Русская линия
Православие.Ru Федор Гайда10.07.2013 

Каково значение двуглавого орла?

Двуглавый орел — один из древнейших и распространенных символов власти. Ему не менее пяти тысяч лет, и он возникает одновременно с первыми на земле государствами. Этот символ получил множество трактовок, но какой смысл ему придавали изначально?

Шумерский бог Нинурта.
Шумерский бог Нинурта

Издревле орел был солярным символом — образом солнца. Именно поэтому он стал также божественным или царским знаком. Львиноголовый орел Анзуд у шумеров изображался поражающим змею. Орел считался птицей бога грозы Ашшура у ассирийцев, Зевса — у греков и Юпитера — у римлян. В Ветхом Завете орел выступает очень многогранным символом. С орлом сравнивается Сам всесильный и любящий Бог Израиля: «Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых; ибо часть Господа народ Его, Иаков наследственный удел Его. Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего; как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога» (Втор. 32: 8−12). Орел может быть исполнителем Божией воли: «Я воззвал орла от востока, из дальней страны, исполнителя определения Моего» (Ис. 46: 11). Орел также олицетворяет грозную непреодолимую силу: «И будет Моав посмеянием и ужасом для всех окружающих его, ибо так говорит Господь: вот, как орел, налетит он и распрострет крылья свои над Моавом. Города будут взяты, и крепости завоеваны, и сердце храбрых Моавитян будет в тот день, как сердце женщины, мучимой родами» (Иер. 48: 39−41). Но орел также может быть и символомгордыни: «Ибо вот, Я сделаю тебя малым между народами, презренным между людьми. Грозное положение твое и надменность сердца твоего обольстили тебя, живущего в расселинах скал и занимающего вершины холмов. Но, хотя бы ты, как орел, высоко свил гнездо твое, и оттуда низрину тебя, говорит Господь» (Иер. 49: 15−16). Не случайно трехглавый орел в неканонической III книге Ездры (гл. 11−12) олицетворяет власть земных царств. Позднее, уже в христианской символике, орел стал олицетворением горнего мира, знаком евангелиста Иоанна Богослова. Орлецы — ковры с изображением двуглавого (в Византии) или одноглавого (в России) орла, парящего над градом, — стали символом епископской власти.

Хеттский двуглавый орел, изображенный на воротах царской столицы Хаттусы (13 в. до РХ).
Хеттский двуглавый орел, изображенный на воротах царской столицы Хаттусы (13 в. до РХ)
Двуглавие в древности было символом небесного свода, солнечного рассвета и заката. Двуликий Янус изначально почитался римлянами как бог солнца и небосвода. В «Ригведе» ту же роль играли близнецы-всадники Ашвины, в греческой мифологии — братья Диоскуры: Кастор и Полидевк.

Солярная символика была основной у индоевропейцев. Около 1800 года до Рождества Христова, во времена Авраама, в Малой Азии и Сирии возникло первое индоевропейское государство в мировой истории — Хеттское царство, успешно боровшееся с египетскими фараонами. Хетты упоминаются в Книге Бытия (гл. 23) как радушные соседи Авраама в Ханаане. Придя в Малую Азию с Балкан, хетты позаимствовали здесь изображение двуглавого орла. Он был очень популярен на Ближнем Востоке уже в III тысячелетии до Рождества Христова. Изначально двуглавый орел символизировал шумерского бога войны Нинурту. Хетты увенчали орла царской короной. Царь у хеттов именовался «солнцем», а двуглавый орел становился, таким образом, символом обожествляемой царской власти. У хеттов орел изображался с зайцами в когтях. Зайцы были символом сумерек, тьмы, зла. Орел, схвативший зайцев, выступал олицетворением победы царя над его врагами, света над тьмой, добра над злом. Идея благородства и справедливости царя была крайне важной в хеттской государственной идеологии. Один из великих хеттских царей Телепинус (XVI в. до Р.Х.) так завещал своим потомкам: «Отныне кто после меня царем станет, то пусть его братья, его сыновья, его свойственники, люди его рода и его воины да будут собираться вместе. И ты, будущий царь, придешь в страну врагов, сильной рукой покоришь. Но так не говори: „Я отпускаю без наказания“, если на самом деле ты ничего не прощаешь, а притесняешь. Не убий никого из рода. Это не ведет к добру»[1].

Орел Священной Римской империи германской нации.
Орел Священной Римской империи германской нации
От хеттов двуглавого орла заимствовали мидийцы, персы, арабы, армяне, турки-сельджуки, монголы, а также византийцы. В XII веке в Западной Европе возникают государственные геральдические символы — гербы. На различных европейских гербах двуглавый орел появляется уже в XIII веке. В это же время он становится гербом Сербии, позднее также Черногории, Албании, использовался он в Черниговском и Тверском княжествах. В начале XV века черный двуглавый орел появляется и на гербе «Священной Римской империи германской нации», в 1806 году его унаследовала Австрийская (с 1867 — Австро-Венгерская) империя, распавшаяся после поражения в Первой мировой войне.
Орел Священной Римской империи германской нации.
Орел Священной Римской империи германской нации
В Византии (Ромейской державе) государственного герба как такового не существовало. Однако золотой двуглавый орел на красном поле был личным символом последней византийской династии — Палеологов. Племянница последнего императора Константина XI Зоя привезла его с собой в Москву в 1472 году, но на государственной печати ее мужа Ивана III он появляется лишь с 1497 года. Это, скорее всего, объясняется двумя причинами. С 1489 года были установлены дипломатические отношения России с империей Габсбургов, причем император «Священной Римской империи» признал московского государя равным себе, «братом». Таким образом, Иван Васильевич мог претендовать на использование императорской символики — двуглавого орла. Кроме того, в 1494 году старший брат Зои Андрей, имевший преимущественные права на византийский престол, продал их французскому королю. Второй брат Мануил еще ранее отказался от своих прав в пользу османского султана. Таким образом, законной наследницей оставалась лишь московская государыня Зоя (Софья Фоминична), ее муж, сын Василий III и последующие потомки.
Государственная печать Ивана III 1497 г.
Государственная печать Ивана III 1497 г.

Русский двуглавый орел, подобно палеологовскому и габсбургскому, изображался то с раскрытыми лапами, то державшим крест, меч или державу. С XVII века утверждается новый образ — с державой и скипетром. При Петре I цвет орла становится черным. Неизменным еще с хеттских времен было лишь увенчание орла одной, двумя или тремя коронами — главным царским атрибутом. Символика орла сочеталась с идеей Третьего Рима, как она была выражена в 1523—1524 годах старцем псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофеем[2]. Когда знаменитый старец писал о том, что «два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти», он говорил не о предмете для гордости, а о величайшей ответственности России: четвертому Риму не бывать не потому, что третий Рим будет стоять вечно, — а мир простоит лишь столько, сколько продержится хранящий православную веру третий Рим. А потому двуглавый орел — не символ самопревозношения, но знак стремления к исполнению Божией воли.

Можно лишь повторить слова пророка Исаии, которые имеют отношение ко всем нам: «Кому уподобите Меня, и [с кем] сравните, и с кем сличите, чтобы мы были сходны? Высыпают золото из кошелька и весят серебро на весах, и нанимают серебряника, чтобы он сделал из него бога; кланяются ему и повергаются перед ним; поднимают его на плечи, несут его и ставят его на свое место; он стоит, с места своего не двигается; кричат к нему, — он не отвечает, не спасает от беды. Вспомните это и покажите себя мужами; примите это, отступники, к сердцу; вспомните прежде бывшее, от [начала] века, ибо Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю. Я воззвал орла от востока, из дальней страны, исполнителя определения Моего. Я сказал, и приведу это в исполнение; предначертал, и сделаю. Послушайте Меня, жестокие сердцем, далекие от правды: Я приблизил правду Мою, она не далеко, и спасение Мое не замедлит; и дам Сиону спасение, Израилю славу Мою» (Ис. 46: 5−13).


[1] История Древнего Востока. Тексты и документы / Под ред. В.И. Кузищина. М., 2002. С. 326.

[2] Первоначальное значение идеи Третьего Рима и ее последующую эволюцию блестяще проанализировала Н.В. Синицына в своей книге «Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVI вв.)» (М., 1998).

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/62 666.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru