Русская линия
Крымская правда Людмила Кудрявцева25.07.2013 

Киевские дети не могут писать на родном русском

Бурные обсуждения о месте, роли и значении русского языка ведутся в нашей стране не первый год. Спорят в основном политики. Мусолят эту тему, чтобы завоевать симпатии электората или же нанести удар по имиджу оппонентов. Людей, которые действительно искренне, всей душой болеют о притеснении «великого и могучего», не так много. Одна из них — доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Института филологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, основательница Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы Людмила Кудрявцева.

— Людмила Алексеевна, с позиции русиста как бы вы охарактеризовали положение русскоязычных граждан и русского языка на Украине?

- Положение печальное. Я бы сказала, даже плачевное. И самое грустное здесь то, что нет никакой надежды на улучшение ситуации. Я работаю в университете и каждый год 1 сентября, знакомясь со студентами, выдаю им анкеты. Прошу, чтобы они написали, какой язык для них родной, на каком языке говорят в семье, какую школу окончили, сколько лет изучали русский язык и т. ?д. Хочу представить себе общую языковую картину группы. И что я вижу? Русскоязычные дети пишут по-русски, но в предложениях встречаются буквы украинского алфавита. Пишут, что в семье они говорят по-русски, но в школе русский язык вообще не изучали ни в каком виде. И таких очень много. Дети сами подходят и спрашивают: «Что мне делать? Посоветуйте, какой учебник мне взять? Я совершенно не умею писать». Это печально.

— В чём причина повальной безграмотности? Образовательная система склоняет к изучению «рiдної мови»?

- Да. Но учителя украинского тоже страдают. Часов у них тоже мало. Посмотрите учебные планы и увидите, на что там выделяются часы. Чего там только нет. Всякая дребедень. На занятия по борьбе со СПИДом выделяется 35 часов в год. Чему там можно учить? У меня такое ощущение, что программы составлены таким образом, чтобы дети не получали фундаментальные знания по основным предметам, каковыми являются математика, русский, украинский язык и логика, которую в наших школах вообще не преподают. Оттого дети и не умеют нормально говорить, дискутировать, отстаивать свою точку зрения. Вот такая грустная картина, и я даже не знаю, что может её изменить. Такое ощущение, что мы находимся в какой-то ловушке, из которой нет выхода.

— С 1 сентября украинские школьники начнут занятия по новому учебному плану. Что он из себя представляет и сколько часов выделяется для изучения русского языка?

- Нисколько. Согласно новым учебным планам в школах с украинским языком обучения, а таковых на Украине 85%, предмета «русский язык» вообще нет ни в каком варианте. Мы могли рассчитывать только на то, что в качестве второго иностранного языка школы выберут русский. Но сегодня мы уже знаем, что выбрали школы. Оказалось, что по всей Украине 52% школ с украинским языком образования в качестве второго иностранного языка выбрали немецкий.

— Почему именно немецкий?

- Причина проста. Преподаватели английского — это, как правило, выпускники романо-германского отделения, где в качестве второго языка чаще всего изучается немецкий. Директора школ просто пошли по пути наименьшего сопротивления. У них есть преподаватели английского языка, владеющие ещё и немецким. Вот они и выбирают в качестве второго иностранного немецкий, а учителей русского языка у них нет, их фактически изничтожили, как класс. На учителей английского в свою очередь легла дополнительная нагрузка.

Впрочем, даже если бы школы в качестве второго иностранного выбрали русский язык, погоды это не изменило бы. Даже в этом случае на изучение русского выделялось бы два часа в неделю. За два часа никакой язык не выучишь. Это профанация. Это просто издевательство над русскоязычными гражданами, которые хотят, чтобы их дети знали родной язык.

— Кстати, по поводу родного языка. В последние годы проводилось немало социологических исследований, выясняющих языковые предпочтения граждан Украины. Полученные данные бывают диаметрально противоположными. Одни говорят, что выбирают «мову», другие утверждают, что их язык — русский. Кому верить?

- Все европейские и американские медиологи (специалисты в области медиологии — науки, изучающей СМИ) говорят о том, что социологический опрос — это одно из средств манипулирования общественным мнением. Поэтому цифрам социсследований я не верю. Они зависят прежде всего от того, как сформулирован вопрос.

Впрочем, есть исключения. Я хочу сослаться на некоторые данные. Может быть, социологически они не столь репрезентативны, но чисто по-человечески я им доверяю. Что я имею в виду? Свободный выбор языка в полной мере нам предоставляет Интернет. Вы это не будете отрицать. Так вот, анализ языка запросов наиболее популярных у украинских пользователей поисковых систем «Гугл» и «Яндекс», проведённый Романом Травиным, показал, что среди 100 топ-запросов в 2011 году в «Гугл» нет ни одного на украинском языке — все на русском. В менее популярном на Украине «Яндексе» запросы на украинском языке даже в Галичине, самом украиноязычном регионе, не превышают 33% от общего числа пользователей.

Или вот ещё пример. Не так давно американский институт Гэллапа с целью выявить языковые предпочтения граждан Украины провёл у нас эксперимент. Предложил заполнить нашим соотечественникам анкету для прохождения двухчасового интервью. Анкету на русском языке выбрали 83% респондентов, и только 17% предпочли заполнить украиноязычную. Думаю, это более чем убедительно демонстрирует реальный выбор людей.

— Тем не менее по воле властей мы продолжаем двигаться по пути тотальной украинизации. Каким образом можно повлиять на ситуацию и поддержать русскую культуру и язык в нашей стране?

- В первую очередь мы нуждаемся в поддержке всех украинских общественных организаций. Они должны идти в школы и говорить, что наши дети должны обучаться русскому языку, а не тратить 35 часов на борьбу со СПИДом.

В борьбе с профанацией и ущемлением прав русскоязычных граждан мы не можем использовать те же методы, что и власть.

У нас нет этих инструментов. В борьбе за свои права мы должны использовать концепцию «мягкой силы». И самая идеальная «мягкая сила» — преподаватели русского языка, которые нуждаются в поддержке России. Мы представляем Россию. Наша профессия — русский язык, и мы будем бороться за него. Когда мы проводили в Ялте олимпиаду по русскому языку, я узнала, что одна учительница из Евпатории целый год работала с шестью школьниками. Она с ними занималась, тратила своё личное время, чтобы эти дети достойно выступили на олимпиаде. И они не подвели. Ей за это никто денег не платил. И таких учительниц у нас много. Учителя — это те люди, на руках и плечах которых держится русский язык. Их надо поддерживать. Они — наше оружие «мягкой силы»!

Интервью подготовил Дмитрий Мезенцев

http://www.pravda.crimea.ua/newspapers/2013/07/20/lyudmila-kudryavceva-russkijj-yazyk-derzhitsya-na-uchitelyakh-oni---nashe-oruzhie

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru