Русская линия
Новый Петербургъ Олег Каратаев25.11.2004 

Противостояние

«Великую силу, возлюбленные братья,
имеют против диавола чистая жизнь и непорочная вера в Бога».
Житие преподобного Антония Великого

«Народ, народ! в Кремль! в царские палаты!
Ступай! Вязать Борисова щенка!»
А.Пушкин. «Борис Годунов»

«Нет, жид, постой! Законный суд имеет
Еще одну претензию к тебе».
В.Шекспир. «Венецианский купец»

Масса народа, всегда бессильная в предвидении последствий всякой новой политической идеи, является, однако же, лучшим судьей ее совершившегося конкретного применения, — и поэтому никакие лубочные картинки «динамики роста», «поля чудес», «моей семьи» и прочего пошлого телевизионного мусора наших дней не в состоянии отвлечь народ от твердого убеждения в том, что «с этой властью толку не будет и ничего хорошего ждать от нее не приходится».
Можно сказать, что Россия жаждет появления спасающего человека. Она ищет его, тоскует по нему («Эх, Сталина бы нам!», — говорят люди) и малейшее подобие такого человека готова, так сказать, «в кредит», окружить славой. Это настроение, видимо, нарастает. В нем выражается потребность найти исчезнувший центр национального единения. Этим и только этим объясняется феномен Путина. Достаточно было ему в предвыборном обращении 2000 года упомянуть, что он русский человек, — и успех был обеспечен. Обманулись. Опять (не в том, конечно же, что русский, хотя и в этом тоже).
Тоскливое чувство охватывает вдумчивого человека при наблюдении нашей нынешней действительности. На вид, со стороны все как будто кипит жизнью. Компьютеры работают круглосуточно, Президент ведет приемы министров и дипломатов, сам выезжает всюду, докладчики (на экранах TV) толпятся с папками, губернаторы не имеют ни минуты времени, все торопятся с заключениями, спешат к министрам, ловят «оборотней» в погонах и без, заготовляют законопроекты, спорят в междуведомственных совещаниях, готовятся к думским запросам, парируют удары, побеждают и терпят поражения. В Думе — столпотворение вавилонское, в Администрации президента — важная государственная мудрость. Машина в полном ходу, дела кипят и бурлят… Но для чего? Что достигается?
Посмотрим же на все это спокойно, так сказать, «глазами постороннего наблюдателя», дадим юридический анализ происходящего.
Сначала некоторые цифры.
В Советском Союзе на 300 миллионов населения в последние годы ежегодно регистрировалось 16 тысяч убийств, в России нынешней, на 150 миллионов — 32 тысячи. По выборочным данным, массив пострадавших от преступлений в России составляет 30 миллионов человек. Из 10 миллионов свидетелей около 2,5 миллиона на предварительном следствии и в суде меняют свои показания из-за боязни расправы.
Продолжительность жизни для населения России за 8 лет сократилась на 6,6 года (мужчины) и 2,8 года (женщины) и продолжает сокращаться. По этому показателю Россия занимает одно из последних мест в мире и отстает от развитых стран: для мужчин — на 18 лет, для женщин — на 12 лет.
Число наркоманов в России за 8 последних лет выросло в 3 раза.
В 2002 году остались нераскрытыми 7158 умышленных убийств, практически нет раскрываемости по заказным убийствам.
На 1 января 2002 года в Европейский суд по правам человека подано 13 тысяч жалоб против Российской Федерации. Здесь же заметим, что только 14 из них признаны приемлемыми для рассмотрения по существу (причина — очень сложная процедура, слабая подготовка наших юристов и полная беспомощность Суда перед таким потоком из России).
По разным источникам, в стране насчитывается до 5 миллионов безнадзорных детей. А тот факт, что ни одно ведомство не владеет точной информацией о нуждающихся в помощи и защите детях, говорит сам за себя.
Цифры заставляют просто содрогнуться. Ничего подобного не знала ни Россия, ни какое любое другое цивилизованное государство за всю историю существования современной цивилизации.
Давайте все же посмотрим и с другой стороны. Может быть, правоприменительная деятельность виной всему, а сами законы хороши? Хотя, конечно же, суть дела не в законах, а в результатах, но — все же?! Возьмем УПК и ГПК (уголовный и гражданский процессуальные кодексы), на разработку которых было потрачено 7 лет. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы признать их крайне слабыми, не выдерживающими серьезной правовой критики. Так, например, из указанных кодексов исключен судебный надзор, что прямо противоречит статьям 126, 127 Конституции. В новом УПК исключена основная процедурная цель правосудия — поиск истины в состязательном суде, хотя еще Цицерон отмечал, что «природа наделила человека стремлением к обнаружению истины».
Отказ от прежних редакций статей 14 ГПК РСФСР и 20 УПК РСФСР, в соответствии с которыми суд обязан был принимать все меры по выяснению всех обстоятельств дела, — с учетом тяжкой экономической и социальной ситуации, сложившейся сейчас в России, — приведет не к состязанию равноправных процессуальных противников, а к соревнованию кошельков. В проигрыше всегда будет неимущий гражданин, а таких в России даже по официальным данным — 34 миллиона.
Дадим еще одну историческую справку.
В отличие от материального права, процессуальное имеет более конкретный предмет правового регулирования (часто повторяющуюся судебную процедуру). Если в связи с этим сравнить Устав гражданского судопроизводства 1864 года, состоявший из 2175 статей, и ГПК РФ, состоящий всего из 446 статей, то это сравнение в плане полноты регулирования процессуальных правоотношений говорит само за себя.
По причине крайне низкого качества и процессуального права как такового, и уровня подготовки участвующих в отправлении правосудия судей ( в большинстве своем — женщин, чего, разумеется нет ни в одной стране мира и никогда не было в России! ), адвокатов и прокуроров, — Верховный Суд РФ (состав которого — около 120 человек — почти в 10 раз превышает состав бывшего Верховного Суда РСФСР) в основном занимается дублированием работы нижестоящих судов, подменой их функций, отчего резко упал его авторитет как высшей судебной инстанции в государстве.
К сожалению, столь утомительные для читателя выкладки (выборочные) совершенно необходимы не столько для иллюстрации интеллектуальной беспомощности составителей правовых документов, сколько для демонстрации полного единения и правотворчества, и правоприменения власти в противостоянии народу и народным интересам.
Сейчас уже можно считать доказанным, что внедрение в первое десятилетие реформ представления о том, что рыночная экономика действует на основе принципа саморегуляции и не нуждается в поддержке государства, государственном регулировании и контроле, а также принятие соответствующих законов было не ошибочным заблуждением, а отвлекающим маневром еврейских олигархов, поставивших перед собой цель взятия под свою опеку производственных объектов России, особенно оборонного значения.
Да что говорить о кодексах, если сама Конституция 1993 года лишена по своей сути нравственной основы. В её механизме, системе прав и свобод нет осознания человеческих добродетелей, совести, нет осознания человеком своего долга перед другим человеком и перед обществом. Конституция «потеряла» саму русскую нацию как основной субъект международного права, с ее уникальной культурой и традициями, более того — она не определила, что есть Россия.
В последнее время и патриотическая, и демократическая пресса (с разной, конечно, целью) пытаются как-то связать результаты реформ демократов с глобализацией.
Я глубоко убежден в том, что радикальные изменения, произошедшие в России, ничего общего не имеют с объективным процессом глобализации. Огромная страна, супердержава оказалась радикально измененной (разоренной!) буквально за одно десятилетие в «горбачевско-ельцинскую эпоху» не в силу глобализации, а по причине преступно безответственного отношения государственной власти к своей стране; ее собственность была разворована, распродана за бесценок, а то и просто уничтожена, если не физически, то экономически.
Как показывает опыт высокоразвитых стран, в условиях глобализации происходит не свертывание экономической роли государства, вопреки предсказаниям сторонников неолиберальной концепции, а смена акцентов экономической деятельности, изменение хозяйственных функций государства, активизация его участия в борьбе за обеспечение для страны более выгодной ниши в мирохозяйственной системе.
Однако это касается деятельности НАЦИОНАЛЬНЫХ государств, отстаивающих интересы нации, которые, в свою очередь, подвергаются давлению (в том числе и через изменение функций государства) со стороны транснациональных корпораций, представляющих собой самодеятельные образования со своим правительством, защищающим интересы мировой олигархии, или, как еще ее называют, — мировой закулисы.
Последняя понимается ведущими учеными-юристами как разнородная совокупность крупных транснациональных и контролируемых ими компрадорских национальных банков (практически, — все банки России) и корпораций, обслуживающих их юридических и консультативных организаций, международных финансовых организаций (МВФ, МБР и другие), идеологов и теоретиков (Бжезинский, Аттали) нового мирового порядка, разнообразных формальных и неформальных институтов политического влияния и формирования общественного мнения.
Провозгласив везде и всюду «примат» международного права, Россия юридически перестала существовать как суверенное национальное государство, превратившись в криминально-синдикалистское государство, находящееся под контролем коррумпированных государственных чиновников, политиков, бизнесменов и уголовников, выполняющих волю и «заказ» мировой закулисы.
Что же касается вопросов глобализации, представляющих собой, безусловно, объективную реальность (Интернет, новые информационные технологии, спутники, туризм, международное разделение труда), то с точки зрения их оценки на предмет полезности можно говорить о двух моделях развития.
Первая модель представляется в виде группы ведущих национальных государств во главе мирового процесса, разумно регулирующего формирование «периферии», вторая — в виде группы транснациональных монополий как ядра исторического процесса развития, управляющего остальной «периферией». Естественно, что первый вариант гораздо больше соответствует гуманному принципу развития, чем второй, не только благодаря тому, что он в большей степени опирается на традиционные христианские ценности, но и просто по причине численного превосходства в лидирующей группе, а следовательно, и — большей управляемости мировой системы в целом, опирающейся на гораздо более мощный интеллектуальный потенциал. Из вышеприведенных фактов следует, что властвующей группировке России дана установка на второй вариант развития глобализационного процесса, где России уготована не только роль сырьевого придатка (что само по себе, если судить по арабским странам, — не так уж и плохо, во всяком случае — не смертельно), но и постепенное самоистребление с целью освобождения территории для иных этнических формирований и групп.
Интуитивно, подсознательно народ это понимает. Так, например, социологический опрос, проведенный совсем недавно, показал: 80% наших граждан считают, что нынешняя российская демократия — обман (АиФ — 2003 г., N32, с.4).
Понимать-то понимают, а почему так получилось и что делать — не знают. В последнее время часто можно услышать — надо воцерковляться, быть ближе к Богу. Все это, конечно, более чем верно, но вот беда — при таком ходе дел скоро и воцерковляться будет некому — русских не будет.
Есть и еще один «рецепт спасения» — объединяться с мусульманами, т.к., мол, — у христиан и мусульман «много общего» (единобожие, нравственность и т. д.).
На это можно сказать, что забыли, забыли православные заветы своих святителей — у отца Игнатия (Брянчанинова) сказано, что все мусульмане после конца земного пути, без мытарств, которым подвергаются христиане, идут прямо в ад, т.к. — мусульмане. Жизнь, правда, об этом напомнила во время последних президентских выборов (о чем я неоднократно писал ранее) — Путин стал президентом (в 2004 году) только голосами мусульман, выразивших тем самым своё, в целом негативное отношение к русским (80% которых или вообще не голосовало, или голосовало за другого кандидата).
Здесь же уместно заметить, что при большой убыли населения (Госкомстат) в Новгородской, Рязанской, Ярославской, Ивановской, Тверской и других русских областях, существенный прирост населения идет в Калмыкии, Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, на Алтае, Якутии и, особенно, в Чечне.
Интересно, что начальник одного из департаментов Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков генерал Виктор Воронин на вопрос, кто занимается поставкой героина в С-Петербург, — ответил: таджикская и азербайджанская преступные этнические группировки.
Депутат Государственной Думы Евгений Ройзман считает: героиновый бизнес — основа таджикской экономики и «крышуется» на самом высоком уровне, вплоть до главы администрации президента.
Это, разумеется, никоим образом не означает, что при русской национальной диктатуре мусульмане не могут быть примерными российскими гражданами. Напротив, только такая диктатура и может наметить и для них путь истинного спасения.
Я думаю (и чем больше думаю, тем больше убеждаюсь в этом), что именно религиозная индифферентность, экуменизм, вялость — главное зло русского правосознания.
К чему это приведет? К вялому, полуосознанному сопротивлению, к тому, что среди православного народа успешно насаждается (и, что удивительно, — не только СМИ, но и многими представителями клира) лозунг «всепрощения», братства всех народов, всеобщего мира и любви ко всем. Право на месть, — внушается русскому народу, — имеют только чеченцы, а цивилизованный человек не должен и думать об этом.
На это можно возразить только тем, что при всем желании честный человек (и верующий, и не совсем) в христианском храме, куда не допускаются не только язычники и еретики, но даже «оглашенные» (не полностью воцерковленные) отделяются строгой чертой от «верных», братские объятия для всего человечества никак обнаружить не сможет. Церковь молится о мире всего мира, но и о победе, о покорении всякого врага и супостата. Церковь помнит слова Христа, что Он «не мир принес на землю, а меч», что Он пришел разделить, если это нужно, отца от сына, мужа от жены. Христианская церковь никогда не считала ни мир, ни даже любовь человеческую выше всего, иначе мученики христианские не шли бы на смертные муки: они шли за «истину» Христову, а не за легко покупаемый изменничеством «мир». После великой брани на небесах, где — по христианскому преданию — целая треть небесных духов были низринуты вместе с Сатанаилом в ад, нельзя говорить о мире как о верховном законе Бога. Не мир, а вечная борьба со злом и вечное поражение его — вот верховный нравственный закон. Примирение со злом не может пониматься никак иначе, как измена добру и Божественной правде.
Еврейство всячески пытается фальсифицировать христианскую мораль, внушив нам ложные идеи смирения и всепрощения, которым якобы учил Христос.
Это (если бы было так) было бы необыкновенно выгодно для мошенников и злодеев, для тех, кто создает этнические преступные группировки, для тех, кто ответственен за геноцид русского народа в XX веке, продолжающийся и в XXI. Но суть дела в том, что Христос вовсе не учил всепрощению, и навязывание Ему этого завета есть пошлая фальсификация.
Христос учил прощать ближним в очень многих случаях (семью семьдесят раз), но не во всех. Христос предписывал в серьезных ссорах прибегать к суду церкви, «и если не послушает церкви, то да будет тебе как язычник и мытарь».
Христос сам прощал тем врагам, которые «не ведают, что творят», злодеям же, отлично ведающим, что творят, — Он не прощал. Христос проклял многократно и без всякой пощады книжников и фарисеев — как лицемеров. Он простил покаявшегося разбойника, но не простил нераскаянного. Как судия верховной справедливости, Христос вовсе не простил побивающего пророков Иерусалима, а предсказал ему гибель.
Наконец (что я считаю чрезвычайно важным), — в завершение судеб мира разве Христос не обещал Страшный суд, причем вся грешная часть человечества (едва ли — меньшинство!?) будет обречена вечной казни — геенне огненной? Разве это хоть как-то похоже на всепрощение? Не надо быть большим философом, а просто обладать здравым смыслом, чтобы понять, что «всепрощение» с нравственной точки зрения равнозначно умственному безразличию и отсутствию способности различать черное от белого, добро от зла. «Всепрощение» возможно лишь как форма нравственного помешательства, когда начинает казаться, что никакого нравственного закона нет и «все позволено».
Так долго я говорю об этом, потому что это — корневой вопрос современности. Дело в том, что под влиянием еврейской обработки все великое становится сомнительным (любовь превращается в «секс», супружество — в партнерство, дружба — в бизнес и т. д.), все священное — презренным, все благородное — смешным (Жванецкий, Петросян, Хазанов…). Бог, Отечество, героизм, чувство долга, память о предках, судьба потомства — всё это ставится под одно будто бы постыдное для интеллигентного человека понятие, которое называется «национал-патриотизм».
Затравленный такой обработкой народ молча «проглатывает» уничтожение своих лидеров, лучших людей России.
Убит полковник ГРУ Владимир Наумов, расстреляна его семья, убит генерал Лев Рохлин, обвиняется в убийстве семья, томятся в тюрьме уже который год — герой чеченской войны полковник Юрий Буданов, депутат законодательного собрания С. Петербурга Юрий Шутов, вынужден скрываться (под угрозой тюрьмы или убийства) один из лучших журналистов России, бывший министр печати Борис Миронов. Список можно продолжить.
А ведь это — лучшие люди. Что же будет, если их всех «выстригут»? Ведь уже и так — почти выстригли.
В результате — в современной России глубоко нарушено существеннейшее условие правильной социальной и культурной жизни. Лучший слой населения, носители знаний, чувства долга и чести оказались затерты низшими элементами. А нужно, чтобы народной жизнью всюду руководили лучшие люди. Это основное условие того, чтобы мы имели культуру, чтобы она была сильна, прочна и давала тон жизни. Власть, готовясь к решительным схваткам (или в надежде предотвратить их; выжечь Россию «без взрыва» — голубая мечта мировой закулисы) с народом, помимо упомянутой выше «стрижки» применяет еще один принцип — «засевает поле сорной травой» — организует массовый приток иммигрантов, чье присутствие не только отнимает работу у русских, но и (что гораздо важнее) коренным образом меняет этнографический состав населения (в том числе и через метисацию), делая его легко управляемым в нужном направлении.
Завершить хочется словами выдающегося сына русского народа полковника В.В. Наумова: «Что произойдет: падение навязанной нам Западом либерально-демократической диктатуры или разрушение хрупкого государственного ядра будущей России — Великороссии, называемой ныне Российской Федерацией? Станем ли мы свидетелями возрождения России? Ответ на эти вопросы во многом зависит и от нас. Несомненно одно — история Государства Российского вступила в свой решающий период. До конца нынешнего десятилетия нам может быть дано увидеть начало преображения России».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru