Русская линия
Regions.ru19.07.2013 

Священнослужители и муфтии об усыновлении детей в Чечню

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов заявил «Росбалту», что договорится с Рамзаном Кадыровым о передаче петербургских сирот в Чечню. Главный защитник российских детей предложил вместо иностранного усыновления, запрещенного законом Димы Яковлева, стимулировать вывоз детей на Кавказ. При этом в отношении государственных служащих, например директоров детдомов, которые будут противиться этому, из уст Астахова прозвучала угроза.

«В Москву приезжают забирать детей из провинции, потому что тот же Ткачев платит очень серьезные деньги усыновителям. А у нас нет ограничений по территориям, поэтому можно в любой субъект федерации приехать и взять детей. Мы вот с Рамзаном Кадыровым договоримся, привезем в Петербург чеченских родителей, возьмем петербургс¬ких сирот. Между прочим, в Чеченской республике при ноле отказов от новорожденных число детей-инвалидов в два с половиной раза выше чем по России. И от них никто не отказывается, их все воспитывают. И не ноют по поводу того, что наши не хотят брать, ах-ах, иностранцам запретили. Можно ныть до бесконечности об этом, нойте дальше. А те, кто ноют, обладая полномочиями, и не выполняют свои обязанности, с них будет другой спрос», — заявил Астахов.

Напомним, что в 2012 году в декабре заместитель председателя Совета Федерации единоросс Александр Торшин уже предлагал переселить сирот из детских домов Крайнего Севера и Дальнего Востока в республики Северного Кавказа. Тогда же опрошенные Regions.ru парламентарии и священнослужители в большинстве своем высказались против этой идеи и предупредили о многочисленных проблемах в этой связи. Так, председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил-хаджи Бердиев сказал: «Многим не понравится, что мусульмане воспитывают русских детей. Вот чтобы этого не было, надо учесть религиозный фактор. Если ребенок будет расти в мусульманской семье, он в любом случае будет перенимать не только обычаи, но и религию». А 1-й зампред комитета ГД по бюджету и налогам Максим Рохмистров заявил: «Мы не можем отрывать ребенка от его родного города, где он жил и рос. Ведь у кого-то могут оставаться там и родители, пусть даже лишенные родительских прав, другие могут претендовать на наследство. Даже переезд в другой район города часто бывает болезненным для детской психики, а тут речь идет вообще о другом субъекте РФ, с совершенно иным климатом, жизненным укладом, традициями».

«Росбалт» отмечает, что Астахов ничего не сказал о причинах фиксации высокого уровня инвалидности на Кавказе. Не исключено, что дело может быть в коррумпированности местных социальных органов, которые за взятки выдают «липовые» пособия по инвалидности.

«Непрозрачность» ситуации в кавказских республиках для правоохранительных органов и коррупция на всех уровнях власти вызывает и иные опасения. Так, агентство «Фонтанка», комментируя инициативу Астахова, напоминает, что в мусульманской традиции многожёнство не возбраняется, а жён принято брать молодых — в возрасте 13−14 лет. При этом представители северокавказских республик даже не особенно и скрывают, что многоженство в регионе активно практикуется, хотя и не официально. Таким образом, вполне реальна опасность, что девочек-сирот будут «удочерять», чтобы превратить их во «вторых жён» и наложниц — тем более, что с точки зрения ислама «усыновление» в строгом смысле слова не существует, и узы между ребенком и взрослым, его воспитывающим, не приравниваются к кровным, т. е. у нас связь с усыновленной дочерью приравнивается к инцесту, а у них нет. Некоторые эксперты не исключают, что «поток» сирот на Кавказ может быть использован и для роста числа местных проституток обоих полов.

Кроме того, напоминает «Фонтанка», из криминальной хроники известно о существующем на Кавказе рабовладении: сообщения об освобождении «невольников» появляются в СМИ регулярно. Гарантий, что русские сироты не пополнят их число, как-то не видно.

Наконец, на Кавказе, как известно, активно орудует террористическое подполье. Для его главарей дети славянской внешности, которым в силу их возраста вполне возможно «промыть мозги» и превратить их хоть в смертников, хоть в боевиков, тоже могут оказаться ценным подарком.

Regions.Ru попросили священнослужителей прокомментировать инициативу П. Астахова.

Мнения священнослужителей

Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник»:

Заявление провокационное. Единственное, что в нем есть хорошего — оно поддерживает интерес к теме усыновления детей, которая все еще находится наверху рейтингов в информационном пространстве.

Кроме прочих перечисленных выше причин, с которыми я согласен, есть еще одна: на Кавказе один из самых высоких уровней безработицы в стране, регион является очагом напряженности, т.к. выросшие там дети и взрослые не имеют возможности найти себе применения в жизни. И без решения инфраструктурных проблем Северного Кавказа не будет удивительным, если девочки окажутся в гаремах, а мальчики в бандподполье. Мы знаем, что многие мужчины в Чечне становятся бандитами просто потому, что это один из немногих способов заработать деньги. Поэтому демографически накачивать Кавказ неоправданно.

Потеря культурной и религиозной идентичности, безусловно, тоже один из самых важных факторов. Ребенок не должен расти в абстрактной семье, он должен вырасти сыном своего народа. Да, ты будешь сыт и одет, но не сможешь быть христианином. А в условиях Чечни, где в Грозном есть всего один православный храм, нет надежды, что ребенок там будет воспитан хоть сколько-нибудь христианином.

Я не хочу обидеть представителей ислама, но у меня в голове крутится образ «новых янычар». В Османской империи, как мы знаем, была традиция, когда у покоренных народов отбирали мальчиков, обучали их исламу, арабскому языку, и это была личная гвардия султана, отличавшаяся особым фанатизмом.

Так что было бы правильным главному защитнику детей обсуждать не усыновление наших детей чеченцами, а радеть о том, чтобы в центральных областях России были созданы условия для усыновления детей своими земляками, и стимулирование усыновления было на таком уровне, чтобы не было у нас сирот ни в Чечне, ни в Санкт-Петербурге, нигде в России. Мы знаем, насколько сейчас серьезны бюрократические и коррупционные препоны для усыновления. Я сам и мои знакомые с этим сталкивались. Вот над этим надо работать.

Протоиерей Артемий Скрипкин, настоятель Церкви святого великомученика и целителя Пантелеймона в селе Колчаново Ленинградской области:

Странная инициатива. С трудом верится, что солидный человек, облеченный большим авторитетом и такими серьезными полномочиями, делает заявления очень похожие на бред сумасшедшего.

Всем же понятно: Северный Кавказ — это совершенно криминальный регион, где идет латентная гражданская война, там убивают не только простых людей, но и чиновников, деятелей Церкви, представителей традиционного ислама… С экономической точки зрения — это огромная оффшорная дыра в теле России, через которую утекает капитал и человеческие ресурсы. Что будет с этими детьми, известно одному Богу или Аллаху — продадут их в рабство, или еще куда…

Если в правительстве сидят люди, которым нужно намеренно вызвать общественное негодование, возмущение, то такого рода заявление можно к ним причислить.

Тема усыновления муссируется долго, уже давно был дан внятный ответ по этому поводу и Церковью, и государством. А странные и абсурдные заявления пусть останутся на совести тех, кто может себе позволить говорить такие вещи. Адекватным людям понятно: ребенок должен оставаться там, где родился, и ему надо обеспечить достойные условия. Если не дал Бог ему нормальных родителей, то общество, государство и Церковь должны вместе компенсировать эту беду различными усилиями, направленными на воспитание ребенка, для этого за счет бюджета и существуют специально созданные условия. Если чиновники и социальные работники не выполняют своих обязанностей, значит, надо гнать этих людей, не выполняющих свой долг. Они проедают огромный бюджетный капитал, который должен идти на содержание детей.

Надо создавать систему малых детских домов, патронатных семей. Все это уже давно и успешно опробовано на Западе. Зачем тревожить и без того наше тревожное сознание абсурдными вещами, когда под ногами лежат очевидные вещи, которые надо делать просто из долга, чтобы помогать детишкам.

Протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофания Воронежского:

А давайте лучше отправлять наших сирот не в Чечню, а в Турцию. И назовем этот проект «Новые янычары». У Турции есть большой исторический опыт — у Чечни все-таки может не получиться. В Турции будут готовить юношей-воинов — «воинов Аллаха». Ведь Турция — тоже соседняя нам страна. Молодые люди не будут создавать семьи, а будут тратить всю свою молодую энергию на борьбу с «партнерами» по НАТО.

Это было бы более продуктивно и вполне соответствует всему тому, что происходит в нашей стране последние 20 лет, да и «креативные» будут довольны, особенно Людмила Михайловна.

Кто же такое мог подсказать Павлу Алексеевичу? Он-то вроде человек и умный и добрый…

Протоиерей Алексий Новичков, директор православной гимназии протоиерей, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области:

Комментировать инициативы наших властей вообще сложно. Такое впечатление, что это инопланетяне, которые прилетели к нам с другой планеты и совершенно не знают, как живут реальные люди. Вообще отношение власти к прочему люду, населяющему Российскую федерацию, иногда поражает своей отвлеченностью от реальных проблем реальных людей.

Конечно, нужно искать какой-то выход: такое количество брошенных детей — катастрофа для страны. Но искать нужно в совершенно другом поле.

Если бы было реальное желание помочь детям и решить эту проблему, то не надо было бы ничего выдумывать. Достаточно было бы созвать из заинтересованных и готовых к решению проблемы сторон форум и выработать направления в решении этого вопроса. Но поскольку этого не происходит, стало быть, идет какая-то другая работа, цель которой нам неизвестна. А то, что предлагается, заставляет задуматься об истинных целях.

Безусловно, вопрос должен решаться внутри страны. Потому что это наши дети, наши граждане — ни в чем не виновные, но которые несут наказание за нас. А виноваты мы.

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской:

Инициатива П. Астахова мне непонятна. Перечисленные угрозы кажутся вполне реальными.

Я бы на первое место поставил, что наших детей будут воспитывать мусульмане. Как же можно христианских детей отправлять в мусульманскую страну со своими традициями и обычаями, которые в Центральной России совершенно непривычны, а многие совершенно для нас неприемлемы и недопустимы? Я думаю, что детям, родившимся в европейской культуре, надо в ней же и оставаться.

Прежде всего нам нужно приложить все усилия, чтобы понять, почему родители отказываются от детей? Никогда на Руси этого не было. Только в советское время появилось, а сейчас достигло уже неслыханных масштабов. Как нам избавиться от этого зла? Это сложная проблема. Но вне решения этой главной проблемы все предлагаемые меры — либо паллиатив, либо абсолютно неудачны.

Фагим-хазрат Шафиев, муфтий Мордовии, член Общественной палаты РФ, руководитель Союза мусульманской молодежи России:

Любая инициатива для улучшения ситуации с детьми-сиротами должна исходить, прежде всего, не из-под палки, здесь необходима хорошая мотивация.

Что касается усыновления чеченцами, я не вижу здесь опасности для наших детей. Мы знаем, в Средней Азии и на Северном Кавказе существует особый культ семьи независимо от религиозной принадлежности. В этом отношении у них есть чему поучиться, хотя уровень жизни не всегда высокий. Да, на Кавказе есть своя специфика, но речь идет о гарантиях и ответственности главой республики данного региона. И потом в любом регионе могут возникнуть все эти опасения.

Конечно, желательно, чтобы ребенок нашел дом в том же регионе, где и родился, но речь не идет о колоссальном переселении. И если предлагаются конкретные меры, почему бы не воспользоваться ими?

У нас до сих пор не на достойном уровне живут многодетные семьи, мало социальной рекламы, побуждающей к созданию большой семьи, чтобы женщины занимались не только карьерой и красотой, но и семьей и детьми, а отцы больше зарабатывали, занимались воспитанием детей. Для этого нужна огромная программа, просто административным ресурсом проблему не решить. Люди должны почувствовать, что это подвиг и работа, которая в обществе ценится и восхваляется. Я сторонник создания хорошей альтернативы и мотивации. И тогда не будет необходимости перетаскивать детей из региона в регион, хотя это не запрещено законом. Да и перечисленных страшилок можно будет избежать, если не пускать усыновление на самотек, а контролировать процесс.

Фатых-хазрат Гарифуллин, муфтий Тюменской области, председатель Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России:

Для меня главное, чтобы детей не увозили за границу.

Соглашусь, что определенные опасения насчет усыновления в Чечню имеются. Но все же сегодня достаточно строгие условия по усыновлению в нашей стране, семьи-кандидаты подвергаются серьезной проверке, детей не доверяют кому попало.

В исламе поощряется воспитание детей-сирот. Кстати, сейчас идет месяц рамазан, в конце которого мы должны отдать налог в пользу бедных и нуждающихся. Конечно, как в пословице «одна паршивая овца все стадо портит», так и мы не можем отвечать за всех людей.

Хочется, чтобы детей усыновляли с хорошим намерением. Но вообще должен быть строгий контроль за этим процессом.

Рушан-хазрат Аббясов, заместитель председателя Совета муфтиев России (СМР):

Почему-то когда речь шла об усыновлении детей иностранцами, то легко и быстро все оформлялось. Только сейчас мы начали это запрещать, потому что знаем, насколько общество там развращено, — одни однополые браки чего стоят. И слава Богу, что государство поставило этому заслон.

К сожалению те, кто высказывает опасения насчет усыновителей из Чечни, судят не по культуре и настоящим традициям народа, а по тем отрывкам в большинстве своем недостоверной информации, которую демонстрируют в СМИ, в том числе о многоженстве и наложницах.

В Чечне и вообще на Северном Кавказе действительно нет брошенных детей, там очень крепкие семьи. К сожалению, есть человеческий фактор, есть разные случаи, но это же не относится ко всему народу! К тому же процедура усыновления детей довольно сложная.

Но нас настраивают друг против друга. Если на запад непонятно кому раньше отправляли детей, и это было нормальным, то почему своему же народу мы не доверяем и пытаемся навязать те ярлыки, которые надуманно существуют в нашем обществе? Если в других регионах есть желающие усыновить, почему нельзя ребенку позволить расти в семье, а не в приюте?

Алексей Гришин, член Общественной палаты РФ, президент Информационно-аналитического центра «Религия и общество»:

К инициативе Павла Астахова я бы призвал отнестись с большой осторожностью. Лично я против.

Да, по закону все субъекты равны, усыновление производится независимо от субъекта РФ. Вместе с тем я абсолютно разделяю позицию, что дети, рожденные в одной вере, культуре и определенном окружении, не должны в ходе усыновления менять основные принципы своей жизни. В данном случае речь идет именно об этом.

Кроме того, психологически ребенку, переместившемуся в другой регион и попавшему в чуждое для него окружение, будет тяжело адаптироваться в новых условиях. Детские коллективы очень жестокие в проявлении национальных и религиозных взглядов. Ребенок может стать изгоем, и мы его можем психологически потерять навсегда.

Кроме того, на Северном Кавказе действительно есть социальные проблемы, что может создать бандитам потенциальную возможность использовать в своих целях детей славянской наружности. Мы знаем, как они ценят завербованных славян, — из них получаются самые фанатичные террористы. Я не хочу сказать, что Астахов призывает пополнять банды детьми славян, но потенциальные условия для этого будут созданы.

В средней полосе России, где традиционно низкая рождаемость по сравнению с Северным Кавказом и где менее охотно усыновляют маленьких детей, можно рассмотреть дополнительные стимулы, чтобы дети оставались там, где были рождены. Тем более при живых родителях, пусть и лишенных родительских прав, детей не надо отселять от родственников по биологической родительской линии.

Поэтому, хотя такого рода усыновление абсолютно законно, оно очень сомнительно с нравственной точки зрения. Иногда лучше, как это ни странно прозвучит, чтобы ребенок остался в детском доме в своем окружении, чем отдавать его в семью, где ему почти гарантировано психологически подавленное состояние.

http://regions.ru/news/2 467 904/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru