Русская линия
Радонеж Сергей Белозерский08.07.2013 

Добиться отлучения

В Молдавии нарастает конфликт между Православной Церковью и рядом местных политиков. Церковь засвидетельствовала им, что, если они продолжат поддерживать так называемый «Закон о недискриминации», который Молдове навязывают европейские гей-активисты, они подвергнутся полному отлучению. Попытка президента Молдавии Николая Тимофти выступить против визита в эту страну Святейшего Патриарха Кирилла также вызвала резкую отповедь со стороны представителей Церкви. Что же можно сказать о происходящем?
Быть отлучённым от Православной Церкви нелегко — для этого нужно приложить немало усилий и, как, например, Лев Толстой, и проявить большое упорство. Церковь всегда ищет, как бы «и отверженного не отвергнуть от себя», и все её усилия направлены на исцеление поврежденных грехом человеческих душ и человеческих отношений.
Церковь также никогда не ставит — и не ставила — ту или иную политическую позицию условием принадлежности к ней. Несмотря на настойчивые попытки заманить её под то или иное знамя, использовать её в тех или иных политических комбинациях, Церковь всегда подчеркивает, что в ней есть место для людей самых разных политических убеждений.
Поэтому отлучение молдавских политиков не есть вопрос их личных нравственных споткновений — мы все много спотыкаемся, и Церковь только помогает нам подняться. Оно также не есть вопрос политических убеждений как таковых.
Оно есть результат того выбора, который совершили эти политики — выбора мировоззренческого, а не политического. Вы не можете быть сторонником продвижения гей-прав и одновременно православным (да и каким-либо еще) Христианином.
Бывают непринципиальные вопросы, в которых мы можем (и должны) идти на компромиссы и взаимные уступки. Бывают вопросы, в которых невозможно пойти на компромисс — а надо либо полностью уступить, либо полностью отказаться.
Церковь не выступает против равноправия граждан. Более того, сама идея признания за всеми людьми уникального достоинства и ценности глубоко укоренена в Библейском откровении. Но в наши дни мы сталкиваемся с грубой подменой — равноправие людей, как личностей, подменяется равноправием стилей жизни. Но одно никак не следует из другого. Алкоголик, например, должен обладать равными правами с не-алкголиком; но из этого никак не следует, что алкоголизм (как образ жизни) должен быть признан равным трезвости, а государство обязано его поощрять. Люди, страдающие другими расстройствами в поведении — в частности, в половой сфере — также обладают равными правами, их достоинство как личностей должно признаваться и уважаться. Но из этого никак не следует, что поведение, связанное с этими расстройствами — например, пристрастие к азартным играм, химическая зависимость, нимфомания или гомосексуализм — должно поощряться. Требования гей-движения — гомосексуальное поведение должно быть признано, как минимум, равночестным гетеросексуальному, однополые сожительства — браками, любое неодобрение такого поведения — третироваться как «гомофобия», это вовсе не требования равноправия людей, как личностей. Это требования признания определенных форм поведения столь же достойными, как другие.
Однако такое признание было бы ложью; а действия, на нём основанные, были бы вредны для общего блага. Церковь отвергает требования гей-движения и на основании своей веры, и на основании здравого смысла.
Священное Писание крайне недвусмысленно в своём утверждении о том, что место сексуальной близости — в браке между мужчиной и женщиной. Слова Самого Господа тут предельно ясны: «Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью (Матф.19:4,5)» Да, приверженцы соответствующей идеологии могут считать Господа Иисуса «гомофобом» и «гетеросекситом» — ярлыки, которые они клеят на всех несогласных — но другого Евангелия у нас нет. Вы не можете исповедовать Иисуса Господом и при этом отвергать Его взгляды на брак. Вы не можете приступать к Причастию, отвергая Его слова. Одно дело грех — все мы бедные грешники, всем нам предлагается прощение, другое — сознательное отвержение слова Божия. Вы не может отвергать слово Божие и претендовать на принадлежность к Церкви Христовой.
Аргумент, к которому иногда пытаются прибегнуть в этой ситуации — это аргумент об отделении Церкви от государства. Внутренние установления Церкви не должны определять государственные законы. Это верно, и никого не следует принуждать к благочестию — да это было бы и невозможно. Но если Вы назвались православным Христианином, и желаете считаться членом Церкви, Вы обязаны разделять её вероучение. Если Вы не хотите его разделять — дело Ваше, но Церковь обязана Вам засвидетельствовать, что вы к ней не принадлежите. Вы не можете быть членом Церкви и называть браком нечто иное, чем союз мужчины и женщины.
Но у нас есть что сказать и нашим неверующим ближним. Было бы ошибкой думать, что все возражения против государственного навязывания гей-идеологии носят чисто религиозный характер. Это не так. Приведем пример — христиане, скажем, противились большевизму по религиозным соображениям, видя его неукротимую враждебность своей вере. Но из этого никак не следует, что всякий противник большевизма религиозен или что большевизм можно отвергать только по религиозным соображениям.
Гей-идеология противна не только христианской вере — она противна общему благу, здравому смыслу и тем ценностям свободы слова и свободы вероисповедания, которые долгое время на Западе считались фундаментальными. За десятилетия исследований базовый тезис гей-пропаганды, говорящий о врождённости «сексуальной ориентации» так и не получил научного подтверждения. Научно установлено — причём за пределами всяких сомнений — другое. То, что этот образ жизни связан с катастрофическими последствиями для здоровья, в частности, с в десятки раз более высоким уровнем заражаемости СПИДом и другими болезнями, передающимися половым путем. Внушать людям — причём начиная с детей в школах и детских садах, как этого требуют адепты гей-идеологии — что в этом образе жизни нет ничего неправильного или опасного, значит просто лгать и ставить человеческие жизни под угрозу. То, что и Молдове, и России пытаются навязать в качестве «борьбы с гомофобией» и «просвещения» — преступление против жизни и здоровья людей, и в России это совершенно правильно запретили.
Там, где гей-идеология уже укрепилась, мы видим, как она приходит в неизбежный конфликт со свободой слова и вероисповедания. Из совсем недавних сообщений мы можем указать (далеко не первый) на арест уличного проповедника в Лондоне, который упомянул, что гомосексуализм — это грех, или требования, чтобы католические агентства по усыновлению, под угрозой закрытия, отдавали детей однополым парам.
Поэтому Православная Церковь Молдавии поступает абсолютно последовательно и с точки зрения Евангелия, и с точки зрения общественного блага.
http://radonezh.ru/65 580

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru