Русская линия
Русский дом Сергей Бабурин26.08.2013 

Возрождение русского духа через конституционную реабилитацию православия

-56.jpg

Отношение общества к религии — одна из ключевых характеристик национальной самоидентификации каждого народа. С приходом к восточным славянам Православия зародился и отшлифовался Дух Русского мира, его духовная основа («душа души»).

Православие для русского человека — не одна из многих религий, а система самой духовной жизни нашего народа. Как подчеркнул на XVI Всемирном русском народном соборе 1 октября 2012 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, у нас есть духовные ценности и нравственные границы, которые ни в коем случае нельзя сдавать, которыми нельзя поступиться.

Главным препятствием для избавления нашего Отечества от духовной и социальной скверны, от новой великой Смуты является ряд действующих правовых норм. Если мы не освободимся от нигилизма и русофобии в Конституции собственного государства, то все разговоры о возвращении в нашу жизнь духовности, нравственности и их основы — Православия останутся самообманом или лукавством.

Необходимо принципиально исправить ст. 13 и 14 Конституции России. Вспомним формулу ст. 13 Конституции РФ: «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной». Конечно, это запоздалый испуг перед марксизмом-ленинизмом. Но если кто-то скажет, что эта норма — триумф плюрализма, то он серьёзно ошибётся. В качестве конституционного принципа провозглашён нигилизм, в Конституциях уравняли добро и зло. Объявлены равноправными лицемерие и искренность, идеология труда и идеология жульничества, вера в Бога и вера в дьявола. Идеологическое многообразие, как и отрицание идеологии, — это тоже идеология, с безоговорочной обязательностью и государственным принуждением отрицающая духовные и нравственные ценности.

Далее. Согласно ст. 14 Конституции РФ, «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Откуда эта формулировка, столь оберегаемая пришедшими в 1993 году к власти либеральными «рыночниками»? Она унаследована от революционеров-большевиков.

Ст. 13 первой советской Конституции — Конституции РСФСР 1918 г., — принятой «в момент решительной борьбы пролетариата с его эксплуататорами», закрепила норму: «В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы совести церковь отделяется от государства, а школа от церкви». Это «отделение» повторили Конституции СССР 1936 и 1977 гг., соответствующие Конституции союзных республик. Нынешние российские «либералы» в главных мировоззренческих вопросах сохраняют примечательную верность самому жёсткому секулярному большевизму.

Современные подходы многих стран предполагают совсем иное, чем в Российской Федерации, отношение к вероисповеданию и верующим, к мировоззренческим принципам и историческим традициям, к национальным особенностям каждого народа.

Возьмем, например, Грузию, вышедшую, как и РСФСР с Украиной, из недр Советского Союза. Ст. 9 Конституции Грузии гласит: «Государство признаёт исключительную роль Грузинской Православной Церкви в истории Грузии и вместе с тем провозглашает полную свободу религиозных убеждений и вероисповедания, независимость Церкви от государства». Согласитесь: юридически корректно и с уважением к памяти предков. И не следует путать независимость Церкви от государства с их отделением друг от друга. Обратите внимание: о независимости государства от Церкви не говорится.

Пора, отказавшись от разделения религий и государства, закрепить государственную лояльность к любому вероисповеданию, а не только к атеистическому. Например: «Церкви и религиозные общины самостоятельно управляют своими делами, в частности, учреждают свои органы, определяют своих духовных лиц, основывают монастыри и другие церковные учреждения, независимые от государственных органов. Законом определяются условия обучения религии в государственных школах». А это норма ст. 16 Хартии основных прав и свобод 1991 года, являющейся составной частью современной Конституции Чешской Республики.

Наиболее нашего внимания заслуживает опыт Германии. Ст. 4 Основного Закона ФРГ от 23 мая 1949 г. гласит: «Свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения ненарушимы.

Безпрепятственное отправление религиозных обрядов гарантируется". А в ч. 3 ст. 7 добавлено: «Преподавание религии в государственных школах, за исключением неконфессиональных, обязательно. Без ущерба для права надзора со стороны государства религиозное обучение проводится в соответствии с принципами религиозных общин. Ни один учитель не может быть обязан против своей воли преподавать религию».

Как мы видим, государство, во-первых, надзирает за обучением и ориентируется на традиции и устои религиозных общин, их защищает; во-вторых, сохраняет образование религиозным, в-третьих, не вмешивается во внутренние дела церквей и конфессий.

Религиозные объединения равны перед законом, это верно. Но помимо вопросов юридического равенства объединений, оформляющих деятельность религиозных конфессий, существуют исторические и национальные особенности каждого народа.

Православие пришло на Русь из Византии — Восточной Римской империи. Русская Православная Церковь Московского патриархата, вобрав за века традиции и образ жизни восточных славян, воссоединившихся с ними финно-угорских и тюркских племён, и создала русскую нацию, её национальное самосознание, её цивилизационные ценности и сам Русский Дух, охвативший и великороссов, и белорусов, и украинцев. Нет никаких оснований, кроме нигилистического и космополитического злого умысла, говорить о равноправии религий на территории трёх восточнославянских государств.

Давайте в наших конституциях различать Православие как вероисповедание и Русскую Православную Церковь как религиозное объединение. Но и о православном религиозном объединении на территории исторической России следует говорить особо. Наиболее точно на послесоветском пространстве это записано в Конституции Республики Беларусь: «Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учётом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа» (ст. 16).

Для нас особо значим опыт греков как народа, где сберегается основа всей православной традиции. И даже не в том, что в Конституции Греции регламентируется даже статус Святой горы Афон (ст. 105 Конституции). Главное — каково в целом отношение общества и государства к Православию.

В Конституции Греции ст. 3 начинается словами: «Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой». Клятва именем Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы входит по Конституции в присягу и президента, и депутатов парламента Греции. И это при том, что в Греции много граждан других вероисповеданий.

Убеждён, что аналогичные нормы необходимы и для Конституций Белоруссии, Молдавии, России, Украины. Православие для нас — непременное условие национальной самоидентификации. Все остальные религии равнодостойны, но исторически для наших народов вторичны. Никому ведь не приходит в голову добиваться, чтобы королева Великобритании перестала быть главой англиканской Церкви, в Ватикане исключили бы из числа главных источников права Кодекс канонического права и апостолические постановления, а в Саудовской Аравии, где всё общество «базируется на исламской вере» (ст. 11 Конституции), а «государство защищает права человека в соответствии с исламским шариатом» (ст. 26 Конституции), уравняли бы ислам с другими религиями. Да, всё это — исторические и национальные особенности.

Только глубокая конституционная реформа может изжить законодательный нигилистический большевизм. Пора признать, что ст. 14 к тому же противоречит ст. 2 Конституции РФ, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства, и, следовательно, религия народа и её защита от внешних угроз для государства обязательны. Именно поэтому обеспечение прав и свобод человека и гражданина называют вообще высшей целью государства.

Выдающийся западный специалист в области восточно-христианской духовной культуры кардинал Томаш Шпидлик, автор известного исследования «Русская идея: иное видение человека», заслугой русских мыслителей как раз и назвал то, что «они сумели показать, что грех — это зло, которое направлено не только „против природы“, но особенно „против личности“, ибо оно ослабляет всё, что ей присуще: истину, свободу, целостность. Поскольку самость — это эгоизм, то грех разрушает существеннейший элемент личности — связь с Богом, с другими, с космосом».

Таков современный мировой опыт выстраивания отношений Государства, Церкви и Общества. Убеждён, он заслуживает не меньшего изучения, чем опыт рыночных преобразований стран Европы и Азии. Особенно если понимать под инновациями не только новые экономические решения, но и заимствования социальных идей извне и применение их к собственной действительности. Тогда и возникает социальная Симфония, призванная не только укрепить существующее общество, но и обеспечить внутренний императив формирования основ устойчивого развития человечества.

Переплавив большевизм в традиционно консервативную идеологию ленинизма эпохи Брежнева, русский народный дух впал в 80-е годы ХХ века вновь в искушение неотроцкистской революционности, которое, как внешняя оболочка горькой таблетки, украдкой привнесло в современную Россию яд эгоизма и бездуховности. Что ж, ещё св. преподобный Антоний Великий предупреждал: «Никто без искушений не может войти в Царствие Небесное; не будь искушений, никто бы и не спасся».

Но преодоление искушения возможно только действием. «Всякий прогресс человеческой культуры достигается ценой великих жертв, упорной сознательной борьбой, которая предполагает напряжение энергии, участие сознания и воли», — писал век назад Е.Н.Трубецкой.

Ныне Россия вновь на распутье — что предпочесть: модель нигилистического либерализма, якобы обязательного для свободного рыночного хозяйства, или православную традицию, консервативную и ко многому обязывающую каждого лично. Спор о преподавании основ православной культуры в российских школах — спор не праздный. От решения вопроса, будет ли новое поколение русских понимать Православие, воспринимать его не как одну из конфессий в «многоконфессиональном государстве», а как своё миросозерцание, как некую аксиому, маяк для индивидуального сознания во мраке тотального нигилизма, зависит, сохранится ли Россия.

Святейший Патриарх Кирилл говорит: «Когда мы, Церковь Божия, утверждаем великие Божественные истины, положенные в основу человеческого бытия, мы одним этим уже вступаем в невидимую брань с тем, кто был низвергнут Архангелом Михаилом».

Именно так. Когда в политической, правовой и даже духовной сферах общества низвергнуты все кумиры, отринуты ценности, перемешаны реальные и мнимые интересы — нужен некий камертон чистого звука, настоящего смысла жизни. Вернулось время аксиом. А религиозные ценности — это именно аксиомы. Без различения добра и зла, без установления Правды человек не спасётся. Народы не сохранятся. А русский народ не случайно через империю, через союзное государство сберегал многие этносы с их особой культурой — такова была миссия русского Православия.

Политическое, правовое и духовное развитие государств и народов зависит от скреп, собирающих эти государства и народы в одно целое, от базовых принципов общества. Для русского и многие века единых с ним народов такой скрепой было и остаётся Православие.

Вместо нигилистической аксиомы «В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной» следует записать, например, такую конституционную норму:

«1. Российское государство признаёт исключительную роль Русской Православной Церкви в истории России, православные ценности остаются и ныне духовной основой нравственности и культуры русского народа. Вместе с тем в Российской Федерации провозглашается полная свобода религиозных убеждений и вероисповеданий, независимость Церкви от государства.

2. Свобода религиозного сознания неприкосновенна. Пользование личными и политическими правами не зависит от религиозных убеждений каждого.

3. Всякая известная религия свободна, и отправление её культовых обрядов осуществляется безпрепятственно под охраной закона. Отправление культовых обрядов, оскорбляющих общественный порядок или нравственные нормы, не допускается".

http://www.russdom.ru/node/6986


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru