Русская линия
Православие.Ru17.07.2013 

Формула семьи
Из опыта семейной жизни. Артемовы

Сергей Иванович, 43 года, водитель в фонде «Милосердие»

Наталья Викторовна, 49 лет, руководитель средней группы фольклорного хора

22 года в браке

Дети:

Сергей Иванович

Мою жену я ценю за готовность рожать детей и заниматься их воспитанием. Это основное. Конечно, когда я женился, думал о другом — Наташа мне нравилась своей скромностью, симпатичностью. Но с опытом начинаешь ценить именно то, что ей так дорога семья, что она так охотно выполняет свой долг жены и матери.

Когда создавал семью, у меня не было четкого представления, какой она должна быть. Я просто не сопротивлялся, и все сложилось естественным образом. У меня было доверие к Богу, уверенность, что все происходящее — к лучшему. Поэтому я не сопротивлялся. Мне даже в какой-то момент стало интересно, чем же все это закончится?

Вообще люди боятся рожать детей из-за самости, из-за того, что рассчитывают только на себя, свои силы. А если ты полагаешься на Бога, многие вопросы перестают тебя тревожить — ты становишься соучастником и наблюдателем; ты выполняешь свой долг, то, что от тебя требуется, а остальное предаешь в руки Божьи. Если брать все только на себя, ни одна психика не выдержит. Сейчас у людей это основная проблема — все рассчитывают только на себя.

Чтобы семейные проблемы решались, необходимо общаться. Главное, чтобы не был потерян контакт. Ты послал сигнал — тебе пришел отклик. И тогда можно разрешить любые ситуации. А если контакт потерян — вот это уже проблема. Тогда возникают зависшие вопросы, которые создают раздвоение, разобщенность, у супругов нет единого направления, нет цельности, и это очень мешает, это замедляет процесс развития семьи. Очень важно грамотно обсуждать проблему — без оскорблений, без давления.

Своих детей я хочу научить быть людьми. Отзывчивыми и добрыми. В современном мире детям часто предъявляют ошибочные требования — чтобы были самостоятельными, сами зарабатывали. Упор делают именно на это, а нравственность сдвигают на потом. Но не будет никакого «потом» — или мы научим их быть людьми сейчас, или они станут машинами для зарабатывания денег. Я прибегаю к методам воздействия через культуру — сам подбираю им книги и фильмы. У нас никогда не было телевизора, и наши дети очень отличаются от своих сверстников, которые выросли на телевизоре и в культурном плане смещены, в них нет цельности.

В моей воспитательной практике был один очень правильный момент — покупка дома в деревне. Тогда не было четкого понимания, зачем это делается, решение было принято, скорее, на интуитивном уровне. Сейчас, спустя годы, я могу точно сказать, что моим детям это принесло существенную пользу. Каждое лето мы проводили в деревне. Они имели контакт с природой, общались с нормальными, настоящими людьми, видели, как хлеб растет, как корову доят — они соприкоснулись с реальностью, для них эта жизнь — не абстракция.

В воспитании детей очень важен личный пример. Чем больше объясняешь и показываешь на личном примере, тем меньше придется потом наказывать. А взрослые ведь как поступают? — не объяснят ничего, а потом начинают детей «утюжить». А вина-то на взрослых. Дети — заложники этой ситуации. Дети вообще заложники взрослых.

Как относились к нам окружающие? Они разделились на два противоборствующих лагеря. Одни, разумеется, говорили «понарожали тут». Другие — «молодцы, сколько же у вас детей!». Мне кажется, что восхищенных было больше, чем недовольных. А сейчас я очень часто слышу от своих друзей: как вы правильно жили, а мы дураки, что не рожали. Одна моя знакомая сказала: «А кто тебя научил так жить? Откуда ты знал, что так надо?» Люди начинают понимать пустоту прожитой жизни. Вроде они еще живы, и время есть, а делать уже нечего. И теперь говорят нам: вы все правильно сделали, а мы поддались на это разводилово — «бери от жизни все» — и теперь оказались у разбитого корыта.

Наталья Викторовна

Послушание мужу — очень важная вещь. Даже когда кажется, что он неправ, надо стараться слушаться. Это главное, чему надо научиться в семейной жизни. Еще важно уметь уступать и быть миротворцем. Всех мирить. Мне чисто физически тяжело, когда кто-то в семье находится в конфликте. Я всегда стараюсь побеседовать с тем, кто в данный момент может меня услышать. И, конечно же, надо молиться. Своими силами не сможешь всего решить. Я в какой-то момент пришла к убеждению, что даже если ты не виноват, все равно надо искать вину в себе. Если будешь себя оправдывать, не сможешь двигаться дальше. Я и детям пытаюсь об этом говорить, хотя они не всегда слушают и воспринимают. Но на опыте ты в этом убеждаешься.

Мой муж — очень добрый и честный человек, веселый, ответственный. Он всегда меня поддерживал, подсказывал, очень щедрый, поделится последним. Все делает очень основательно, на 100% — независимо от того, что именно делает. Очень любит деревню, спокойный, простой образ жизни; когда мы купили дом в деревне, сам его восстанавливал. Он хотел, чтобы дети проводили здесь лето, и сам хотел быть с ними — из-за этого приходилось часто менять работу, поскольку деревня была далеко и ездить оттуда на работу он не мог. Но для него было важнее, чтобы дети жили в красоте, дышали чистым воздухом, ели чистую пищу. Огородом сам занимался, дом оборудовал. Даже в стесненных обстоятельствах старался делать такие подарки, которые помогают в ведении хозяйства, чтобы мне было легче.

Я хотела детей. Для меня семья без детей — не семья. Я не знаю, как бы я жила без них, на мой взгляд, это очень тяжелый крест. Я не задумывалась, сколько их будет, и благодарна мужу, что у нас с ним не было разногласий по этому вопросу. Мы поженились, сразу стали рождаться погодки — вот и хорошо. Правда, когда я носила Машу, у меня началась депрессия — трое маленьких, родится еще один, как же я справлюсь? Подруга принесла мне документальный фильм про многодетную семью Аветисян, и меня этот фильм так поддержал, лучше всего остального. Я подумала — у них семеро, а у меня всего четвертый. И сразу все изменилось, мозги по-другому стали работать. Семейная жизнь научила меня быть благодарной за все, что происходит.

Когда все дети были маленькими, физически было очень тяжело. Но муж много помогал. В первые годы нашей семейной жизни — я была еще неопытной хозяйкой — он приходил с ночной смены, мыл полы, чистил картошку, с ребенком мог посидеть, погулять, поиграть. Его помощь я всегда ощущала. Если он видел, что мне тяжело, всегда меня поддерживал. И до сих пор — если видит, что я чего-то не успеваю, поможет, к примеру, загрузить-разгрузить посудомойку. Два года он пек хлеб — мы не покупаем хлеб в магазине, печем сами. Дети, подрастая, тоже стали помогать. И даже если кто-то из них бунтовал: не буду этого делать! — начнешь делать сама, и это действует отрезвляюще. Жалеют маму, начинают помогать.

Очень много было таких моментов, когда не знаешь, где взять деньги или нужную вещь, и вдруг это откуда-то приходит. К примеру, сломалась настольная лампа. Переживаешь, думаешь: как же дети уроки будут делать? На следующий день звонит знакомый: «Тебе лампа настольная не нужна?» Неверующим очень трудно объяснить, как это происходит. Очень важен момент доверия Богу. Когда доверяешь, удивительные вещи с тобой происходят. Если Ему доверишься, Он тебя ведет.

Коля в первый год не поступил, куда хотелось, и надо было идти в армию. Я плакала, было очень страшно отпускать именно его — он был очень болезненный, в годик перенес две тяжелые операции. Попал он в учебку в Подмосковье, а потом его отправили на Амур. Для меня это было тяжелое испытание — поехать туда нереально, никакой связи не было. Но мы все за него молились, и не зря — у него были моменты очень тяжелые, на грани смерти. Он мне ничего не рассказывал, я случайно потом узнала. Но Коля все равно говорит, что не жалеет, потому что много чему научился и много чего увидел. Он очень изменился по отношению к семье, стал гораздо внимательнее, нежнее. Маша говорит: до армии я у него в телефоне была просто «Сестра», а теперь «Сестренка Машенька».

Мы всегда вместе готовимся к праздникам. Все очень любят мои пироги — с картошкой, капустой, ягодами. Я их не только на праздники пеку, круглый год — и постные, и непостные. Иногда и ребята сами делают что-то. Если я мальчикам доверяю, например, мясо приготовить, они бывают очень довольны. Все наши старшие дети окончили музыкальную школу, и я очень рада, что они все шестеро поют со мной в фольклорном ансамбле. Мы с ними даже ездили в Сербию с концертами.

Я как-то прочитала высказывание императрицы Александры Федоровны, что нужно как можно быстрее мириться, не копить обиды. Вот это самое важное для сохранения мира в семье.

Анна Берсенева

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/62 808.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru