Русская линия
Православие.RuМонахиня Филарета (Калачева)14.06.2013 

«К сожалению, очень немногие сейчас идут в монастырь»
Беседа с игуменией Филаретой, настоятельницей Пюхтицкого Успенского ставропигиального женского монастыря

Пюхтицкий монастырь в Эстонии — это особое место паломничества не только православных из России и Прибалтики, но и из многих других стран. Сюда едут из самых разных уголков мира, невзирая на визовый режим и пограничные формальности. Едут в одиночку и группами, надолго и на один — два дня. Кто-то приезжает на экскурсию, чтобы познакомиться с жизнью монастыря, кто-то едет для труда и молитвы, а иные направляют свои стопы в эти края для того, чтобы понести нелёгкий, но благословенный иноческий подвиг.

Настоятельница Пюхтицкого монастыря матушка Филарета (Калачева). Фото: Пеэтер Лиллевяли / sp.pohjarannik.ee
Настоятельница Пюхтицкого монастыря матушка Филарета (Калачева). Фото: Пеэтер Лиллевяли / sp.pohjarannik.ee
Сам монастырь расположен в небольшом селении Куремяэ, что означает «Журавлиная гора», на северо-востоке Эстонии, примерно в 30 километрах от границы с Россией. Два раза в неделю (по понедельникам и пятницам) из Таллина до Куремяэ ходит прямой автобус (дорога обычно занимает около трёх часов). В остальные дни добраться сюда тоже несложно: на междугородном автобусе можно доехать до города Йыхви, а из Йыхви на пригородном автобусе до Куремяэ (в будни 7 — 8 рейсов в день, в выходные автобусы ходят реже).

Указатель на Святой источник. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Указатель на Святой источник. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Поездка от Йыхви до Куремяэ заняла у меня около часа. Вышел я на последней остановке, около продуктового магазина. К монастырским воротам вверх вела широкая дорога, с симпатичными берёзками, окаймляющими её с обеих сторон. Подойдя к воротам, я перекрестился и с благоговением вошёл внутрь. «Какое счастье, что наконец-то удалось приехать в Пюхтицу», — порадовался я, ступив на землю обители.

Центральный вход в монастырь. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Центральный вход в монастырь. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Дороги к игуменскому дому я не знал, никаких указателей у входа не было, и дежурных я тоже найти не смог. Следуя указаниям встретившейся мне монахини, я вышел к трём одинаковым домикам, расположенным напротив входа в самый большой храм — Успенский собор. После дополнительных расспросов удалось узнать, что дом игумении — это тот, что посредине.

Пюхтицкий монастырь. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Пюхтицкий монастырь. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Оказалось, я попал в монастырь через хозяйственные ворота. Святые врата расположены вблизи Успенского собора, и там, конечно, есть дежурный, готовый помочь приезжему богомольцу.

Монастырь приятно поразил меня своей аккуратностью и чистотой. Также аккуратно и чисто было в паломнической гостинице, где меня разместили на два дня. Трапеза для паломников была необыкновенно вкусной и питательной; особенно мне понравился яблочный конфитюр и монастырские творог и сметана. Конечно, за всей этой красотой, благолепием и аккуратностью кроется кропотливый ежедневный труд сестёр и тех паломников, которые приезжают в обитель разделить с насельницами часть их забот.

Пюхтицкие поленницы. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Пюхтицкие поленницы. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Пюхтицкий Успенский женский монастырь был основан в 1891 году. По преданию, у горы в селении Куремяэ в XVI веке было явление Божией Матери. Вблизи того места, где явилась Божия Матерь, в ветвях дуба была обретена икона Успения Пресвятой Богородицы. С того времени местные жители стали называть гору Пюхтицкой, в переводе с эстонского — Святой. Большую роль в становлении обители сыграл святой праведный Иоанн Кронштадский, покровитель и духовный наставник первых сестер. С 1891 года Пюхтицкий монастырь не закрывался ни на один день; значительное попечение о нём ещё со времени управления Таллинской епархией проявлял Патриарх Алексий II. С июня 1990 года монастырь является ставропигиальным, то есть находится в прямом подчинении Святейшему Патриарху.

Матушка Филарета о себе и о монастырской жизни

Дуб, в дупле которого была обретена икона Успения.
Дуб, в дупле которого была обретена икона Успения.
С момента основания монастыря в нём сменилось семь настоятельниц. С 1968 до февраля 2011 года обителью управляла игумения Варвара (Трофимова). Восьмой настоятельницей в ноябре 2011 года стала игумения Филарета (в миру — Ксения Викторовна Калачёва). Родом она из Самары, в монастырь поступила в 1992 году.

Матушка Филарета рассказывает:

- Я родилась в православной семье, биография у меня самая обычная: школа, затем биологическое отделение химико-биологического факультета Куйбышевского государственного университета. Я очень люблю город, где родилась, Волгу, среднюю полосу России. Это моя родина, и к ней всегда относишься трепетно — ведь невозможно забыть то место, где прошло твоё детство, тех людей, с которыми ты вырос. Родители каждое лето старались вывезти нас, детей, на Чёрное море. Я занималась серьёзно плаванием, и эти поездки к морю не только приносили радость, но и положительно сказывались на здоровье. И вот как-то я вернулась после очередной такой поездки домой, вся загорелая. Может, на третьем курсе тогда училась или на четвёртом, точно не помню. После воскресной Литургии решила подойти побыстрее ко кресту, чтобы приложиться и бежать по своим делам. А в это время наш самарский владыка Иоанн (Снычёв) говорил проповедь.

— Будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский?

- Да, он с 1969 до июля 1990 года управлял Куйбышевской епархией. Мама была его духовной дочерью, очень его любила и обращалась к нему за советом. Так вот, в то воскресенье владыка говорил о том, что люди бессмысленно проводят дни, беспечно тратят своё время. Говорил, что они лежат на пляже, подобно свиньям, сгорая под солнцем. Я почувствовала, что это сказано для меня. Ко кресту решила не подходить, тихонечко отошла и со стыдом покинула храм. Дома посоветовалась с мамой: может быть, нам съездить в монастырь, потрудиться, помолиться? И монастырю поможем, и для своей души польза будет. Мама ответила: «Давай у владыки спросим, куда он посоветует, туда и съездим». Владыку как раз перевели в Петербург, и он нас благословил поехать в Пюхтицу. Так произошло моё знакомство с Пюхтицким монастырём.

Купола Успенского собора монастыря.
Купола Успенского собора монастыря.
- Летом 1991 года, после сдачи экзаменов я поехала с мамой в Эстонию, — продолжает матушка игумения. — Мама потом вернулась в Самару на работу, а я на всё лето осталась, не хотелось уезжать. Стала проситься в монастырь. Мама, конечно, всё поняла, но попросила, чтобы я окончила университет, получила диплом. У меня же было другое настроение: ну кому в обители пригодится моя профессия — эмбриолог и генетик? Что я буду делать с этим дипломом? Однако владыка Иоанн тоже сказал, что учёбу нужно завершить. Я спросила у игумении Варвары, но и её ответ был таким же: «Заканчивать учебу!» Мне тогда показалось, что двери монастыря для меня закрыты.

— Вероятно, для вас это стало большим огорчением?

- Да, для меня настал год горького ожидания и испытания. Мне ведь очень понравилось в монастыре, хотя я сразу заметила, какой колоссальный труд несут сёстры. Трудились все. Я помогала в гостинице, с утра до ночи и с ночи до утра. Свободного времени совсем не было. Порой даже на службу не успевали: надо за гостями убрать, помыть, протереть пыль… Некоторые говорят, что всё это суета. Конечно, во всех делах человеческих от суеты никуда не денешься, но, несмотря на постоянную занятость, сёстры никогда не забывали о молитве. И труд был созидающий, во славу Божию и на благо святой обители. Как говорила матушка Варвара, труд можно приравнять к молитве, если он выполняется с чувством благодарности Богу и воспринимается как служение Господу.

— Что, наверное, непросто, особенно если труд изматывающий и тяжёлый…

- Я вспоминаю, как мы ездили на покос. Сёстры постарше ехали, чтобы косить, а мы выезжали попозже — сушить сено. Начинаешь ворошить это сено (а места здесь влажные, жара тяжело переносится), с непривычки утомляешься не столько от работы, сколько из-за жары. К тому же в поле летали огромные оводы и наводили ужас. И вот среди этой жары и пугающих насекомых звучит голос: «Сёстры, идите чай пить!». Это сестра-самоварница растопила самовар и зовёт. Все приходят уставшие, садятся пить чай, друг над другом подшучивают, но по-доброму, без всякой злости, без сарказма. Сразу легко и хорошо становилось, и даже усталость проходила. Это меня покорило, а потому уже хотелось с ними трудиться, хотелось остаться с ними навсегда. Меня покорила эта сестринская любовь, хотя, конечно, могли ненадолго и повздорить, все же люди. Но это было так непохоже на то, что происходит в миру, всё было по-другому, с иным отношением друг к другу. Я не видела раньше такой жизни… Но увы, пришлось вернуться в Самару, на учёбу. После Пюхтицы всё вдруг стало дома для меня чужим, даже моя комната. Мама, конечно, расстроилась, понимая, что я уйду.

- Матерям тяжелее всего, — говорит игумения Филарета. — Они первые возлагают на себя этот крест: ведь непросто благословить своё дитя на монашеский путь, отдать Господу и не жалеть об этом. Хотя, думаю, материнское сердце всегда будет скорбеть. Каждому родителю хочется, чтобы ребёнок был с ним, поддерживал в старости, утешал, укреплял. Родители идут на подвиг, отпуская своё чадо в монастырь и лишая себя утешения, но Господь воздаст им за это сторицей.

Дорога к хозяйственным воротам монастыря. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Дорога к хозяйственным воротам монастыря. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
В Самаре Ксения Калачёва успешно закончила последний курс университета и получила диплом, как и велели ей владыка Иоанн и игумения Варвара. Распрощавшись с родными краями, она купила билет на поезд и уехала в Эстонию, в столь полюбившуюся Пюхтицу, мечты о которой переполняли её весь прошедший год. Здесь Ксения снова окунулась в монастырскую жизнь, но уже не в качестве паломницы, а как полноправная насельница обители, несущая вместе со всеми сёстрами подвиг труда и молитвы, избранный ею на всю оставшуюся жизнь. Вначале она помогала в монастырской гостинице, трудилась на скотном дворе, потом снова были труды в гостинице и, наконец — послушание в игуменской. В рясофор Ксения была пострижена в ноябре 1993 года, а в мантию — в марте 2002 года. В ноябре 2011 года монахиня Филарета стала игуменией Пюхтицкого монастыря.

Кто поступает в монастырь

Сейчас игумения Филарета несёт нелёгкий труд по управлению обителью, в которой живёт около 120 сестёр (из них примерно 90 — монахини и инокини, а остальные — послушницы). До распада СССР монастырь, в основном, пополнялся сёстрами из России. А в наши дни, при закрытой восточной границе и визовом режиме со странами СНГ, это, вероятно, стало затруднительным. Я спросил об этом у матушки настоятельницы.

- Конечно, стало труднее в связи с закрытием границ. Людям приходится оформлять загранпаспорта, получать визы, но, как и прежде, желающие имеют возможность приехать в монастырь, а также поступить в обитель. Принятые в число сестёр со временем получают вид на жительство в Эстонии. Так что и в наши дни монастырь пополняется, в основном, сёстрами из России и стран СНГ.

- В самой России в последние годы открылось много монастырей, так что имеется большая конкуренция, — с улыбкой замечает матушка Филарета. — А прежде наш Пюхтицкий монастырь был единственной женской обителью на территории СССР, куда можно было поступить молодой девушке, не считая единичных маленьких монастырей, сохранившихся на территории Украины, Латвии, Литвы и Молдавии. Но в наше время есть и другие проблемы. К сожалению, очень немногие сейчас идут в монастырь. И в России такое положение, и в других местах. Не знаю даже, с чем это конкретно связано, но предполагаю, что причин много… Наше время очень непростое. Распалась огромная страна, низложены привычные идеалы — всё это, конечно, отразилось на новом поколении. Не представляю, какими стали бы мы, если бы росли в таких же условиях. А сколько неправды, цинизма обрушивается на молодёжь через средства массовой информации! Стираются такие понятия, как верность, постоянство, преданность… Люди становятся все более непостоянными. Если такие и приходят в монастырь, то не остаются, а переходят из одного места в другое. И это тоже проблема. Правда, у нас такой текучки меньше, — в связи с визовым режимом. Среди причин, почему в наши дни немногие идут в монастыри, можно еще упомянуть и тот факт, что сегодня мало молодежи проживает в сельской местности, и по окончании школы многие из них стараются перебраться в город. А ведь всегда в монастырях было больше всего насельников именно из крестьянского сословия, которые умели и любили работать на земле.

Слушая матушку Филарету и во многом разделяя её мнение, я всё же говорю и о положительных сторонах падения коммунистического режима. Ведь именно благодаря развалу тоталитарной советской системы Церковь наконец-то обрела свободу. Не стало препятствий для открытия новых приходов, совершения богослужений в тюрьмах и больницах, миссионерства и церковной проповеди.

- Да, свобода Церкви существует, — соглашается со мной матушка. — Но вы посмотрите, сколько всплыло сект, сколько людей вообще ушло на сторону. Не знаю, как это объяснить, но, несмотря на период церковного возрождения, не так уж и много молодежи стало ходить в храм, и малая доля из них выбирает иноческую жизнь.

В день водосвятного молебна. Коровы с бантиками. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
В день водосвятного молебна. Коровы с бантиками. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Я вспоминаю, как раньше игумения Варвара выбирала насельниц. Перед ней стояли тридцать молодых девушек, а она говорила: «Нет, девочка, у тебя не монашеский путь, нет, тебе в монастырь нельзя…» В результате из тридцати выбирала троих или четверых. Много тогда было желающих жить в монастыре. А что сейчас? К примеру, в 2011 году к нам обратилось всего четыре девушки, трое из России, а одна из Прибалтики. Двоим пришлось отказать — одна была тяжело больная, не смогла бы нести монастырские послушания, а вторая с маленькими детьми (разведённая). Я ей объяснила, что нужно вначале детей воспитать и поставить на ноги, и что в обители не спрячешься от своих обязанностей и скорбей. Конечно, многие люди, приезжающие в монастырь, видят внешнее благолепие, окунаются в благодать, но порой не совсем понимают, какой титанический труд за этим стоит.

«Действительно, труд немалый, — подумал я. — Ведь это не только ежедневные богослужения, уборка, приготовление еды и заботы по приёму паломников». У монастыря имеется крупное подсобное хозяйство: 75 гектаров земли, на которых выращивают зерновые культуры, различные овощи и фрукты (включая яблоки, из которых затем делают столь понравившийся мне конфитюр). Есть скотный двор, где обитают коровы, козы и куры. В мае, в день памяти св. Георгия Победоносца, перед тем, как выпустить скот на пастбище, на скотном дворе служат водосвятный молебен (по монастырской традиции к рогам коров в этот день привязывают цветные бантики). Также в монастыре есть пошивочная, художественная и переплётная мастерские. Словом, всё в обители направлено на то, чтобы жить за счёт труда своих рук, без излишней помощи извне.

- Слава Богу, всё в монастыре действует хорошо и отлажено, — подчёркивает матушка. — Хотя не скрою, всё-таки нужен приток новых насельниц, нужны молодые силы. Тем более, мы же единственный ставропигиальный монастырь Московского Патриархата в Евросоюзе.

В Пюхтице почти всегда немало паломников и экскурсантов. Едут сюда и эстонцы, никак не связанные с православием. Интересно, что же движет коренными жителями Эстонии, направляющими свои стопы в стены обители: сугубо культурологический интерес, желание познакомиться с одной из достопримечательностей своей страны, или всё-таки стремление узнать о той вере, которую исповедуют насельницы обители?

- Я думаю, эстонцы любят монастырь как памятник архитектуры, как одно из красивейших мест своей страны, гордятся им, любят сюда приезжать и привозить гостей; они любят монастырь, — подчёркивает матушка Филарета. — Уважают тот образ жизни, которого мы придерживаемся. Не раз мне говорили, что всё это очень высоко и прекрасно, и можно всем этим восхищаться. И звучало это очень искренно.

Монастырские службы

Водосвятный молебен на скотном дворе. Фото: С.Мудров / Православие.Ru
Водосвятный молебен на скотном дворе. Фото: С. Мудров / Православие.Ru
Жизнь в Пюхтице, как и в любом другом монастыре, немыслима без ежедневных богослужений. Главный храм, в котором совершаются службы — это Успенский собор. Именно в нём находятся икона Успения Пресвятой Богородицы, чудесно обретенная более 400 лет назад, а также чудотворный образ святителя Николая, Пюхтицкая икона Божией Матери и другие святыни монастыря.

Иногда службы совершаются и в других храмах — в церкви преп. Сергия Радонежского, что на вершине Пюхтицкой горы, Трапезном храме во имя святого Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы, в домовой церкви в честь святителя Алексия и великомученицы Варвары, а также в кладбищенской Церкви во имя святителя Николая и преподобного Арсения Великого. Богослужения совершаются по традиции на церковнославянском, но в некоторых случаях, при соборных богослужениях, отдельные ектении и возгласы могут произноситься по-эстонски. Сейчас в монастыре служат три штатных священника: протоиерей Димитрий Ходов, игумен Самуил (Караск), иерей Вячеслав Карягин.

- Протоиерей Димитрий является старшим священником нашего монастыря, он служит у нас более тридцати лет, — рассказывает игумения Филарета. — Второй наш священник, отец Самуил — эстонец, принявший православие. Есть ещё отец Вячеслав, клирик Эстонской епархии, но он имеет светскую работу (трудится инженером-автодорожником), поэтому имеет возможность служить в монастыре только в субботу и воскресенье.

Что ж, через духовников и Таинство исповеди Господь исцеляет души насельниц монастыря, а также души тех, кто едет в обитель за духовным окормлением. И хотя местечко Куремяэ для граждан СНГ находится за завесой визового режима, люди находят возможность приезжать на «Журавлиную гору» (как правило, работники консульских служб доброжелательно относятся к паломникам). Кроме того, у Эстонии нет границ со странами Евросоюза (входящими в Шенген), а ведь в ЕС живёт несколько миллионов православных русских, а также православные других национальностей. И для всех открыты двери Пюхтицкой обители, где под Покровом Богородицы и по ходатайству св. праведного Иоанна Кронштадского совершается великая молитва за весь мир и, конечно, за эстонскую землю, на которой, волею Божией, выпало оказаться этому удивительному и прекрасному монастырю.

С игуменией Филаретой (Калачевевой)

беседовал Сергей Мудров

http://www.pravoslavie.ru/put/62 127.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru