Русская линия
Русская линия Галина Ананьина 13.08.2013 

«Памятник Патриарху Гермогену — это памятник подвигу Русской Православной Церкви в победе над смутой!»
Интервью руководительницы Фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника Патриарху Гермогену Галины Ананьиной

Председательница Гермогеновского фонда Галина Ананьина у иконы свт. ГермогенаИнтервью руководительницы Фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника Патриарху Гермогену Галины Ананьиной

Многое в жизни Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках связано с Патриархом Гермогеном, память которого его прихожанами почитается столь же ревностно, как и память тех святых, в честь которых освящены его престолы: Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна и Апостола и Евангелиста Матфея.

У игумена Иоанна (Ермакова), настоятеля Патриаршего подворья, храм которого считает своей домовой церковью Общероссийское общественное движение «Народный Собор», возникла идея реализовать вековую мечту патриотов России и поставить в Москве памятник святителю Гермогену. Батюшка поделился своей задумкой с одним из прихожа храма, сопредседателем Общероссийского общественного движения «Народный Собор» Олегом Кассиным, и эта инициатива нашла поддержку со стороны «Народного Собора», при содействии которого был образован Фонд по постановке памятника Патриарху Гермогену.

Наша гостья — Председательница Правления Гермогеновского Фонда Галина Васильевна Ананьина.

— Галина Васильевна, 25 мая этого года в Александровском саду, прямо под стенами Кремля был установлен памятник Патриарху Гермогену. Мощи этого святого покоятся в Патриаршем Успенском соборе Кремля. Но ведь, как известно, там же своими святыми мощами почивают святители Петр, Феогност, Иона, Макарий, Филипп, Киприан, Фотий, а также Патриарх Иов, а памятник воздвигли только одному святому Гермогену. Почему, чем он снискал такое общественное признание?

- Знаете, тема предания забвению нами своей истории и тех великих личностей, которые сыграли решающую роль в судьбах нашего Отечества, волновала меня на протяжении последних четырёх лет — а именно, всё то время, пока мы работали над проектом постановки памятника Патриарху Гермогену. Я сама на тот момент знала о святителе Гермогене крайне мало, наверное, только то, что он — один из 16 Патриархов нашей Церкви, который возглавлял её в Смутное время. Но проделанная в рамках реализации проекта углублённая работа с историческими документами, в которых я почерпнула сведения о заслугах священномученика Гермогена перед Отечеством, привела меня к твёрдому внутреннему убеждению в том, что, если бы не было Патриарха Гермогена, то сегодня не было бы и независимой России. И во время этой работы меня не покидала мысль: почему же нам так мало известно об этом подвижнике веры?

История России и история Москвы неразрывно связаны с именем святителя Гермогена. И мне очень досадно, что многие москвичи плохо информированы о том, насколько замечательным человеком был Патриарх Гермоген. Хотя информационных поводов, чтобы вспомнить его заслуги, хоть отбавляй. Давайте возьмём хотя бы одно такое знаковое событие, когда в Россию на поклонение паломникам был принесён Крест Андрея Первозванного. Сколько людей пришло поклониться великой христианской святыне! Целыми днями подле неё служили молебны с акафистом. А хоть кто-нибудь вспомнил о том, что служба в честь этого Апостола Андрея Первозванного была переведена с греческого языка на русский по благословению Патриарха Гермогена? И он же в свое время распорядился о том, чтобы было восстановлено празднование памяти Апостола Андрея в Успенском соборе Кремля.

У Святителя Гермогена есть труды по истории Церкви, по каноническим церковным текстам, где-то его даже называют церковным писателем. А с 1606 года, когда святитель становится Предстоятелем Церкви, мы наблюдаем его уже как совсем другого человека, сознававшего значение своей роли в качестве Патриарха, который абсолютно полностью отвечает за Русскую Православную Церковь и сохранение государства Российского.

Между прочим, в столице до сих пор ещё сохранились места, связанные с именем Патриарха Гермогена, которые хранят о нём живую память.

— О чем это Вы?

- А Вы знаете о том, что, когда святитель Гермоген прибыл в Москву, чтобы стать Патриархом Московским и Всея Руси, то его первая резиденция располагалась на Патриарших прудах? И он освятил эту территорию сам, святой водой он её освятил. А на Садовой-Кудринской улице был его домовый храм, построенный в честь святителя Ермолая, потому что при его рождении ему нарекли имя этого святого. Кто сейчас об этом знает? А ведь канонизация патриарха Гермогена произошла по просьбе православных москвичей в 1913 году — ровно сто лет назад. И опять же, возьмем, например, любимую всеми икону — Казанский образ Божией Матери. У кого её нет дома? Но мало кто знает, что обретение этой святыни связано с Патриархом Гермогеном.

— Каким образом? Расскажите, пожалуйста!

- Ну, история-то эта, по-моему, известная: в Казани после пожарища маленькой двенадцатилетней девчушке Матронушке приснился сон, в котором ей было велено найти в конкретном месте икону Божией Матери. К сожалению, рассказ девочки о её сонном видении люди не сразу приняли всерьез. И только тогда, когда этот сон повторился в третий раз, к ней уже прислушались. В том месте, где было указано, нашли икону Богородицы, и эта икона была передана в руки обычному священнику Николаевской церкви — отцу Ермолаю, будущему Патриарху Гермогену, и тот её отнёс в свой храм. В этом мне тоже видится некое предзнаменование: фактически ему уже в то время была вверена судьба России. Он первым написал Акафист в честь Казанской иконы Божией Матери! А мы не знаем об этом! Не помним.

— Действительно, интересные факты, но ведь, наверное, не только за это так отметили Патриарха Гермогена среди других святителей Московских?

- Да, конечно, одной какой-то причины этого нет. Это, если хотите, целая цепь неразрывно связанных друг с другом событий. Но прежде, чем я расскажу о самых главных его деяниях, мне хотелось бы отметить одну очень важную вещь: памятник Патриарху Гермогену сам по себе очень необычен. Он создан по инициативе народа, поддержан Русской Православной Церковью и государством Российским. То есть он стал таким символом единства государства, Церкви и общества. И это не только мое личное мнение. Когда 25 мая, в день открытия памятника зачитывалось приветственное обращение Владимира Владимировича Путина, то прозвучала схожая мысль.

И, если возможно, я хочу, пользовавшись этим случаем, выразить огромную благодарность Управлению делами Президента, потому что именно в стенах этого ведомства была создана Рабочая группа по постановке памятника Патриарху Гермогену. Мы собирались там каждую неделю, там были сосредоточены все силы и средства: присутствовали и скульпторы, и архитекторы, были представлены и наш Фонд по постановке памятника Патриарху Гермогену, и Российский Фонд культуры, и представители всех ветвей органов власти, и деятели науки, и сотрудники проектных институтов. Задача стояла непростая: была цель установить памятник не позднее 25 мая 2013 года, в день столетия канонизации Патриарха Гермогена. А конкурс, в ходе которого был определён лучший проект, закончился только 4 ноября 2012 года. То есть, времени до установки памятника оставалось всего ничего. И я могу сказать, что, если бы не оперативность этой Рабочей группы, то до 25 мая нынешнего года мы вряд ли бы управились в срок. Вспоминаю, что очень много было разнообразных согласований. Взять хотя бы тот факт, что, учитывая ту роль, которую в истории нашей Родины сыграл Патриарх Гермоген, памятник ему хотелось установить в окрестностях Кремля. Был выбран Александровский сад, и разрешение на установку в этом исторически значимом месте давал сам Президент страны. К тому же, ситуация осложнялась чисто техническими проблемами. Ведь это — очень оживлённый район города: под землёй проходит метро, а рядом по трубам ещё протекает река Неглинка. Так что специалистам пришлось поломать голову над тем, как укрепить фундамент для постановки памятника. И я очень благодарна им за их добросовестный труд и их оперативность. Несмотря на все сложности, Рабочая группа трудилась так слаженно, что мы успели всё сделать к 25 мая.

И, конечно, мне хотелось бы отметить духовную и молитвенную поддержку, которую нам оказывал игумен Иоанн (Ермаков), настоятель Патриаршего подворья — храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Фактически он был духовником всей нашей Рабочей группы. Он принимал участие в заседаниях и круглых столах, посвящённых проекту постановки памятника Патриарху Гермогену, организовал большой Крестный ход, отслужил множество молебнов во время работы над проектом.

— Поставить памятник в самом центре Москвы в столь сжатые сроки, само по себе, событие незаурядное, а были ли ещё какие-то чудесные знамения во время этой работы?

- Вы, наверное, помните, что весны в этом году практически не было: в 20-х числах мая ни одного дня не обходилось без дождей и было довольно холодно. А в день монтажа памятника, когда на место установки привезли отлитую статую Патриарха Гермогена и стали поднимать её на постамент, в тот самый момент вдруг запели птицы в Александровском саду. Представляете, вот по такой погоде, очень промозглой, сырой и холодной и почему-то запели птицы. И это было удивительно. А на следующий день, когда памятник должны были торжественно открыть, опять же мы ожидали, что погода будет не ахти, и вдруг — совершенно чистое небо, и день — ясный, необыкновенно радостный, по особому светлый, тёплый и солнечный… И когда Святейший Патриарх Кирилл стал кропить памятник святой водой, над фигурой святителя Гермогена на небе появилась радуга. А Вы знаете, что радуга — это символ Завета Бога с людьми после Великого Потопа. Это такой явный знак Божия благоволения! Для меня всё это было истинным чудом, причём это — не один и единственный раз, когда случилось чудо, связанное с Патриархом Гермогеном.

Вот ещё один пример чуда. Где-то через неделю после открытия памятника мне позвонил автор памятника скульптор Щербаков и рассказал, что, прогуливаясь по Александровскому парку, увидел, что весь памятник Гермогену покрыт бабочками.

А вот ещё один удивительный факт, о котором рассказывает моя приятельница и помощница по работе Фонда, которая также помогала в осуществлении этого проекта, Елена Владимировна Широкова, она же — экскурсовод Московского Кремля. Так вот, когда она проводит экскурсию в Александровском саду, то перед тем, как отвести очередную группу экскурсантов в Кремль, обязательно показывает всем памятник Патриарху Гермогену и рассказывает им историю его создания. И вот, представьте себе, ей никто не верит, что памятник установлен совсем недавно. У людей складывается впечатление, что он уже стоит здесь столетиями! Настолько органично он вписался в ландшафт Александровского сада, в то место, где он установлен, что представить себе, что это новодел, просто невозможно. И это редкий случай, скажу я Вам, обычно люди очень долго привыкают к новым фрагментам культурно-архитектурного облика.

— Насколько мне известно, идея почтить память Патриарха Гермогена таким вот образом возникла довольно давно, но в жизнь она была воплощена только теперь. Как вы считаете, почему именно эта Ваша попытка увенчалась таким ошеломляющим успехом?

- Ну, на этот вопрос мне очень сложно ответить. Наверное, это стоит рассматривать как продолжение прерванного проекта, а не как череду разрозненных эпизодов. Я не приписываю его только «Народному собору» или Женскому православно-патриотическому обществу, которое я возглавляю, а считаю, что завершён тот проект, который длился двести десять лет.

— Сколько, сколько?

- Да, да, не удивляйтесь. Впервые такая мысль появилась у наших предков еще в 1803 году. Инициаторами этого проекта были поэт Попугаев и «Вольное общество словесности» — общественная организация, которая предложила поставить памятник Минину, Пожарскому и Патриарху Гермогену. И таких инициатив в отечественной истории у нас было очень много, вплоть до 1910 года, когда княгиня Уварова уже очень основательно взялась за это дело, провела два конкурса, посредством которых лучшим был выбран памятник скульптора Андреева. Но в то время шёл уже 1914 год, началась Первая мировая война, и этот проект пришлось тогда затормозить. А там — 1917 год… Сами понимаете.

— Как я понимаю, сама идея постановки памятника канула в вечность? Как же тогда Вы о ней узнали?

- На момент 2009 года, когда был создан наш Фонд по постановке памятника Патриарху Гермогену, о том, что в прошлом уже предпринимались какие-то попытки, никто ещё не знал. Как видите, идеи носятся в воздухе! И мы стали в рабочем порядке поднимать разные документы, и вот — подарок судьбы — мы узнали, что до нас очень многие наши соотечественники тоже хотели поставить этот памятник. Поэтому мы прониклись идеей, что ещё задолго до революции существовал этот проект, и нас это воодушевило. Но поначалу-то нам было непонятно, почему над этой идеей люди бились столь долгие годы.

— И Вы нашли ответ на этот вопрос?

- Мне кажется — да. И церковная общественность, и простые люди, и общественные организации понимали, что есть памятник Минину и Пожарскому, а значит — народному подвигу в годы Смуты, но нет памятника подвигу Русской Православной Церкви, которая сыграла огромную роль в том, чтобы положить конец Смутному времени в истории нашего государства. И как олицетворение этой идеи видели, конечно, памятник Патриарху Гермогену и архимандриту Дионисию, настоятелю Троице-Сергиевой Лавры в те времена, тому, кто день и ночь писал грамоты с призывом к сопротивлению иноземным захватчикам. Ведь подумайте сами, могли ли Минин и Пожарский тогда, находясь в Нижнем Новгороде, собрать такое огромное по численности ополчение — из почти двухсот пятидесяти городов России? Конечно же, нет. Самостоятельно они бы не смогли. Не было в то время оперативных средств информации, современной связи. Роль такого связующего информационного звена и выполнили призывные грамоты. Но в нашем современном обществе ни при изучении истории в школах или в институтах, ни где бы то ни было еще, никогда этому не придавали должного значения. А ведь в победе русского народа во времена Смуты есть огромная роль подвига именно Русской Православной Церкви — тех иноков, тех духовных вождей, которые не только благословили народ на правое дело, а ещё и сами делали всё, что было в их силах, для того, чтобы поднять народ на борьбу, проинформировать людей о происходящем, помочь им сплотиться воедино.

Вообще, я хочу сказать, что сегодня, когда, к сожалению, возводится хула на Русскую Православную Церковь, надо привлекать пристальное внимание общества к историческим заслугам Церкви, напоминать людям моменты таких вот побед, такого рубежа как 1612 год. Я просто приведу только один наглядный пример: когда в Смутное время возник страшнейший голод, Троице-Сергиева Лавра стала продавать свои золотые запасы, которые находились в монастыре, и на вырученные деньги велась покупка хлеба населению, чтобы люди не умерли с голода. Знаем ли мы эти примеры? Очень мало, что о них сегодня известно. Очень мало. Вот сейчас у нас хулят Церковь за её богатство, а, между прочим, золото-то её в своё время пригодилось — и не себе самой, а простым людям, как оказалось. Эти средства спасли Москву, спасли москвичей от голода. Но только это почему-то всегда остаётся за кадром. И, слава Богу, что сейчас фигура патриарха Гермогена, его личность как великого патриота, ярко высветилась и встала в полный рост на национальном небосклоне.

— Галина Васильевна, вот мы и вернулись к самому первому вопросу. Наверное, сейчас самое время узнать поподробнее о том, как Вы заинтересовались этим духовным вождем, и что именно сподвигло Вас взяться за этот проект? Тем более, что Вы упомянули тот факт, что до начала работы над проектом Ваши знания о святителе были крайне скудными.

- Инициатива этого проекта изначально исходила не от меня. В первую очередь, этой идеей загорелся «Народный собор», который обратился ко мне с просьбой проконсультировать его представителей по этому проекту. Откуда-то они узнали, что я была консультантом проекта постановки памятника императору Александру Второму. А на вопрос, почему так важно было отметить память именно святителя Гермогена, отвечу, что во время Смуты фактически у нас была утрачена государственность России, и русский народ столкнулся с реальной угрозой утраты своей исконной православной веры. И только один святитель Гермоген стал единственным спасителем и государства Российского, и веры православной. Только он своей несокрушимой волей, глубокой духовностью, крепостью своего духа, своей пламенной верой сумел уже из подземелья Чудова монастыря в Кремле передать на волю свою решающую Патриаршую грамоту, и тем самым побудить патриотов страны направить народное ополчение к Москве, мобилизовать на борьбу иноков Троице-Сергиевой лавры, благословить митрополита Казанского Ефрема передать в народное ополчение для укрепления духа ратников икону Казанской Божией Матери, ту самую, которую он принял когда-то в свои руки в Казани в бытность рядовым священником.

И я считаю, что, хотя нам и удалось-таки поставить этот памятник, и нам в этом невероятно повезло в сравнении с нашими предшественниками (той же княгиней Уваровой, которая, повторюсь, очень активно старалась воплотить в жизнь этот проект и даже успела провести конкурс, на котором уже выбран был лучший скульптурный образ святителя), но, несмотря на то, что памятник, наконец, стоит, самое главное ещё не свершилось. Этому ещё только предстоит произойти.

— Какое же событие Вы имеете в виду?

- Самое главное теперь состоит в том, чтобы нам удалось донести до всего народа и каждого гражданина в отдельности правду о самом святителе Гермогене, о той огромной роли, которую он сыграл в истории нашего государства. Я думаю, что это с течением времени случится. И еще мне кажется, что Патриарх Гермоген себя еще у нас проявит. Потому что, когда ставятся памятники таким великим русским святым, да ещё и в знаменательную для всей страны дату — 400-летия окончания Смуты и восстановления государственности России, 400-летия преставления святителя Гермогена и 100-летия со дня его прославления в лике святых, то это не проходит бесследно. Мне думается, что это — глубоко символично для нашего времени, в условиях современной обстановки в мире, которая характеризуется тенденцией к глобализации и нападками Запада на Россию, на Русскую Православную Церковь, вообще на христианскую религию как таковую.

— Галина Васильевна, из сказанного Вами можно сделать вывод о том, что этот святой и государственный деятель стал для Вас очень близким человеком, к которому Вы относитесь с безмерным уважением и большой любовью. Как Вы думаете, почему так случилось? Что сыграло в этом свою роль: его заслуги перед Отечеством? Величие его духа?

- Сложно об этом сказать однозначно. К тому же, как вообще можно кому-то объяснить, за что ты любишь и почитаешь тех или иных святых, я не знаю. Собирая изо дня в день по крупицам свидетельства о Патриархе Гермогене, я отчётливо осознала, что и вся его жизнь, и его мученическая кончина были настоящим подвигом во имя жизни страны, во имя великой России. Ведь ему предлагали спастись путём предательства, чтобы он согласился отозвать первое народное ополчение Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого. Во время Смуты Патриарх Гермоген активно возражал против того, чтобы российский престол занял царь, не исповедующий православную веру. Он помогал собирать народное ополчение, поднимать народ на борьбу с инославными чужеземцами, которые, по сути, на тот момент захватили власть в нашей стране. И его враги и их приспешники, конечно, заключили под стражу в подземелье Чудова монастыря. Но это произошло не сразу, вначале они пытались договориться по хорошему. Но надо было знать этого человека с большой буквы, он до конца стоял за веру предков и не пошел с ними ни на какие компромиссы, как выразились бы сегодня. И он сделал все, что было в его силах, и мужественно принял мученическую смерть: его заморили голодом в подземелье. В последние недели вместо еды ему бросали сноп овса и давали немного воды. По преданию, когда в подземелье нашли его бездыханное тело, оставшаяся вода разлилась на овёс — и сноп расцвёл. Наверное, в этом было некое знамение, что семена его трудов дадут свои всходы, что его дело не пропало, а сам он будет канонизирован, а его тело — это святые мощи.

Ещё раз повторюсь, мне это все надо было через себя пропустить для того, чтобы вообще осознать величие его личности.

— Вы сказали, что канонизация Гермогена состоялась сто лет назад по просьбе москвичей, можно об этом узнать поподробнее?

- Есть такой документ, который они подавали в Синод в виде прошения о прославлении Патриарха Гермогена, но, я хочу заметить, что огромную роль в этом прославлении сыграл святой страстотерпец Царь-Мученик Николай Второй. Есть обращение от Государя в Синод с просьбой о прославлении Патриарха Гермогена именно в 1913 году, в канун празднования 300-летия Дома Романовых.

И я хочу сказать, что после того, как я прочла книгу игумена Серафима «Торжество долга», посвящённую 300-летию Дома Романовых и прославлению Патриарха Гермогена, для меня святой Государь Николай Александрович открылся совершенно с другой стороны. Оказывается, император Николай Второй перед торжествами, посвященными 300-летию Дома Романовых, совершил путешествие по пути народного ополчения, чтобы отдать дань уважения к тем, кто практически способствовал приходу Династии Романовых к власти. Государь поклонился праху Минина и Пожарского, он молился везде на этом пути. В одном месте он поставил памятник Минину и Пожарскому, который сейчас, к сожалению, снесли. Сегодня на этом месте стоит памятник Ленину.

Когда император Николай Второй со своей Семьёй въехал на Красную площадь, то Государь и его спутники должны были торжественно войти в Кремль через Спасские ворота, к которым на встречу вынесли очень много икон — Феодоровскую, Владимирскую, Казанскую иконы Божией Матери и образ Патриарха Гермогена. И император Николай Второй — ему никто не указывал, к какой иконе подойти первой — подошёл к иконе святителя Гермогена, опустился перед ней на колени и минут двадцать молился именно святому Патриарху Гермогену. Потом уже Государь по очереди подошёл ко всем остальным вынесенным на встречу иконам. И когда в Кремле было официальное празднование, и молились, естественно, в Успенском соборе, император Николай Второй был благословлён иконой Патриарха Гермогена. И святой страстотерпице Царице-Мученице Александре Феодоровне, и святым страстотерпицам царевнам-мученицам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, и святому страстотерпцу цесаревичу Алексию были также подарены иконы Патриарха Гермогена. А на раке с мощами священномученика был вырезан перламутровый образ святителя Гермогена. Это лишний раз говорит о том, насколько Царская Семья почтительно относилась именно к Патриарху Гермогену.

— Галина Васильевна, расскажите, пожалуйста, об истории создания современного памятника Патриарху Гермогену. При упоминании княгини Уваровой Вы говорили о том, что она организовала целый конкурс. Было ли и в наше время устроено нечто подобное?

- Да, был организован большой конкурс, модели памятников были представлены в Центральном выставочном зале «Манеж» в рамках выставки-форума «Православная Русь». Работ было действительно много, притом не только художественных — самых разнообразных проектов. Авторы прочувствовали святителя Гермогена очень разным — и святым, и промыслительным, и патриотом, и государственником, и свободным человеком, и уже измождённым узником, заключённым в Чудов монастырь. То есть каждый воспринимал его личность через какую-то свою призму восприятия. И Вы знаете, там было очень много прекрасных работ. И если бы можно было поставить ещё несколько памятников, то их было бы из чего выбрать. Абсолютно все желающие посетители выставки, и простые люди, и духовенство, и государственные служащие, могли оставить свои отзывы вот в этой книге, видите, какая она огромная?

— То есть, выбирали всем миром?

- Именно так! Были безусловные лидеры, но среди всех работ выделялся один проект. Вскоре даже конкурс работ стали называть в его честь «проект 26». Самое большое количество голосов было отдано в пользу именно этой скульптуры. Святейшему Патриарху Кириллу было предложено выбрать среди трёх фаворитов этого конкурса, и Его Святейшество также остановил свой выбор на 26-м проекте.

И с тех самых пор мы стали воплощать в жизнь данный проект, создателями которого выступила целая группа скульпторов из Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, которая трудилась под руководством Народного художника России, действительного члена Российской академии художеств, профессора Российской академии живописи, ваяния и зодчества И.С.Глазунова Салавата Александровича Щербакова. Там в этой группе было несколько скульпторов, притом, что самое интересное, среди них есть и совсем ещё молодые ребята.

— А Вам лично какой проект больше всего понравился?

- У меня на этот вопрос есть только один ответ, абсолютно один. Я была бы рада любому памятнику, и я думаю, что народ не мог своим сердцем ошибиться. Я покривлю душой, если сейчас скажу, что мне нравился именно этот проект. Но я молилась и буду молиться о том, чтобы он, этот памятник, хотя бы просто стоял, потому что я отчётливо понимаю, что если бы сейчас, в год такого юбилея, он так и не был бы поставлен, то вряд ли бы он вообще бы появился.

— Галина Васильевна, но если, как Вы говорите, хороших и интересных работ было так много, причем, в этом конкурсе принимали участие авторы из разных городов, то, может быть, стоило бы поставить наиболее удачные скульптуры не только в Москве, но и в других местах?

- Ну, если помечтать, то мне бы, например, очень хотелось бы, чтобы памятник Патриарху Гермогену стоял также в Нижнем Новгороде, и, конечно, в Казани, потому что семнадцать лет Гермоген был митрополитом Казанской епархии, и именно он прославил казанских святых — святителей Гурия и Варсонофия. Это было бы весьма уместно.

— А может быть, Вы возьметесь и в этом как-то помочь?

- Пока у меня руки до этого не доходят. Мы по горячим следам готовим к выпуску большую книгу о святителе. Потому что столько было проработано, столько поднято документальных свидетельств из архивов, которые никому до сих пор не известны. И мне хотелось бы, чтобы мир узнал о них, это поможет воплотить в жизнь ту самую мечту — чтобы как можно больше людей узнали о деяниях Патриарха Гермогена, вспомнили свою забытую историю.

— Скажите, пожалуйста, а что этот проект значит лично для Вас?

- Я его расцениваю как своё послушание. Но никто мне это послушание официально не давал, ведь я не монахиня, не инокиня и не послушница в монастыре, а живу и тружусь, так сказать, в миру. Правда у меня есть благословение на мои труды игумена Иоанна (Ермакова). Сама же я расцениваю свою общественную деятельность на посту Председателя Правления Гермогеновского фонда как послушание перед Господом Богом нашим Иисусом Христом и святым Патриархом Гермогеном, и как жертвенное служение своей стране и русскому народу.

Я причастна не только к одному этому памятнику, в смысле постановки памятников, но могу Вам сказать, что даже ради только вот этого одного большого дела — создания памятника Патриарху Гермогену стоило бы появиться на белый свет.

Вместо послесловия

В один из дней этим летом на Подворье был отслужен благодарственный молебен по случаю успешного завершения трудов Гермогеновского Фонда, которые привели к постановке памятника святителю Еермогену. По окончании молебна отец Иоанн отметил труды Председательницы Правления Фонда содействия инициативе общественных организаций по постановке памятника Патриарху Гермогену Галины Васильевны Ананьиной и от имени Подворья и «Народного Собора» вручил Галине Васильевне в знак благодарности за понесённые труды памятный образ Божией Матери «Неувядаемый цвет». Вот как об этом рассказала нам виновница этого торжества:

- Батюшка отслужил благодарственный молебен в храме Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках в знак признательности Господу, Божией Матери, Иоанну Крестителю, Апостолу Матфею и святителю Гермогену за благословение наших общих трудов. Это событие как бы ознаменовало наши самоотверженны усилия на протяжении почти четырёх лет. Этот молебен был отслужен за успешные труды всех тружеников Фонда, в том числе и меня. Было приятно, что после Литургии очень много прихожан не покинули храм. Они принимали участие в сборе народных пожертвований на строительство этого памятника и остались на молебен, слышали то, что говорил батюшка и тем самым приобщились к нашему торжеству. И это были незабываемые минуты нашего единства с прихожанами, с настоятелем храма, с именем которого связана сама идея возрождения проекта по возведению памятника Патриарху Гермогену. Дело в том, что наш батюшка родился 25 мая, в день, когда был канонизирован Патриарх Гермоген. Это, как мне кажется, во многом предопределило жизненный путь отца Иоанна. Благодаря этому промыслительному факту его биографии, думается, он и стал монахом, а не белым священником, пускай он даже и попович. Я думаю, что эта его духовная связь с небесным покровителем длится с самого дня его рождения. И в нашем проекте, несомненно, это тоже сыграло свою роль. Уверена в том, что священномученик Гермоген укрепляет игумена Иоанна в его священническом служении. Тем более, что в Алтаре храма Иоанна Предтечи в Сокольниках хранится уникальная икона Патриарха Гермогена письма 1913 года, которая на нашем пути к победе была нашим первым приобретением в антикварном магазине и всё это время вела нас к заветной цели. Так что, не будет преувеличением сказать, что и сам отец Иоанн, и тот храм, где он сейчас служит, находятся под сакральным влиянием направляющей силы Патрарха Гермогена.

http://www.narodsobor.ru/pamyatniku-germogenu-byt/16 653-pamiatneyk-patriarhu-germogenu-pamiatneyk-podvigu-russkoi-pravoslavnoi-tcerkvi

http://rusk.ru/st.php?idar=62298

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru