Русская линия
Новый Петербургъ Евгений Гильбо06.12.2004 

Россия на перепутье — 5

События на Украине воспринимались в РФии через призму двух вполне определенных установок, далее которых публицисты и записные официозные аналитики смотреть не хотят. Первая установка — рассмотрение происходящего в контексте серии явных вмешательств США во внутренние дела Сербии, Грузии, Аджарии, Абхазии. На очереди ясно просматриваются Россия и Белоруссия. Соответственно, строго придерживающиеся точки зрения «у Путина все схвачено» господа сильно занервничали, заподозрив, что до 2008 года никто тянуть не станет и снос назначат на ближайший год.
Вторая установка — рассмотрение происходящего через идеологему о противостоянии русских и бандеровцев, а также примкнувших к последним киевлян. Ситуация подавалась так, что донецкая ОПГ есть главный защитник русских интересов на Украине, и ее разгром будет означать для России геополитическое поражение.
Разумеется, никто не захотел рассмотреть происходящее без шор, разобраться с раскладом сил и интересами множества игроков, выясняющих сегодня отношения на подмостках киевской вакханалии. А расклад этот куда более интересен и многозначителен для понимания будущего России в целом и РФии в частности, чем могут себе представить аналитики ФСБ и сексоты-«политтехнологи».
Положение донецкого клана, или, как их называют на Украине, «Донов», в раскладе украинской элиты можно сравнить с положением нефтегазовых баронов в раскладе РФовской элиты ельцинских времен. Они контролируют порядка 40% экономического оборота Украины, и это сосредоточивает в их руках ресурсы, достаточные для того, чтобы покупать лояльность других элитных группировок во все выгодные для себя тактические моменты. А тактика Донов сводится к постепенному сливу более слабых групп по принципу «разделяй и властвуй».
Депрессивный характер экономики большинства других регионов Украины влечет неизбежный в среднесрочной перспективе крах их элит в ситуации, где экономика является определяющей. В частности, днепропетровский клан, к которому принадлежит Кучма, за последнее десятилетие растерял большинство своих активов и в случае потери последнего — президентского поста — становится в ближайшее время сателлитом Донов, а потом и поглощается ими.
Сосредоточение в одних руках административной власти и экономической мощи является кошмаром любой демократии. В таких условиях всем остальным оказывается невозможно удержаться на плаву в среднесрочной перспективе. А именно такая ситуация сложилась бы, если бы «разводящий от Донов» стал еще и президентом.
С другой стороны, других реальных кандидатов в президенты и не было. Нищие западные регионы не могли предложить никого реального. Киевский клан, выставивший Ющенко, также не обладал достаточным авторитетом и тем более финансовыми средствами. Среднеукраинский клан не имел никого, как и восточные регионы. Днепропетровский клан также сегодня слишком слаб, а непопулярность Кучмы такова, что ни один днепропетровский кандидат на ее фоне не наберет приличное количество голосов даже в Днепропетровске.
Феодальное устройство страны как фактической федерации областей определило политику Кучмы — лавирование между феодальными кланами. Выстраивая между ними равновесие за счет раздачи ключевых постов в центре, Кучма таким образом избегал попадания в зависимость от какого-то одного феодального клана. Но в этой ситуации ему все больше и больше приходилось считаться с экономическими реалиями, и равновесие нарушалось в пользу Донов. В конце концов Кучма понял, что в случае прихода к власти Януковича он и днепропетровский клан теряют все в обозримой перспективе.
Тогда у Кучмы созрел план, который позволял оттянуть грустное развитие событий. Он заключался в административной реформе, которая передавала бы основные полномочия от президента к парламенту, к коллективному органу, где доминирование Донов имело бы существенные противовесы, и к правительству, которое в условиях парламентского режима представляло бы собой не однородную массу, а коалицию феодальных вождей.
Прямо не выступая против административной реформы, Доны провалили ее тихим саботажем. Казалось, что нет никакого смысла договариваться. По всем прикидкам Янукович должен был набрать почти вдвое больше Ющенко: во втором туре Восток давал Януковичу 70%, столько же дала бы Ющенке Западная Украина, а в Центральной Украине голоса делились по всем прикидкам поровну.
Самоуверенность Донов сыграла с ними злую шутку. Конечно, центральноукраинские кланы не стали открыто выступать против них — слишком уж велик страх перед силовым давлением Донов. Но тихой сапой они начали ползучий саботаж триумфального шествия Донов к власти.
Замысел Кучмы и Медведчука заключался в том, чтобы поставить Донов перед лицом серьезной и неожиданной опасности, а затем взять себе позицию арбитров и, разруливая ситуацию, добиться максимума уступок. Кучма рассчитывал продлить под предлогом кризиса свой президентский мандат на пару лет, а Медведчук, Литвин и все центральные кланы рассчитывали продавить административную реформу, превращающую Раду в Сейм — всевластный, но слабый. В этом случае автономия феодальных элит существенно бы выросла, и опасность для них вмешательства центральной власти и давления Донов снизилась бы до минимума.
*
Таков был расклад сил внутри правящей верхушки летом 2004 года. Кроме нее была еще и та часть властных элит, которая к этому времени ушла в оппозицию. Прежде всего, это собственно киевская верхушка, отцы украинской коррупции. Наиболее сильная фигура в начале 90-х — Павел Лазаренко, бывший премьер, обнаглел настолько, что воровал без какой-либо оглядки на приличия, за что и был прищучен американской Фемидой. Его ближайшая подручная — Юлия Тимошенко — осталась «на хозяйстве» в Киеве пасти деньги клана. Наличие серьезных покровителей в Москве из числа старой советской элиты позволило ей подмять под себя процесс перекачки российского газа и нефти через украинскую территорию и процесс раздербанивания этого газа. Тайно выкачиваемый газ и нефтепродукты продавались украинскому населению за живые деньги, выручку лазаренковый клан делил с московскими покровителями, а «непонятно как» украденное ложилось долгом на украинское государство.
Имея в своих руках главный источник доходов на Украине, Тимошенко тем не менее должна была оглядываться на Лазаренко, который уже понял, что единственный способ как-то договориться с американскими властями — это показать им свою полезность в качестве агента влияния США в Украине. В силу этого Тимошенко оказалась несвободна в выборе целей финансирования в политической борьбе на Украине, нажив себе и своему клану множество врагов.
В середине 90-х стала восходить звезда председателя Центробанка Украины Виктора Ющенко, удачно женившегося на сотруднице госдепартамента США. Надо понимать, что политика США крайне зависима от лоббистских групп, так что влияние жены Ющенко и группировки, к которой она принадлежит, оказалось достаточным, чтобы Госдепартамент стал ставить на него как на перспективную фигуру. Лазаренко велел Тимошенко «слить капиталы» с Ющенко и купить у Кучмы премьерское кресло для последнего.
Кучма согласился. Тимошенко рассорилась в результате с главными претендентами на премьерское кресло, нажила себе непримиримых врагов в лице Донов и Медведей (как на Украине кличут центральноукраинский клан Медведчука). Это очень скоро повлекло крах ее политической карьеры и уголовное расследование ее воровской деятельности и московских взяток. В этих условиях Тимошенко оказалась вынуждена ставить на прогиб перед американцами, чтобы иметь хоть один путь к отступлению.
Чтобы сохранить влияние, лазаренковский клан оказался вынужден пойти на союз с западноукраинскими элитами и с радикальными силами Галиции — бандеровцами, новым воплощением старого австровенгерского, а затем ССовского проекта создания идейно враждебных всему русскому славянских формирований. Если до этого влияние нищих западэнцев было невелико, то после соединения их многочисленного радикально-молодежного материала (пролетарского, и потому ничего, кроме цепей не теряющего) с лазаренковскими деньгами возникшая коалиция стала вполне существенно влиять на положение дел и стала единственным реальным противовесом силовой мощи Донов.
Мечтою западэнских кланов стал захват власти в Киеве, который позволил бы им сделать центральную власть базой для передела собственности в богатых восточных регионах. Бандеровцы рассчитывали отнять у «кацапов» лакомые куски собственности, получить под свой контроль большую часть оборотов. Этот проект Тимошенко и назвала «украинизацией» Украины.
Бандеровцы настроены решительно, и ради захвата собственности кацапов готовы пуститься во все тяжкие. Терять им нечего, их регионы нищие, сами производить что-либо конкурентоспособное там никогда не умели.
Это хорошо понимают на Востоке, так что 95%, полученных Януковичем в Донбассе никого удивлять не должны. Люди понимают, что вопрос стоит о жизни и смерти. Правда, восточноукраинские элиты в защите своей собственности не готовы идти так же далеко, как западэнцы ради ее передела. В этом и заложена их слабость и зерно будущего поражения.
После отставки Ющенко ему ничего не оставалось, как спрятаться под крышу этой коалиции и стать ее заложником. Заложником для торга Юлии Тимошенко с американцами по поводу будущего — своего и Лазаренко.
Так возникла та «оппозиция», которая могла рассчитывать примерно на треть голосов избирателей на выборах Рады и Президента. Ее звездный час наступил, когда произошел раскол во властвующей части элиты.
*
Теперь обратимся к структуре внешних сил, участвующих в конфликте. Официозные аналитики пытаются в качестве «колбасы для населения» рассуждать об интересах таких субъектов, как США, ЕС и РФ. На самом деле, конечно, таких субъектов, как единых систем интересов, не существует — это чисто формальные жупелы. Зато существуют конкретные группы интересов, и часто интересы каких-то групп из разных стран существенно ближе, чем интересы группировок внутри этой страны.
США вообще наивно рассматривать как единую структуру с устоявшимися интересами. На самом деле в США есть много групп с весьма разными интересами. И интересы в Восточной Европе имеют не столько экономические группы, сколько весьма специфическая публика, которую Грэм Грин когда-то назвал «тихие американцы».
В США исторически никогда не было той степени огосударствления жизни и деятельности, каковая характерна для России или даже Средней Европы. Американская и вообще англосаксонская элита сложилась из наследников флибустьеров, независимых лендлордов и джентри. В силу этого спецоперации в англосаксонском мире исторически были прерогативой не коронных спецслужб (которые стали складываться лишь в последние 150 лет), а заинтересованных групп сговорившихся между собой джентльменов. Королевская власть была скорее координатором этих процессов, чем регулятором и тем более инициатором.
Будучи глубоко криминальной по духу, англосаксонская элита выработала очень строгие понятия и системы воспитания. Например, в элитных английских школах отношения таковы, что РФовская армейская дедовщина выглядит на их фоне Артеком. В силу этого англосаксонская элита очень строго относится к нарушению понятий, в том числе мелкому (в сравнении с ее операциями) криминалу из Азии, СНГ, Латинской Америки. К этому криминалу относятся с раздражением, как воры в законе к уличной преступности, и иногда также отстреливают или подставляют под тюрьму особо обнаглевших.
В силу такой традиции в США очень много людей, которые занимаются спецоперациями на свой страх и риск, в целях отстаивания своих экономических интересов или идеалистических принципов. Есть и те, кто занимается этим индивидуально, но чаще встречаются неправительственные организации достаточно радикального толка, которые в отличие от Европы никто не преследует, если они творят криминал не на территории метрополии.
В этом контексте надо понимать, что весьма мощная сила, которая проводит сегодня переустройство жизни в Восточной Европе, действительно существует, но это вовсе не политика американского государства. Мы имеем дело с мощной коалицией идейного и финансового толка. Быть может, не такой мощной, как коммунистическое движение (имевшее до прихода Трумэна могучее влияние в Госдепартаменте), но столь же радикальной в выборе своих целей и средств.
Что касается «новых политтехнологий», применяемых этой силой, о которых говорит сегодня европейская пресса, ничего нового в них нет. Со времен Лафайета, Парвуса, Ленина, Мао и Коминтерна технологии экспорта революции изменились мало. Если имеет место раскол правящих элит и дестабилизация, то всегда поддерживается наиболее радикальная и слабая (а потому в перспективе зависимая) их часть — финансами и техникой. Затем в дело вступают специалисты по раскрутке толпы. Одновременно покупаются офицеры спецслужб, которые и учиняют в конце концов переворот, устраняя законную власть и заменяя слабой и жестокой незаконной, которой легко манипулировать.
Когда в 1967 году де Голль потребовал от США разменять их доллары на золото, которым доллары якобы были обеспечены, на следующий же год в Париже толпы бунтующей молодежи громили лавки, переворачивали автомобили, а Миттеран самопровозглашал себя президентом и объявлял, что происходит социалистическая революция и Франция начинает строить социализм. Участники этих акций так и не смогли объяснить до сих пор, чем же им так нагадил де Голль, но стоят на точке зрения, что хулиганили из патриотических соображений.
Так что есть технологии завести молодежь всегда и везде. Главное, не утруждать себя доказательствами. Противника можно обвинить в чем угодно — от подтасовки выборов до изнасилования крупного рогатого скота, пиплы все схавают.
Факт прямого участия в украинских событиях всех этих романтиков плаща и кинжала, профессиональных революционеров, чегеваров нового атлантизма с дипломами профессиональных политтехнологов и открытым многомиллионным кредитом не только не скрывается, но стал уже общим местом европейской прессы. Это же лобби оказывает давление на Госдепартамент, заставляя официальный Вашингтон по сути поддерживать их деятельность, поступаясь реальными интересами США и ссоря их со всеми заинтересованными сторонами.
В ЕС к ситуации на Украине оказались явно не готовы, и свои интересы там так и не смогли сформулировать. Собственно, реальные интересы на Украине есть только у польских радикальных сил: добиться распада Украины и аннексировать принадлежавшие при Пилсудском земли, превратив центральную Украину в маленькое сателлитное государство, а Восток выкинуть в Россию. Официальные власти, впрочем, пока не готовы к решению такой задачи и сильно процесс не педалируют, хотя и содействуют всему, что может его запустить. Остальная Европа ведется за польской позицией, хотя и неохотно, просто за отсутствием своей.
*
Сложнее обстоит ситуация в РФии. Здесь борьбу на Украинском поле ведут три группы интересов. Причем борьбу почти антагонистическую.
Наибольшее влияние на события оказывает, несомненно, группа Ч, подробности деятельности которой в РФии можно посмотреть в предыдущих очерках этого цикла. Перепроизводство вооруженных до зубов специалистов по переделу собственности, на котором специализируется эта группа, сделало российский рынок слишком для нее узким и потребовало экспансии. Впрочем, еще в конце 90-х годов эта группа добивалась от правительства Ющенко запуска процесса приватизации. Тогда не добились, так как Кучма и восточные кланы заблокировали процесс и слили Ющенко.
Сейчас стало ясно, что время для того, чтобы пограбить Восточную Украину, весьма удобное. В силу этого группа Ч еще в 2002 году заключила соглашения с Тимошенко и примкнувшим к ней Ющенко. Тимошенко взялась спровоцировать и организовать криминальную войну между Донами и бандеровцами, а когда обе стороны ослабят друг друга, ввести «законные» механизмы перераспределения собственности через банкротства. Закон о банкротствах уже подготовлен, и начинать процесс банкротства, требовать от суда назначения внешнего управляющего (а сертифицированные ВУ будут только из людей группы Ч) можно при наличии у любого предприятия просроченного долга в… 5 тысяч долларов.
Когда бандеровцы сообразят, как их грамотно кинули, будет уже поздно. Они останутся подручными боевиками, а разграблением предприятий будут заниматься чубайсовы внешние управляющие.
Есть в России и другая сила. Аналитики условно называют ее «солнцевская группировка», относя сюда по факту почти весь славянский силовой криминал Москвы. Эта группировка крайне зависима от ФСБ, по сути являясь ее филиалом (как в Петербурге «тамбовские»). Кроме того, она тесно связана с группой Лужкова, так как является в ее глазах единственным противовесом чеченской мафии, которая контролирует сегодня 50% московского бизнеса и 30% московской администрации. Попасть в полную зависимость от чеченов Лужков не желает, а потому старается поддерживать равновесие, опираясь на «солнцевских».
"Солнцевские" достаточно тесно повязаны с донецкими не только интересами и операциями, а также общими врагами на территории СНГ, но и взаимопомощью в борьбе за контроль над некоторыми рынками за пределами СНГ. Особенно явно заметно это сотрудничество на Лазурном берегу Франции. Доны не только опираются на донбасский криминал, но и по сути являются его частью. Судимость Януковича не выдумка. Выдумка, что он сидел за изнасилование. На самом деле он сидел за разбой, как следует из справки по его уголовным делам.
Фактическое родство интересов «солнцевских» с интересами Лужкова и влиятельных групп в ФСБ сделало неизбежной активнейшую поддержку этими политическими силами РФ донецкого клана именно под лозунгами славянской или просто русской солидарности. Причем это подавалось как однозначная ставка РФ на Донов. И не только подавалось.
Кремлевская администрация в этой борьбе интересов играет скорее пассивную, нежели активную роль. Ее игра на стороне лужковско-«солнцевской» позиции вызвана как раз тем, что группа Ч способна и давно привыкла решать вопросы без привлечения этого ресурса, потише, а вот лужковцы всегда стремились максимально мобилизовать на защиту своих интересов именно государственный ресурс.
Итак, раскол в правящей элите РФ очевиден. Лужков как полпред при Донах и Немцов как полпред при Тимошенко являются лишь зримыми символами этого раскола.
*
Впрочем, у группы Ч есть еще один интерес в раскрутке нестабильности на Украине. Они видят в ней РЕПЕТИЦИЮ для своих будущих игр в Петербурге и Москве. Отработку технологий и отработку взаимодействия с чегеварами атлантизма.
Я уже говорил в предыдущих очерках о том, насколько неизбежно обострение ситуации в момент, когда придет время делить те накопленные режимом ресурсы, которые свалились ему в руки благодаря высокой конъюнктуре на нефтегазовом рынке и которые он не хочет и не может использовать в интересах своих сограждан. Понятно, что группа Ч в стороне от дележки не останется. Понятно, что прикрыть процесс РАЗГРАБЛЕНИЯ «СТАБИЛИЗАЦИОННЫХ ФОНДОВ» необходимо будет шумным пиаром и имитацией очередной революции.
Зомбированные толпы сексуально неудовлетворенных студентов, скандирующие на Майдане Нэзалэжности то, что им пословно показывают на лазерном шоу, — это хороший ресурс, хороший опыт работы с новым поколением лохов (предыдущее после ограбления частично взялось за ум и на майданы уже не ходит).
Недовольство режимом Путина в российском обществе нисколько не уступает недовольству режимом Кучмы в Киеве. Ментальный прессинг государственных СМИ на тему о «всесхваченности» и «рейтинге в 103%» не дает пока что этому недовольству проявиться публично, но оно уже вполне достаточно для того, чтобы его можно было превратить в нечто типа киевской майданной оперы, предоставив ему отдушину для проявления. В силу этого группа Ч и их атлантические друзья вряд ли станут ждать 2008 года для повторения этой истории в Москве. Найдут что-нибудь повеселее фальсификации очередных выборов…
*
Обсудим еще один существенный аспект происходящего. Как ни странно, это состояние лица Виктора Ющенко. Сам он говорит, что его отравили. В венской клинике говорят, что у него не отравление, а целый букет заболеваний (причем не объясняют, откуда их столько сразу может быть у человека со здоровой иммунной системой). В Европе стало модно ставить ему диагноз по фотографии. Один английский врач отпиарился тем, что по фотке пришел к выводу, что Ющенко надышался выбросами какого-то итальянского химзавода.
Раз уж пошла такая пьянка, я тоже возьмусь ставить диагноз по фотке. Больше всего то, что высыпало на лице у Ющенко, похоже на саркому Капоши. А развивается она только у лиц, зараженных СПИДом. А поскольку Ющенко утверждал, что в его болезни виноват Кучма, остается лишь предположить, что заразить Ющенка Кучма мог только половым путем.
Однако, если не следовать примеру европейских врачей и вместо фотографий обратить внимание на факты, возможно еще одно предположение. Господин с изуродованным лицом выглядит существенно старше Ющенка образца весны 2004 года. Он несомненно похож на Ющенка, но сходство не идеально.
Оппозиция, несомненно, должна была быть готова к такому развитию событий, которое имело место, когда к власти шел Кучма. Как известно, его главный соперник, вождь западэнцев Чорновил, до выборов просто не дожил, и они прошли на удивление гладко. Вполне можно было подозревать, что Доны вряд ли более разборчивы в средствах, чем днепропетровские. А следовательно, у оппозиции должен был быть план на случай гибели Ющенка. Скрыть эту гибель и подменить покойного другим антропологическим материалом — дело в политике обычное. Ясно, что Доны вряд ли бы стали настаивать, что грохнули Ющенка, и им пришлось бы утереться.
Реализовался ли этот сценарий, или Ющенко жив и действительно неизлечимо болен — в обоих случаях он абсолютно зависим от Тимошенки и ее союзников как политическая креатура.
*
Следует учесть в анализе и тот факт, что провести мероприятие такого масштаба без существенного содействия Кучмы и его администрации оппозиция никак бы не смогла, несмотря на все американские деньги и материалы. Для разгона подобной манифестации в зимнее время не нужно танков или российского спецназа, который Тимошенко изыскала в рядах киевской милиции. Достаточно было бы 5−6 пожарных машин. С мокрой задницей в палатке не отогреешься, так что местный молодняк разбежался бы по домам, а где отогревать заезжий — стало бы головной болью оппозиции. Не справься она с этим — потеряла бы авторитет окончательно. Да и справилась бы — а митинг-то тю-тю… За это время площадь разгородили стройзаборчиками, побили американские экранчики и лазерные установки… Кина не будет, кинщик спился.
Чтобы предотвратить такое развитие событий, Кучма должен был не только сам блокировать такое решение, но и всячески удерживать от него Януковича. Как — это уже другое дело, за десять лет Леонид Данилыч показал себя истинным византийцем. Очевидно, декларируя Донам свою лояльность, он таким образом всячески их удерживал от активных действий, призывая все разрешить легально и указывая, что все козыри на руках у Кучмы и Донов. Последнее, кстати, правда, да только Кучма пока что не склонен свои-то козыри пускать в ход.
Доны в этой ситуации действовали политически неграмотно. Янукович вместо того, чтобы твердо придерживаться позиции окончательного победителя, все время демонстрировал неуверенность и готовность продолжать драку. Собственно, последнее и было тем, чего добивается оппозиция. По-пацански вызывая Ющенка на честный бой, Янукович выставлял себя идиотом. Честный бой Ющенко уже проиграл, так что теперь от него ждать, что будет действовать по понятиям, смешно. Начинается бой без правил, а в нем побеждает тот, кто готов идти до конца.
А Доны готовность идти до конца не выказывают — в отличие от Юлии Тимошенко. Впрочем, ей деться некуда, в случае поражения тюрьма ее ждет и в Украине, и в США, и в РФии. Так что даже Польша ее прятать не станет.
Вторая ошибка — это неграмотный розыгрыш карты сепаратизма. От кого собрались отделяться благородные Доны, если победил ИХ президент? По сути такие заявы — это признание победы Ющенка.
Действовать следовало с точностью до наоборот. Заявить, что в любом случае будут подчиняться законному президенту, что бы там ни решили под давлением оппозиции в Киеве. Обвинить в сепаратизме тех, кто присягнул незаконному президенту, — это было бы логично. Зачем же добровольно уступать сопернику сильную позицию, которой у него не было? Зачем добровольно брать на себя дерьмо, которое лучше было бы слить на западэнцев? Зачем вообще ставить себя в позицию обороняющегося, когда на руках все козыри для наступления?
Объяснить такую политбезграмотность можно только присутствием кремлевских политтехнологов, уровень профессионализма которых в силу отбора по принципу лояльности ФСБ давно уже ниже плинтуса. Ясно, что среди них есть только люди с мышлением раба, обороняющегося и оправдывающегося, агрессивного и недееспособного. Именно эта их психология и вылилась в разработанную для Донов проигрышную тактику.
*
Тем временем ситуация постепенно переходит в позиционную борьбу, уходя на третье место в тематике евроканалов, после выборов в Румынии, склок в Италии, правительственного кризиса в Португалии и ужасов, творимых в германской армии, где солдат на учениях не гладят по головке, а показывают им, как выглядит захват заложников. Кто-то видел, как два солдатика после этого ночью даже плакали, и это вызвало такой скандал, что министр обороны срочно начал убеждать офицеров больше гладить солдат по головке и изучать с ними основы гуманитарных отношений вместо надоевшей боевой подготовки.
На фоне такого ужасного события митинг в Киеве блекнет и становится уже неинтересен евротелезрителям. Продрогший молодняк, подобно котенку из известного анекдота, подумывает: «еще часок позанимаюсь политикой и домой пойду». Доны отступают, злобно ощериваясь и сдавая Кучме с Медведчуком одну позицию за другой, Тигипко готовится баллотироваться в президенты вместо Януковича, а Кучма все дальше продвигает свою политическую реформу, цель которой — оставить после себя вместо президентского кресла декоративную табуретку.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru