наших дней. Можно отметить несколько хронологических рубежей.

Хосэ Ортега-и-Гассет обращает внимание на потерю двуязычности в Италии в V веке после Р. Х., когда на севере остается только латынь, а на юге только греческий язык. В этом же V веке, в 476 году, падает Западная Римская Империя. Через полтора века, Святой Исидор (570−636), Епископ Севильский, составляет свою энциклопедию древней культуры, ввиду ее всеобщего исчезновения, как он отмечает. Следующий хронологический рубеж этой эллинистической культуры происходит через два века, во 2-ой половине VII века, когда Римская Империя, уже с единственной столицей в Константинополе, теряет свои провинции в Сирии, Палестине, Египте и Северной Африке, каковые завоёвываются арабами. Даже можно сказать, что вместе с падением Александрии в 642 году также кончается и первый период эллинистического мира, символически возникшего тысячу лет до этого, при основании этого города. (Значит, если персидская модель унитарной глобализации просуществовала ровно 200 лет, то первый период эллинистической модели длился 973 года).

Следующий хронологический рубеж этой эллинистической цивилизации можно попытаться установить на полтора века позже. Это дата, на которую указывает Тойнби, когда он говорит, что до 800 года после Р. Х. еще продолжал существовать Древний Мир, но после этой даты его уже не было. Эта хронологическая дата является эмблематичной, ибо в этом году Папа Римский незаконно короновал короля франков Карла Великого «римским императором», без необходимого для этого согласия императора и сената римских, тогда с местопребыванием в Новом Риме, как тогда официально назывался Константинополь. Так Западная Европа отрезала свою пуповину, которая её связывала с древней империей.

Однако, и после завершения этого древнего эллинистического мира, его цивилизация продолжает существовать, первоначально ещё под покровом столицы Восточной Римской Империи. Константинополь пал в 1453 году, 811 лет после падения Александрии. А через 250 лет после падения Константинополя возник Санкт-Петербург, ставший столицей новой подлинной империи, многонациональной, многокультурной и полифонической.

Культурное и политическое наследие

Эллинистическая цивилизационная модель сопричастна к зарождению трёх из пяти современных цивилизаций, перечисленных Тойнби: арабской, западной и русской.

Нельзя упускать из виду тот исторический факт, что ислам обладает в значительной мере полифоническим характером, несмотря на некоторые тенденции к единому халифату. Кроме того, так называемое «арабское возрождение» VIII — X веков тесно связано с византийской культурой новых территорий ислама в Сирии, Палестине, Египте и Северной Африке, которые были византийскими провинциями до середины VII века. Там были переведены труды классической древности с греческого и с сирийского языков на арабский язык, которые затем дошли до Западной Европы через мусульманскую Испанию.

Возникшая условно около 800 года Западная Европа продолжают существовать и до наших дней, со своими двумя катализирующими её ядрами: двойное франко-германское ядро современного Европейского Союза и норманнское ядро англо-американского «специального альянса». (Это ядро в своих истоках употреблялось как таран для изгнания Восточной Римской Империи с юга Италии, а два века спустя этого для подчинения англо-саксонцев на Британских островах, которые были союзниками и друзьями Константинополя.) Только после грабежа Константинополя и кражи ста тысяч греческих рукописей в 1204 году, Западная Европа соприкоснулась с греческими первоисточниками своей культуры. Это происшествие — грабёж 100.000 греческих рукописей — было первым импульсом для итальянского Возрождения двумя-тремя веками позже. На это Возрождение также оказало значительное влияние и соседство Калабрии, грекоязычной и православной, а затем также и прибытие византийских эмигрантов, после падения Константинополя в 1454 году. Важно не упускать из виду, что Западная Европа, почти с самого момента её зарождения, сознательно дискриминировала Восточную Европу и все территории, находившиеся в церковной канонической юрисдикции Константинопольского Патриархата, в том числе и Россию, ставшую с 988 года со своей столицей тогда в Киеве церковной провинцией (митрополией) № 61 Константинопольской Церкви.

Необходимо отметить, что эллинистическая полифоническая политическая модель оказала некоторое влияние и на создание первоначальных организационных структур Христианства. Христианская Церковь родилась в одной колыбели, каковой был Иерусалим, но уже эта первая Иерусалимская Церковь заключала в себе вселенскую полноту, несмотря на то, что тогда еще не существовала ни одна из трёх кафедр первоначальной Христианской триархии: Антиохийской Церкви, основанной Святым Петром, Александрийской, основанной Святым Марком, и Римской, основанной Святыми Петром и Павлом. Как известно, затем эта триархия была расширена до пентархии, добавлением Константинопольской и Иерусалимской кафедр. Эта пентархия теоретически просуществовала до конца 16 века, когда в 1589 году четыре восточных патриарха добавили к списку христианских патриархатов также и кафедру «Патриарха Московского, Всея Руси и Северных Стран». Затем, через 130 лет, в России была провозглашена новая Православная Империя, со столицей, основанной на мощах Апостола Андрея Первозванного, первого епископа Византии.

В заключение, необходимо уточнить, что западноевропейская цивилизация в своих истоках была эллинистической, ибо она первоначально основывалась на четырех великих заветах: от Израиля она унаследовала принцип беспристрастности («Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое — мерзость перед Господом». Притч. 20, 10.); от Греции принцип справедливости, взамен мести, как этого требовал царь Тесей, основатель Афинского полиса, за тысячу лет до Р. Х.; от Рима идею права, выраженную Святым Апостолом Павлом, римским гражданином, провозгласившим, что наказание без суда неприемлемо; и от Христианства идею равенства и братства между людьми, ибо все они являются сынами Божьими, а также идеи свободы, свободной воли, милосердия и любви.

Следовательно, окончательное иссякание западноевропейской цивилизации будет зависеть, в первую очередь, от окончательной измены этим четырем великим коренным, фундаментальным и основополагающим комплексам принципов. В настоящее время уже можно наблюдать, объективно и со всей очевидностью, исторические процессы, подтверждающие, что эти принципы, в той или иной мере, на Западе предаются забвению. В основном, путём измены великому эллинистическому принципу культурной терпимости и путём его подмены предыдущими принципами нетерпимости и мести.

Эта реакционная позиция современного Запада отчётливо описана Арнольдом Тойнби в его введении к «Исследованию истории», когда он утверждает, что современная западная цивилизация «уже прижала к стенке остальные цивилизации и запутала их в сетях своего экономического и политического превосходства, хотя ещё и не отняла у них их отличительных культур». Однако, история, и не только персидская, нас учит, что попытки культурного ограбления, в конечном итоге, вызывают сопротивление, и очень часто ведут грабителей к их поражению. Кроме того, такая политика ведёт к превращению собственной культуры в своего рода «антикультуру», а следовательно и к её гибели, в конечном итоге.

В последнее время происходят существенные отступления особенно от правового начала. Даже если правовой принцип формально еще и сохраняется внутри государств Запада, в международных отношениях сегодня уже допускается возможность ассиметричного подхода к разным международным проблемам и наказания без предварительного суда, и даже допускается совмещение функций обвинителя, судьи и палача в одной единственной юридической инстанции, что абсолютно несовместимо с идеей правового строя.

Однако, одновременно, несмотря на всё вышесказанное, также имеются налицо и потенциальные возможности возрождения, путём возврата к этим указанным принципам и путём их возобновлённого применения в новых обстоятельствах. Во всяком случае, сохранение основной идеи эллинистической модели обеспечено её собственной функциональностью и её необходимостью, даже в новых современных условиях. Действительность универсальной глобализации в разных областях человеческой жизни сегодня является очевидной, так же как и почти единодушное стремление к тому, чтобы политические структуры в рамках этой глобализации были организованы без высокомерия и без порабощающей гегемонии со стороны любого из её участников, а в соответствии с критериями диалога, согласия и справедливости. Конечно, в современной политической действительности это не всегда легко и просто, ибо в мире сегодня продолжают действовать также и реминисценции других моделей, в том числе вавилонской, персидской и даже карфагенской.

Именно в этом стремлении к универсальной справедливости заключается глубокий смысл эллинистической модели глобализации, каковая продолжает быть потенциально действительной и до наших дней. Сама идея Европейского Союза основывается частично также и на этом принципе полифонического хора, в котором участвуют все голоса, хотя об этом особенно и не говорится, иногда в надежде, что и этот принцип можно будет извратить.

Поиски равновесия между большими силами и культурами в мире сегодня тоже неумолимо движутся в этом же направлении, хотя и под разной терминологией.

-----------------

Настоящая статья написана на основании доклада на испанском языке «El modelo helenistico de globalizacion multipolar» («Эллинистическая модель многополюсной глобализации»), прочитанного И. Н. Андрушкевичем, председателем Аргентинского Общества Эллинской Культуры, на акте, организованном посольством Греции в Аргентине, под покровительством Делегации Европейского Союза в Аргентине, на Международной выставке книги в городе Буэнос-Айрес, 2 мая 2004 года.


Игорь Николаевич АндрушкевичРусские тетради. Историко-политические анализы и комментарии.

N19 Буэнос Айрес, август 2013 г.

Издатель и редактор: Игорь Андрушкевич. Выходит на правах рукописи.

При использовании материалов, ссылка наисточник обязательна.

Электронный адрес: kadetpismo@hotmail.com

http://rusk.ru/st.php?idar=62531

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru