Русская линия
Патриархия.RuПротоиерей Максим Козлов24.07.2013 

Создается единое образовательное пространство Русской Православной Церкви

Священный Синод на своем заседании 16 июля 2013 года принял сразу несколько решений в сфере духовного образования. Расширится практика дистанционного обучения, профессора из Москвы или Петербурга будут участвовать в защитах дипломов и экзаменах в регионах. Через три года не будет ни одного духовного училища для будущих пастырей. О том, для чего и кто будет вводить все эти новшества, в интервью журналу «Нескучный сад» рассказывает заместитель председателя Учебного комитета протоиерей Максим Козлов.

— Первое из постановлений Синода касается курсов повышения квалификации преподавателей духовных школ. Уже есть план их проведения?

— Такие курсы и ранее проводились по различным предметам, в основном на базе Московской духовной академии, так что опыт в Учебном комитете уже имеется. Теперь речь идет о том, чтобы придать этому начинанию системный и регулярный характер. Кроме того, нужно подготовить на базе семинарий тех людей, кто мог бы проводить такие курсы в регионах. Можно будет использовать и систему дистанционного обучения, и очные курсы. Опыт дистанционных семинаров тоже уже есть: здесь большую помощь сможет оказать Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Священник Геннадий Егоров в прошлом учебном году уже проводил такие обучающие семинары, чтобы поделиться опытом именно дистанционных занятий с преподавателями региональных семинарий.

Конкретный же план работы по исполнению этого постановления Священного Синода будет разработан под руководством председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви архиепископа Верейского Евгения. Думаю, главное, чтобы это стало частью регулярной жизни наших духовных школ. Это будет способствовать формированию очень важной вещи (и это отмечено в справке к журналу Священного Синода): наши семинарии сейчас очень разные по уровню, а нужно создать единое образовательное поле Русской Православной Церкви. Чем больше будет взаимных контактов, тем ближе мы будем к реализации этой задачи.

— Получится, что один и тот же человек на курсах повышения квалификации будет свой предмет преподавать, а остальным обучаться?

— Опыт предыдущих встреч показывает очень большую тягу наших преподавателей и к взаимному общению, и к увеличению собственного преподавательского опыта. Отторжения по отношению к статусу учащегося на курсах повышения квалификации со стороны преподавателей ожидать не приходится.

— Семинарии призваны перейти на штатно-окладную систему оплаты труда преподавателей. А какая система действует сейчас?

— Сейчас в каждой семинарии вопрос решается ректором (чаще всего — архиереем) по-своему. Штатно-окладная система подразумевает, прежде всего, что преподаватель будет не почасовиком, который приехал с портфельчиком или ноутбуком, прочел лекцию по своему предмету и отбыл восвояси, а что он будет выполнять более широкий круг обязанностей, связанных с внеаудиторной работой. Это и научное руководство, контроль за тем, как студенты выполняют свои задания, и собственная научная работа преподавателя. Это должно входить в полноценную деятельность преподавателя высшего учебного заведения и должно стать частью жизни наших семинарий.

Конечно, очень быстро это произойти не может, потому что пока наши преподаватели в большинстве семинарий — по большей части совместители. Миряне работают в светских высших учебных заведениях, то есть это привлеченные специалисты. Духовенство выполняет свои главные обязанности — несет приходское служение или монашеские послушания. Да и финансовые возможности наших духовных учебных заведений разнятся. Именно поэтому в постановлении Синода говорится об изучении и учитывании этого вопроса. К этой системе нужно стремиться, но ее нельзя принудительно учредить сверху: тогда у нас произошла бы только формализация того, что должно быть сделано по сути.

Однако и внешние требования — со стороны государства — по отношению к лицензированным, а тем более по отношению к аккредитованным учебным заведениям, а главное, и сама суть учебного процесса в вузе подразумевают, что костяк кадров должны составлять преподаватели, для которых эта деятельность — главнейшая по отношению к другим обязанностям.

— Немалая часть преподавателей семинарий — священники. А юрисконсульт Московской Патриархии инокиня Ксения (Чернега) настаивала на том, что с ними вообще не заключаются трудовые договоры. Они могут быть в семинариях преподавателями на «волонтерской» с внешней точки зрения основе?

— Насколько я понимаю, это высказывание инокини Ксении относится именно к приходскому статусу священнослужителя. Здесь же мы говорим о статусе преподавателя высшего учебного заведения, каковыми являются наши семинарии. «Волонтерство» здесь неуместно.

— Священник — штатный преподаватель — будет заштатным клириком?

— На практике это означает, что трудовая книжка у человека будет находиться в духовном учебном заведении. Это не значит, что при этом он будет заштатным клириком — это другой канонический статус. Но это означает, что для епархиального священноначалия его статус преподавателя духовного учебного заведения будет не чем-то дополнительным к другим его нагрузкам, а важнейшей стороной его священнического служения.

— Возрастной порог для штатных профессоров и доцентов решением Священного Синода повышен с 65 до 75 лет.

— Ранее в «Положении об ученых званиях и штатных должностях» говорилось о 65-летнем пороге для штатных профессоров. Но, как обсуждалось на Высшем Церковном Совете и как закреплено в новом синодальном постановлении, значительная часть наших самых квалифицированных преподавателей перешагнули этот порог или приближаются к этому возрасту. Эта корректива выглядит разумно. В конце концов, по Уставу Русской Православной Церкви архиерей непреткновенно несет свое служение до 75 лет и лишь потом подает прошение Священному Синоду об освобождении его от архипастырских обязанностей. Тогда уже Синод решает, освободить его или благословить на продолжение управления епархией. При всем уважении к профессорской деятельности, понятно, что она в целом никак не сложнее архиерейской. Наши ведущие профессора — я сейчас не буду называть конкретных фамилий — успешно справляются и еще многие годы будут прекрасно справляться со своими обязанностями и после 65 лет. К тому же мы избежим большой проблемы с вынужденным выведением за штат ведущих профессорско-преподавательских кадров и сохраним костяк профессорского корпуса.

— В светской высшей школе иногда раздаются жалобы, что высокий возрастной порог для штатных преподавателей — препятствие для молодых преподавателей и молодых ученых, которые не могут попасть в штат и довольствуются статусом почасовиков. В духовном образовании такой проблемы нет?

— Наличие старших коллег — только помощь молодым преподавателям в повышении их квалификации, не вижу здесь проблемы.

— Священный Синод предписал расширить трансляции лекций ведущих преподавателей духовных семинарий. Успешна ли была эта практика в этом году?

— Эти трансляции в уже прошедшем учебном году начаты только в тестовом режиме. Большинство семинарий были обеспечены соответствующим оборудованием (это и дополнительные компьютеры, и интернет-каналы, и веб-камеры) и получили пароль доступа к трансляциям. Пока это был именно тест: лекций было не так много, отрабатывались технические возможности системы. Элементарно нужно, чтобы в условленный час на работе был человек, или чтобы среди семинаристов был талант, способный подключить изображение и звук, наладить все, что не включается само.

Теперь Священный Синод благословил нас приложить все усилия к тому, чтобы транслировались лекции не только профессоров Московской духовной академии, как это было в 2012/2013 учебном году, но и других преподавателей центральных и даже региональных семинарий. Хочется подчеркнуть, что дистанционная трансляция лекций дает возможность делиться опытом не только из МДА и Санкт-Петербургской духовной академии, но и из других мест, где есть яркие преподаватели и наработанные курсы. Несомненно, в Казани, Саратове, Томске, Коломне, Смоленске можно найти курсы, достойные транслирования. Хорошо, чтобы была вариативность: будут транслироваться разные лекции по одному и тому же предмету. Не нужно давать единственный образец или учебник и заставлять всех преподавать только таким образом. Нужно дать возможность более широкого приобщения к любому положительному опыту.

— Система, очевидно, работает и в обратную сторону. Синод также утвердил практику дистанционного контроля проведения выпускных экзаменов и защит дипломных работ в духовных семинариях.

— В 2012/2013 году это уже также было проведено в тестовом режиме — всего для нескольких семинарий. Однако есть техническая возможность проводить защиты дипломов и выпускные экзамены в режиме онлайн-наблюдения во всех семинариях, где уже установлено или будет установлено оборудование для трансляций. Я думаю, каждый из преподавателей духовных школ согласится: выведение защит и экзаменов в «открытое» поле, из круга своих, давно известных людей, когда все может быть отслежено извне и наблюдатель от Учебного комитета сможет задавать вопросы во время защиты, поведет к большей мере ответственности и со стороны тех, кто будет писать и защищать работы, и со стороны тех, кто будет осуществлять научное руководство и допускать их к защите.

— Наблюдатель от Учебного комитета сможет не только задавать вопросы, но и иметь право, например, совещательного голоса при обсуждении оценки дипломной работы?

— В любом случае, наблюдатель будет представлять отчет о проведении защиты. Если, паче чаяния, будут возникать сомнения в ее объективном характере, это даст возможность потом вернуться к рассмотрению того или иного конкретного прецедента.

— Кто будет наблюдать за защитами и кто будет, так сказать, аккредитовывать наблюдателей от Учебного комитета?

— Статус этих наблюдателей еще предстоит утвердить особым положением, но аналогию можно увидеть в защитах кандидатских работ. Они и сейчас предполагают присутствие внешнего оппонента, а также направленного Учебным комитетом представителя. Председатель Учебного комитета архиепископ Евгений сформирует некую коллегию, члены которой будут участвовать в этом процессе. Это будут преподаватели и профессора, чья квалификация, опыт и статус ни у кого не будут вызывать сомнения.

— Проблемой может стать разница в часовых поясах. Трудно из Москвы следить за экзаменом в Якутске.

— Это может составить дополнительную нагрузку для наблюдателя. Но я уверен, зная мужество и жертвенность наших профессоров, что и в 4 часа утра по московскому времени они будут готовы поднять себя с постели для участия в защитах или выпускных экзаменах на Дальнем Востоке. В конце концов, легче посмотреть из дома трансляцию, введя на компьютере пароль, чем физически добраться в отдаленную семинарию на самолете.

— Трехлетний срок, предоставленный Священным Синодом для исправления ситуации самым слабым семинариям, — это предвестие возможности будущего закрытия некоторых духовных учебных заведений?

— Как уже рассказывал я и как теперь это зафиксировано в справке к постановлению Священного Синода, в результате инспекционных поездок был составлен рейтинг — не всех духовных учебных заведений, а семинарий на территории Российской Федерации. Инспекции в учебные заведения Русской Православной Церкви в ближнем зарубежье, кроме Украины, начались в конце истекшего учебного года и продолжатся в следующем, а контроль работы учебных заведений на территории Украины осуществляет Учебный комитет Украинской Православной Церкви.

Как всегда при составлении рейтинга, некоторые учебные заведения оказались на его вершине, а другие — в самом низу. Три духовные семинарии из последней — четвертой — рейтинговой группы на сегодня существенно отстают по различным показателям. Это касается и учебного процесса, и материально-технического обеспечения, и штатного кадрового состава. Им выделен трехлетний срок на рывок, на перелом по отношению к своему нынешнему состоянию. В противном случае — цитируем синодальное постановление — будет «поставлен вопрос о лишении их статуса самостоятельных высших духовных учебных заведений». Все мы от души желаем им первого варианта развития событий: чтобы предупреждение, прозвучавшее в синодальном постановлении, было пробуждением к жизни, напоминанием о необходимости приложить сейчас экстраординарные усилия по нормализации своей деятельности. Учебный комитет готов оказывать всяческое содействие: и консультационное, и в форме направления кадров из числа выпускников Академий по соответствующим заявкам от этих семинарий. С другой стороны, мы понимаем, что возможны разные варианты.

— Названия этих семинарий не разглашаются?

— Я сознательно их не называю. Их руководство, равно как и руководство остальных духовных школ, знают о своих позициях в составленном рейтинге. Все духовные школы получили данные не только о себе. Но не думаю, что этот документ нужно цитировать вовне и обсуждать со стороны. Специалистам, которые находятся внутри системы высшего духовного образования, понятны и параметры исследования, и его результаты, закрепленные в рейтинге. Выводить это на уровень публичных разговоров нет никакой необходимости.

— Почему Синод запланировал фактическое закрытие духовных училищ в течение трех лет?

— В свое время училища сыграли важную роль в нашем духовном образовании. Их можно сравнить с ускоренными офицерскими курсами, созданными в годы Великой Отечественной войны, когда возникла необходимость срочной подготовки большого количества новых кадров. Когда у нас в 1990-е годы изменился характер церковно-государственных отношений, потребовалась ускоренная подготовка духовенства. Но прошло уже 25 лет. Празднуя 1025-летний юбилей Крещения Руси, как не раз указывал Святейший Патриарх Кирилл, особое внимание мы уделяем рассмотрению последнего 25-летнего периода истории. Четверть века — это уже исторический путь, после которого требуется не ускоренная, а полноценная и систематическая подготовка каждого будущего пастыря Церкви. Поэтому училища, которые будут готовы удовлетворить требованиям к духовной семинарии, должны сделать это в ближайшие три года. Те же, которые к этому не готовы (либо архиерей не видит в этом необходимости, что тоже возможно), — должны будут сосредоточиться на подготовке регентов, иконописцев, миссионеров, катехизаторов, социальных работников, молодежных организаторов других церковных работников. На современном этапе церковной жизни это тоже необходимые служения.

— Синодальные постановления в целом — это революция в духовном образовании? Или большинство этих нововведений не такие уж новые для некоторых семинарий?

— Это не революция. Совокупность решений июльского заседания Священного Синода призвана формировать в хорошем смысле единообразный стандарт функционирования высших духовных школ. Нужно, чтобы мы не только говорили: вот там-то, в городе N, положительный опыт, хорошая семинария, квалифицированные преподаватели, справедливы зарплаты, конкурс на поступление высокий, но за 200 км в другом регионе ситуация уже совсем иная. Нужно, чтобы минимально необходимый набор требований мог быть предъявлен любой нашей духовной школе. Тогда мы будем уверены, что выпускник семинарии, где бы он ее ни закончил, сможет проходить свое приходское и другое пастырское служение в любом регионе и в любой епархии, и при этом отвечать на вызовы нашего времени. С другой стороны, постановления Священного Синода учитывают реалии современной высшей светской школы. Семинарии, как минимум, не должны быть ниже светских учебных заведений по разным параметрам.

Беседовала А. Сопова

http://www.patriarchia.ru/db/text/3 117 299.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru