Русская линия
Русская линия Вячеслав Бондаренко23.07.2013 

Русское кладбище на Шипке: незажившая рана
На кладбище в Болгарии похоронены и забыты участники Освободительной войны 1877−78 г. г., старшие офицеры белой армии генерала Врангеля

Как берегутся талисманы,
Как святы юные года,
Так Плевна, Шипка и Балканы
В нас не померкнут никогда.
Крум Димитров

Как для любого болгарина, так и для любого русского человека простое слово «Шипка» (по-болгарски оно означает шиповник) свято и памятно.

Даже не уровне массового сознания название этого села в центре Болгарии ассоциируется с такими понятиями, как «честь и доблесть», «массовый героизм», «дружба народов», и стоит в одном ряду с другими местами воинской славы — Куликовским полем, Измаилом, Бородином. Каждый приезжавший в Болгарию советский турист наверняка посещал величественный мемориал, воздвигнутый на Шипкинском перевале в честь героев Русско-турецкой войны 1877−78 г. г. - Освободительной, как ее называют болгары. Идеальный порядок, в котором содержались и содержатся могилы русских воинов, павших за свободу братского народа, вызывал и продолжает вызывать восхищение и благодарность. Но сегодня мы расскажем о другом русском кладбище в Шипке — том, о котором не рассказывали экскурсоводы и молчали путеводители…

Комплекс зданий Шипкинского монастыря Рождества Христова, где в 1920-х действовал приют для увечных и престарелых воинов Российского Общества Красного Креста. Здания и прилегающие к ним земли до 1934 г. были экстерриториальной собственностью России.После завершения Гражданской войны за пределами России оказалось огромное количество русских эмигрантов. Одна из самых крупных русских колоний (свыше 35 тысяч человек) возникла в Болгарии. И это понятно — общая православная вера, общая память о войне 1877−78 г. г. Несмотря на то, что в Великой войне 1914−18 г. г. Болгария участвовала на стороне противников России, болгарский народ сохранил признательность к тем, кто участвовал в освобождении страны от турецкого ига. И невзирая на огромную контрибуцию, наложенную на Болгарию Антантой, несмотря на то, что в страну прибыло почти полмиллиона людей из Македонии, Фракии и Добруджи, которых нужно было как-то кормить, правительство страны изыскало средства, чтобы открыть на своей территории приюты для русских беженцев, выплачивать им немалые пенсии и пособия. Другая страна платила им за войну, на которой они сражались полвека назад!.. Едва ли в международной практике найдется другой пример подобной щедрости и благородства.

26 декабря 1920 г. в Софии был основан Союз русских инвалидов (председатель — полковник Д.И.Абрамович), а три года спустя — Союз русских ветеранов (председатель — генерал от кавалерии А.А.Смагин), объединившие всех военнослужащих-участников Освободительной войны 1877−78 г. г. К 1929-му этим организациям принадлежали два инвалидных дома — в Княжево и Шипке. Именно так и коротали век отставные русские генералы и офицеры, оказавшиеся в Болгарии самыми разными путями.

Здание бывшего приюта болгарских сирот, в 1927 г. переданное приюту русских ветеранов.В селе Шипка русским ветеранам были предоставлены здания, входившие в монастырский комплекс, возведенный в 1902 г., к 25-летию освобождения Болгарии. Центром этого комплекса был величественный храм-памятник Рождества Христова, возведенный по почину матери легендарного генерала М.Д.Скобелева. Чин освящения храма 15 сентября 1902 г. совершил митрополит Старо-Загорский Мефодий. В приветственном слове он назвал создание монастырского ансамбля на Шипке великим торжеством, событием мирового значения в жизни болгарского народа. Тогда же было оглашено решение Святейшего Синода о духовном окормлении шипкинского монастыря русскими монахами. Помимо храма, в комплекс входили также братский корпус, паломнический дом, здания для приюта и духовной семинарии. В них-то в начале 1920-х и начал действовать приют увечных и престарелых воинов Российского Общества Красного Креста. В 1926−27 г. г. приют расширился, заняв крыло здания, ранее принадлежавшее болгарскому сиротскому дому. Работали в приюте 2 врача, 4 медсестры и 8 санитаров, в основном из русских.

Второй этаж, третье окно слева – в 1920-х эту комнату занимал полковник А.В.Максимович. Сейчас это келия монаха Онисифора.Первоначально в приют принимались только офицеры с 75 процентами инвалидности, затем норму снизили до 50 процентов. Насельники дома получали денежное пособие от Российского Общества Красного Креста (564 лева ежемесячно), а также выплаты от правительства Болгарии (финансовые документы утверждались лично царем Борисом III — это свидетельствует о том, что о ветеранах заботились на самом высоком уровне). Пенсии выплачивались и вдовам ветеранов. Тех, кто нуждался в более серьёзном лечении, за государственный счёт возили в клиники Софии. Многие ветераны в 1928 г., в связи с 50-летием независимости страны, были удостоены болгарского ордена «За храбрость». И уж конечно, они не чувствовали себя нахлебниками на чужой земле — ведь и храм-памятник, и прилегающие к нему земли и постройки были экстерриториальной собственностью России.

А когда приходило время успения, обитатели приюта увечных и престарелых воинов находили вечный покой в святой земле Шипки. Их хоронили буквально в километре от тех мест, где они сражались за свободу Болгарии полвека назад… Хоронили с воинскими почестями, как положено офицерам. Русское кладбище Шипки сначала было небольшим — за три года, с декабря 1923-го по декабрь 1926-го, всего девять могил, но потом разрослось, поднялось вверх по склону горы.

Первый уровень Русского кладбища в Шипке. До 1935 г. там хоронили генералов.Надгробие на первом уровне кладбища. Остатки лестницы, ведущей на второй уровень кладбища.

23 июля 1934 г. храм-памятник Рождества Христова и прилегающие к нему здания и земли были переданы представителем СССР в собственность Болгарии. Но до 8 ноября 1952 г. в храме существовало русское благочиние. Затем храм долгое время принадлежал болгарским министерствам обороны и культуры. Только 9 февраля 2005 г. храм и все его земли были торжественно переданы в ведение Старо-Загорской митрополии. Игумен восстанавливаемого Шипкинского монастыря принял постриг с именем Сергий — в память игумна о. Сергия (Николая Чернова), занимавшего должность в 1920−61 годах… 3 марта 2005 г. храм-памятник стал центром национального праздника Болгарии — Дня освобождения от турецкого ига, торжественную службу здесь вел митрополит Старо-Загорский Галактион.

Второй уровень кладбища. Надгробие генерал-майора Виктора Александровича Лишева (1854-1927), который упоминается в переписке Льва Толстого.Надгробие на Русском кладбище в Шипке

А что же старое кладбище?.. Как и многие погосты, со временем, когда ушли из жизни последние ветераны и те, кто их помнил, оно стало «ничьим» и начало постепенно сливаться с окружающим пейзажем. Советские туристические группы обходили его стороной — еще бы, там ведь лежали «врангелевцы», «белогвардейцы»!.. В социалистической Болгарии русские эмигранты довоенной поры по понятным причинам тоже были не в чести. Большинство их союзов было ликвидировано, недвижимость, принадлежавшая им, реквизирована в пользу государства. Писатель Михаил Чванов, попавший в Болгарию в 1991-м, так вспоминал о кладбище: «Здесь под сенью храма-памятника заботой монастыря в специально созданном пансионате доживали свой век престарелые офицеры Белой Армии, в юности участвовавшие в Шипкинском сражении (в советское время болгарские власти стыдливо прятали это кладбище за забором, туристов из СССР старательно обводили стороной). Тогда еще на некоторых могилах можно было прочесть таблички на крестах: „Полковник Василий Васильевич Луговенко (1935)“, Генерал-майор Николай Дмитриевич Мануйлов (1932)»…

Второй уровень кладбища. Погост так заглушен деревьями и кустарником, что к нему сложно приблизиться.Надгробие на Русском кладбище в Шипке.

…Возможно, что для меня Шипка так и осталась бы навсегда неким волнующим, но вполне абстрактным пунктом на карте, если бы не семейные корни, вернее, прапрадед. Полковник Русской Императорской армии, кавалер орденов Святого Станислава 3-й и 2-й степени, Святой Анны 3-й и 2-й степени, Святого Владимира 4-й степени, уроженец Одессы Ананий Васильевич Максимович (1855−1929) отдал воинской службе 44 года, честно выполнял свой долг всюду, где приказывала Родина. А остались от него в семейном архиве две фотографии — крохотная карточка, надписанная внучке Жене, да открытка, которую он прислал из Болгарии младшему сыну в СССР. На открытке — тот самый приют для увечных воинов, на обороте безыскусный, трогательный текст (привожу его с особенностями орфографии оригинала):

Надгробие на Русском кладбище в Шипке. На камне еще можно разобрать фамилию – Закладин…Надгробие на Русском кладбище в Шипке.Надгробие поручика Александра Григорьевича Грядина.

«Посылаю место моего пребывания. С.Шипка. Русское здание бывшее рус. посольство и семинария, сейчас Рус. инвалидный дом и болгарские сироты. В домике с красной крышей заштриховано чернилами окно и над ним отметка Х это окно в комнату, где я живу и думаю о вас. Вверху на горе чудный Храм-памятник в Рус. духе, изящная архитектура внутри золото и серебро, чудные изображения икон и живопись, все сохранилось в отличном виде, вид от Храма дивный в долину Роз, в внутри и снаружи Храма мраморные доски с именами убитых на Шипке офицеров и н<> ч<> На площадке выше Храма место упокоения со дня прибытия 21 Декабря 23 г. до сего времени похоронено 9 человек за 3 лета. Еще в выше на горе памятник „Орлиное гнездо“ гора Св. Николая, где наши войска удерживали наступление турок, а внизу в долину тянется с.Шипка. Буду рад, если получите этот вид. Пришлю другие виды. Вот где прийдется умереть».

Надгробие на Русском кладбище в ШипкеНадгробие на Русском кладбище в Шипке.Каждый раз, когда я перечитываю текст открытки, последняя фраза режет по сердцу. К несчастью, так и вышло — старый полковник никогда не увидел больше Отечества. Умер 10 февраля 1929 года в Шипке, там же был похоронен… Об этом сообщил мне председатель Союза русских инвалидов в Болгарии Владимир Петрович Гаристов, неутомимый подвижник, посвятивший покоящимся в болгарской земле русским героям книгу «Не намъ, не намъ, а Имени Твоему» (София, 2008). Сохранилась ли могила А.В.Максимовича?.. В каком состоянии сейчас кладбище русского приюта, где он погребен?.. На эти вопросы у меня ответа не было: в Болгарии бывать не доводилось.

И вот спустя 80 лет после смерти прапрадеда по моей просьбе в Шипку предприняла путешествие моя заочная болгарская знакомая, Лариса Димитрова. Она любезно согласилась разыскать в Шипке старое кладбище и попробовать найти могилу моего предка. С помощью слепого звонаря храма-памятника, Дечко Гербатулова (искусству колокольного звона он обучился у русского эмигранта), Л. Димитровой удалось разыскать старый погост. Подробный фотоотчет Л. Димитровой и лег в основу иллюстративного материала этой статьи.

Прапрадед автора статьи, Полковник Русской Императорской армии Ананий Васильевич Максимович (1855 — 1929). Последние годы провел в приюте для увечных и престарелых воинов в с.Шипка. Член Союза русских ветеранов с 10 июня 1928 г., получал пенсию от правительства Болгарии в размере 2000 левов. Похоронен на Русском кладбище Шипки. На обороте фотографии надпись: «Милой и дорогой моей внучке Женички от любящего «далека деда» да пошлет тебе Господь здоровья на многие лета на радость и утешение родителям Целую тебя дорогая не забывай любящего тебя деда Анания

Открытка-лицо — Открытка, которую полковник А.В.Максимович в 1926 г. прислал сыну в СССР. Так выглядел приют для увечных и престарелых воинов в конце 1920-х. Чернилами закрашено окно комнаты, в которой жил А.В.Максимович.

Открытка-оборот — Текст открытки, которую полковник А.В.Максимович в 1926 г. прислал сыну в СССР.

К сожалению, кладбище русского приюта увечных воинов сейчас можно назвать разве что «бывшим кладбищем». Оно расположено на склоне горы и почти полностью слилось с горным лесом. Надгробий сохранилось немало, но к многим из них даже приблизиться трудно из-за густого кустарника и деревьев. Покореженные кресты, заржавелые таблички с нечитаемыми уже именами, обомшелые плиты над чьими-то могилами… Элита, костяк России — генералы и офицеры, положившие на алтарь служения Отечеству самое дорогое — жизнь… Даже не будучи на самом погосте, только глядя на фотографии, можно ощутить тягостную, грустную атмосферу забвения и заброшенности, царящую на этом кладбище. К слову, могилу моего прапрадеда Л. Димитровой найти так и не удалось…

Храм-памятник Рождества Христова в окрестностях г. Шипка, БолгарияИ ладно бы здесь лежали люди, не имеющие никакого отношения к Болгарии, заброшенные сюда волей судеб чужие люди… Но еще раз напомним — все это участники Освободительной войны 1877−78 г. г., такие же русские офицеры, чьи прекрасно обихоженные могилы находятся в километре отсюда, рядом с мемориальным комплексом «Шипка»!.. До самой смерти они получали пенсии от правительства Болгарии. Да и в России были далеко не последними людьми. Например, генерал-майор Виктор Александрович Лишев (1854−1927), чье надгробие обнаружила Л. Димитрова, упоминается даже в переписке Льва Толстого.

В настоящее время в Болгарии ведется постоянная работа по обустройству и обихаживанию русских воинских мемориалов. При поддержке Посольства Российской Федерации в Болгарии был приведен в порядок 91-й (Русский) участок Центрального Софийского кладбища, восстанавливается кладбище в Княжево. Огромную работу там проводит возрожденный в 1994 г. Союз русских инвалидов во главе с В.П.Гаристовым. Очередь за Шипкой. Ибо могилы тех, кто освобождал Болгарию в молодости и нашел в ней приют и вечный покой в старости, просто обязаны выглядеть достойно. Уместным выглядел бы на кладбище и мемориальный знак, рассказывающий об истории этого святого места.

Надеюсь, что этот материал заставит задуматься людей, неравнодушных к истории своей Родины, как в Болгарии, так и в странах всего Русского Мира. Заброшенное, забытое кладбище, на котором лежат наши предки, — это незаживающая рана, которую нам предстоит залечить общими усилиями.

…Сейчас известны поименно только немногие погребенные на Русском кладбище в Шипке. Перечислим те имена, что приведены в книге В.П.Гаристова «Не намъ, не намъ, а Имени Твоему»:

Лишев Виктор Александрович (6 августа 1854 — 1927), генерал-майор

Манойлов Николай Дмитриевич (25 июля 1858 — 1932), генерал-майор

Радецкий П.О. (? — умер до 1928), генерал-майор

Тюрморезов Дмитрий Емельянович (26 октября 1862 — 2 июля 1928), генерал-майор

Луговенко Василий Васильевич (1854 — 1935), полковник

Максимович Ананий Васильевич (1 октября 1855, г.Одесса — 10 февраля 1929, с. Шипка), полковник

Бояринов А.Ф. (1858 — 6 июня 1926), коллежский советник

Филимонов Гавриил Антонович (? — 1925), старший унтер-офицер

Иванов В.П. (? — умер после 1927)

Небыков Алексей (? — 30 августа 1932), казак станицы Верхнеуральской

http://zapadrus.su/slavm/ispubsm/198−2010−12−07−10−50−56.html

http://rusk.ru/st.php?idar=62038

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru