Русская линия
Вечерняя Москва11.06.2013 

Интеллигенция и Церковь отвечают на вызовы XXI века
В пресс-центре «ВМ» прошел круглый стол «Интеллигенция и вера».

Его участниками стали Митрополит Калужский и Боровский Климент, журналист и телеведущий Максим Шевченко, общественный деятель Сергей Кургинян, иеромонах Макарий Комогоров, главный редактор газеты «Крестовский мост» Валерий Коновалов, историк Вячеслав Леонтьев, психолог Анетта Орлова, писатель Виктор Николаев и главный редактор портала RELIGARE Александр Щипков.

Открывая работу круглого стола, главный редактор «ВМ» Александр Куприянов приветствовал собравшихся и рассказал о том, что в нашей редакции мы создаем открытую площадку для диалога между интеллигенцией и церковью. Мы будем давать слово верующим разных конфессий и представителям светской культуры, богословам, писателям и публицистам.

На первом круглом столе мы предложили нашим гостям поделиться своим видением следующих вопросов:

* Какова роль церкви в жизни современного общества?

* Церковь и вызовы XXI века — глобализм, идеология потребления, массовая культура, размывание моральных ориентиров.

* Современная молодежь и традиционная культура.

* Культура и евангельские заповеди.

* Вера: в душе или в храме?

«ВМ» порадовало, что разговор получился очень содержательным.

Предлагаем вам самые интересные моменты выступлений наших гостей. А полную версию круглого стола можно посмотреть на сайте «Вечерней Москвы».

Митрополит Климент: «Возлюбить ближнего своего»

- Христос Воскресе! Я обращаюсь к вам с традиционным пасхальным приветствием в эти дни — мы продолжаем праздновать Пасху. Я хотел бы поблагодарить Александра Ивановича Куприянова и всю редакцию за эту встречу. «Интеллигенция и вера» — очень важная и болезненная тема. Она мало понята и изучена. Путь интеллигенции был непростой. Она зародилась еще в допетровское время. А со времен Петра I стала активно развиваться. Интеллигенты XIX века хотели соединить народ и власть, народ и высшее сословие, чтобы не было разрыва. Они заботились о просвещении. Интеллигенция — это чисто русское явление. Ее нет в других странах, у других народов. Там людей, которые получили образование, имеют знания, называют интеллектуалами. Интеллигент это больше — состояние души. Посмотрев определения в разных словарях, мы видим, что интеллигент не определяется одним термином. Каждый человек понимает это немного по-своему. Если мы сравним интеллигенцию XIX века, советской эпохи или постсоветского периода, то увидим, что у каждого времени свой тип служения Отечеству. Это служение никогда не носило меркантильный характер. В наши дни, в постсоветское время в России очень много людей приняли крещение. При этом говорят, что интеллигенция не вошла в церковь. Да, действительно, может быть не все воцерковились. Почему? Потому что нелегко перестроиться из атеистической идеологии, в которой многие были воспитаны.

Если человек принял крещение, еще не значит, что он моментально стал православным. Это длительный процесс. И все же, много людей стало жить по нормам, которые предлагает церковь.

Крещение — это вхождение человека в церковь, оно подразумевает внутреннее перерождение. Благодать Святого Духа очищает человека от грехов, делает его душу чистой. Скоро будет праздник Пятидесятницы, когда мы будем вспоминать как Дух Святой снизошел на апостолов. В крещении Дух Святой нисходит на каждого крещаемого. Крещение человека — это его личная Пятидесятница, его личное обновление. И эту благодать человек должен не только хранить, но и развивать в себе.

Что отличает интеллигента? Он — спокойный, рассудительный, выдержанный человек. От него никогда не услышишь хамского слова. Все добрые положительные качества можно увидеть в интеллигенте. А это и есть исполнение заповеди Господней — возлюби ближнего своего. Заповедь любви охватывает очень многое. Любящий человек никогда не скажет публично грубого слова кому-то. Если он сделает замечание, то на ушко его шепнет. Не будет высмеивать человека.

Церковь нуждается в интеллигенции, чтобы она активнее участвовала в просвещении людей. Человек был сотворен чистым, сотворен для святой жизни. А грех вошел через нарушение заповеди. Сейчас у нас свобода наоборот, не для добра, а для греха. Иногда говорят — почему общество не меняется? Почему много греха в нашей жизни? Общество не поменяется, если мы сами не поменяемся. И здесь интеллигенция должна быть лидером. Она первой должна показать правильный образ жизни, правильное поведение. В борьбе с грехом, в борьбе за просвещение и сохранение культурного и духовного наследия церковь должна работать вместе с интеллигенцией.

Максим Шевченко, журналист: «Действовать — исходя из поисков истины и правды»

- Пастырское наставление прозвучало ясно, внятно и четко. «Интеллигенция и вера» — это тема, которую каждый из нас по-своему продумал. То, о чем сказал Владыка Климент, перекликается со знаменитой работой Иоанна Шаховского о Льве Толстом. В ней Владыка Иоанн на примере Толстого разбирал самосознание русской интеллигенции. Он с любовью и уважением относился к великому русскому писателю, к сожалению, отлученному от церкви за его религиозные взгляды. Можно вспомнить сборники «Вехи», и все что писалось на эту тему за границей в советские годы. В СССР жесткие рамки диалектического материализма и партийности в литературе и философии не позволяли людям свободно мыслить. И в то же время в нашей стране были такие фигуры, как Игорь Шафаревич, 90-летие которого недавно отметил всякий интеллигентный человек в России.

«Интеллигенция и вера» — для любого из нас — важнейшая тема. На мой взгляд, истоки этого рассуждения заданы Александром Герценом в произведении «Былое и думы». Там он с беспощадной откровенностью вскрывает генезис своей личности. В том числе свои отношения с религией и церковью. Он пишет о влиянии Гегеля. Он рассказывает, как формировались в Москве кружки западников и славянофилов. Глубокий анализ отношения русской интеллигенции к вере и религии сделал протоиерей Зеньковский в своем труде «История русской философии». Я далек от того, чтобы считать русскую интеллигенцию заблудившимися в темном лесу детьми. Цена, которую русская философская и политическая мысль заплатила за свои поиски — очень высока. Я верю, что даже заблуждающегося сына Господь принимает, если человек действует исходя из поисков истины и правды. Для меня русская философская мысль это Ильин, Шестов, Лосский, Бахтин, Лосев — каждое имя вызывает трепет. Сейчас Институт философии работает над изданием 58 томов «Истории русской философии». Уже выпущено более 30 томов. Этот проект охватывает все выдающиеся имена и показывает, что русская мысль имеет огромный опыт интеллектуальной рефлексии. И его надо изучать.

Вся история русской мысли показывает, насколько мучительными были отношения интеллигенции и церкви. Можно вспомнить Чернышевского, Плеханова, Ленина, Савинкова — все это были классические интеллигенты. Или вспомним, диалог террориста Каляева с великой княгиней Елизаветой. Когда она к нему пришла, он назвал себя верующим человеком. Он выступал против царя, потому что считал, что царь враг веры. И это трагическая история. Ее нельзя просто сводить к заблуждению «неразумных детей», которые прочитали неправильные книги. Мол, зря прочитали Канта с Гегелем, а не прочитали митрополита Филарета. Поэтому ошиблись.

Сергей Кургинян, политолог: «Мы — альтернативный запад»

- В сегодняшнем обществе отрицать роль церкви и веры могут только люди неглубоко образованные. Главный прорыв, который изменил соотношение между наукой и религией произошел с обнаружением историчности материи. До этого момента Дарвин и Маркс примерно описали, что такое развитие в живом мире до человека и в человеческом обществе. Все время казалось, что атомы, электроны — стабильны. Есть некий физический мир, и он существует как существует. Не мы в Советском Союзе, не западный мир в целом не осознал до конца, что обнаружение историчности материи — это революция гораздо большая, чем Теория относительности Эйнштейна или квантовая механика. Как-то устало к этому моменту человечество от открытий. Их было так много. И они были такие ошеломительные, что на это открытие не хватило внутренних сил — чтобы его осознать. Между тем по-своему к этому подошел Ватикан и православная церковь. Я вспоминаю здесь работы о. Василия Родзянко, связанные с Теорией первого взрыва. Нельзя сказать, что религиозная мысль не откликнулись на это. Но встал вопрос — если электрон также неисчерпаем как атом, да еще и историчен как человек — то, что же движет всем? Что есть история в целом? Если отходить от науки и перемещаться на территорию искусства, то для меня наибольшее значение играют слова Фета:

Не жизни жаль с томительным дыханьем

Что жизнь и смерть? А жаль того огня,

что просиял над целым мирозданьем

И в ночь глядит, и плачет, уходя.

Это огонь, который особым способом правит историческое движение. Когда вдруг оказывается, что эпохи меркантилизма, частной жизни, мелких житейских радостей, сменяются на эпохи гигантского когерентного общего порыва. Нет огня, нет и истории. А если нет истории, что происходит с мировыми религиями?

Мы с любопытством прочитали 20 лет назад статью Фукуямы «Конец истории». Он обязан ей своему учителю Кожеву, который был неогегельянцем — он развивал идеи Гегеля в духе постмодернизма. Согласятся ли христиане, мусульмане, иудеи на то, что конец истории наступил, а Мессии нет, и дальнейший мир будет безисторическим.

Здесь возникает вопрос — что есть история? Если история — огонь новых идеалов, которые зажигаются в больших человеческих сообществах, то где она — история — сегодня. Я плохо знаю Латинскую Америку. Истории нет в этом смысле ни на западе, ни в Китае, ни в Индии. Не русские ли опять должны стать историей?

Народом русские стали вместе с православием. Я не являюсь человеком классически религиозным. Есть такое понятие у Ясперса — философская вера. Всегда потрясаешься, насколько православие в России — русское. И какая эта сила — русскость. Как она меняет ислам, буддизм и как мощно она работает в православии. Выбрав Православие, русские сделали двойной выбор. Они ввели себя в запад как в христианский мир. И они вывели себя из запада, объявив, что они альтернативный западный мир. С этого момента русские стали раз и навсегда альтернативным западом. Когда римляне мстили грекам и разрушали греческие города, они писали: «Месть за Трою». Видимо, между греческим западом и западом римским есть различия, уходящие в глубокие недра истории. Так не есть ли в русской идентичности фундаментальная западная альтернативность? И тогда нет ли оснований говорить о русской миссии в XXI веке? Поскольку классический запад исчерпал ресурсы развития. Он гениально сумел обеспечить развитие, не меняя человека. Используя человека как данность. Но теперь эта модель становится тупиком — антропологический разрыв между стремительным технологическим ростом и человеком как константой создает некие ножницы, которые сами по себе угрожают человечеству.

Не рано ли мы списываем со счетов фантастическое накопление русскими альтернативности развития. Можно сказать, что это плохо, что мы управлялись не законом. Традиция была поломана Петром, а закон так и не стал главным регулятором. Но ведь веками, еще до большевиков, механизмом управления и регулятором жизни была культура. Это наше культурно-генетическое ноу-хау. И еще одно ноу-хау — это целостность. Я это осознал, когда много раз беседовал с учеными на западе. Они смотрят с ужасом и восторгом — как это русские могут все связать — экономику, культуру, философию, естественные науки, религию. И это правда. Русская душа всегда искала целостности и софийности. А не есть ли целостность — главная проблема XXI века. И только невежда может говорить, что вера позади. Впереди глубочайший диалог веры и новой науки. И внутри этого диалога есть огромное пространство для русского будущего. Это русское будущее связано не только с верой, но и с нащупыванием заново своей идентичности. Скажу в конце, что тезис о вхождении России в мировую цивилизацию глубоко порочен. Ибо Россия всегда была в ней. Ей никуда не надо входить. Мы — альтернативный запад.

Вячеслав Леонтьев, историк: «Главное — духовное преображение»

- На мой взгляд, Россия не шла альтернативным западу путем. Чтобы понять это, нужно вспомнить Григория Паламу, который говорил о различии между духом и разумом. Россия шла по пути приоритета духа. Запад пошел по пути приоритета разума. Итоги этого мы увидели. На западе великолепные технологии, рациональное устройство жизни, но жить тошно. Я 12 лет жил на западе и могу подтвердить — там люди говорят: «Жить хорошо, но жить незачем». Смысл и ценности, важные для человеческой души, это — духовное преображение, интуитивное стремление к вечности. Я по первому образованию врач. И я пришел к вере благодаря материалистической медицине. Я видел на практике много вещей, которые никак невозможно было с точки зрения материальных концепций объяснить. Реальность духовного мира знает каждый врач. Россия пошла по православному пути. По этому же пути пошла Греция и Сербия. И здесь нельзя говорить о «чисто русском пути». Очень хорошо философ Константин Леонтьев разделил патриотизм и национальные особенности. Они не в почве, не в крови, а в духовно-культурном выборе. Интеллигент для меня — это человек, который всегда выбирает духовный приоритет. Интеллигент, если сказать образно — это птица летающая. В отличие от образованца, который есть существо ползающее. Человек с пятью образованиями может быть совершенно неинтеллигентным. Интеллигент сочетает ум с духом, совестью и сердцем. Без сердца и совести со всеми своими знаниями можно остаться обыкновенным образованцем, просто интеллектуальным работником. А во имя чего должен жить человек, это все определяет церковь. Он ставит для человека максимально высокие цели и ценности. Интеллектуал должен превратиться интеллигента, который живет, ориентируясь на духовное преображение.

Александр Щипков, главный редактор портала RELIGARЕ.ru: «Интеллигенция исчезла. И это хорошо»

- Место Православия в России необъятно. И роль его особенная. Мы как народ на протяжении последних трехсот лет несколько раз меняли свою идентичность. И несколько раз это было сделано насильственно — политическими методами. Мы были носителями византийской традиции. Пришел Петр I и поломал ее. И стал нам прививать имперскую европейскую традицию. Мы вошли в нее с большим трудом и пробыли там почти весь романовский период нашей истории. Потом пришли большевики и сломали имперскую европейскую идентичность. И стали строить советскую. Только мы вошли в советскую идентичность, пришел Ельцин, сломал ее и объявил директивный либерализм. И так далее — эта частота смены идентичности все ускоряется. На мой взгляд, народ сохранил свою целостность и не развалился только благодаря религиозной компоненте — православию, которое выполняет цементирующую функцию на протяжении всей нашей истории. Сегодня Церковь сохраняет не только религиозную, но и историческую традицию, хотя последнее обязано делать (но не делает) государство. А где интеллигенция? А интеллигенция — как всегда прослойкой между народом и властью. Она поучает народ и поучает власть, и все время мечтает «порулить». В 1917 году интеллигенция взяла власть. И это кончилось резней и гонениями на христианство. Или посмотрим на роль интеллигенции в наши дни. Сегодня интеллигенция опять против Церкви. Вспомните, какая была массированная атака на РПЦ в 2012 году.

Нашей интеллигенции свойственна элитарность, которая чужда Церкви. В Церкви, когда человек переступает ее порог — вся элитарность уходит. И не важно — ты бомж или олигарх — перед Чашей все равны. Наша же интеллигенция пытается сохранить элитарность и в храме. Из-за этого возникают конфликтные ситуации. На мой взгляд, отношения Церкви и интеллигенции сегодня чрезвычайно сложные. Христианство есть не только в России, но в разных странах, а интеллигенция есть только у нас. Но сегодня проблема близка к разрешению. Интеллигенция как таковая практически уже умерла. Она перестала выполнять свои функции, которые выполняла при советской власти или в дореволюционной России. В 1991 году она расслоилась на маленькую часть, которая стала работать на власть. А большая часть стала называться «бюджетниками». Их выбросили за борт. Они стали никому не нужны. Они обнищали, кто-то спился, кто-то стал челноком, а макушка интеллигенции сохранилась при власти. И этот раскол на маленькую часть и большую — свидетельство того, что интеллигенция исчезла. Она предала саму себя — свои идеалы, свои разговоры о свободе. Потому что свобода для меньшинства — это не свобода, а привилегия. Интеллигенция исчезла и это хорошо. Будет крепнуть в России в европейском смысле новый интеллектуальный слой. И Церкви будет лучше.

Анетта Орлова: «Религия помогает нам уменьшить свое эго»

- Я психолог и постоянно работаю с людьми. По своему опыту я знаю, что счастье каждого человека и его семьи находится в постоянной взаимосвязи с внешней средой. Огромное количество стресс-факторов способствуют тому, что семьи разрушаются. Количество разводов увеличивается, количество детей уменьшается. Я согласна, что религиозное начало — основа русского менталитета. В нем нравственный идеал занимал очень большое пространство. В наш нравственный идеал входят вера, преданность, честность, любовь к близким и своей родине. Я сложно отношусь к понятию интеллигенция. Мне мои родители всегда рассказывали, что я из интеллигентной семьи. И это для меня большая ценность. С другой стороны я вижу, что в нашей интеллигенции очень много демонстративности. В ней акцент сделан на бунтарское начало. В нашей интеллигенции много «я».

Для меня интеллигентность — это опора на духовные начала и умение уменьшить свое я, и дать возможность другим людям — состояться. Интеллигенция часто берет на себя роль спасителя. Она вершит судьбы. Но какой у нее мотив? Очень часто мотивом бывает банальное раздутие себя до невероятных размеров. И мне кажется, что церковь, религия, вера помогают человеку уменьшить эго и принять другого таким — какой он есть.

Иеромонах Макарий (Комогоров): «Молодежь жаждет служения»

- Меня волнует тема современной молодежи. Пройдет немного времени, и она должна будет возглавить образованный и просвещенный слой нашего общества. Эти люди должны вести за собой, формировать национальную идею. Опыт Пафнутьево-Боровского монастыря, который я представляю, может быть интересен именно в этом ключе. У нас ведется активная работа с молодежью. Сейчас молодые люди буквально живут в интернете, убегают в виртуальный мир от своих проблем, которые настолько же современны, как и вечны. Это поиск себя, поиск фундамента в жизни. К сожалению, имеет место разрыв традиции, смена идентичности, которая, к сожалению, происходит в нашем Отечестве каждые 20−30 лет. Мое поколение родилось в советский период, а росло в 90-е годы и сейчас имеет все возможности для реализации своих талантов. Но есть и проблемы. Одна из них — как нам помочь молодежи вернуться из интернет-пространства к реальной жизни, реальному общению. Многие молодые люди уже просто не могут общаться в реальности. У них пропадает этот навык, они буквально выпадают из социума. Церковь — консервативная структура, но при этом она осмысливает происходящее и старается быстро отвечать на вызовы времени. Многие священники сейчас совершают свое пастырское служение в том числе и в интернет-пространстве. Их цель — помогать молодым людям вернуться в реальность, вернуться к реальным делам. И важнейшая ценность, через которую это можно сделать — служение. Молодежь жаждет служения. Но общество, основанное на меркантильных интересах, где все продается и все покупается, где всему есть цена, не оставляет возможности для этого. Сейчас произошло некое насыщение в материальных запросах. Индексы общественного довольства превысили 55%. Во многих семьях имеется даже не по одному автомобилю. В этот момент крайне остро у молодежи проявляется потребность жить не только для себя. Интеллигенция старшего поколения должна поделиться своим опытом. Ведь в советские времена молодые люди готовы были отправляться на стройки, в экспедиции на край земли, чтобы строить промышленность, развивать свое Отечество. Молодежи важно дать правильную и добрую почву. Интеллигенция не будет вызывать споров в свой адрес, когда будет являть пример созидательного служения, а не разрушения.

Валерий Коновалов, главный редактор газеты «Крестовский мост»:

- Я хотел бы добавить к историческому контексту, который обрисовал Максим Шевченко, еще и Петербургские религиозно-философские собрания начала ХХ века. Ведь это очень близко к тому формату, который сейчас затевает «Вечерняя Москва». Тогда тоже искали площадку для диалога Церкви и интеллигенции. С одной стороны там участвовали, например, Дмитрий Мережковский, Василий Розанов, Зинаида Гиппиус, с другой — иерархи Русской Церкви, среди которых был и епископ Сергий (Страгородский), будущий патриарх.

Так вот, когда читаешь те стенограммы, видишь: насколько все близко нам. Те же «горячие точки» разногласий: отношение к Западу, к власти, к земному и небесному. Да и многие претензии, которые предъявляли Церкви, очень похожи на сегодняшние. Хотя кое-что, конечно, было свойственно только тому времени: Церковь упрекали, например, и за то, что она не высказывает своего отношения к дуэлям в армии.

Но, пожалуй, общая проблема тогда и сейчас — недостаточность терминологии. Чтобы обсуждать, отдаляется интеллигенция от Церкви или сближается с ней, надо понимать, о какой интеллигенции речь. Слишком много разных людей и групп пытаются объединить этим термином. В каждом номере газеты «Крестовский мост», которую я редактирую, о своем пути к вере рассказывают известные люди, чаще всего — представители творческой интеллигенции. Это и Никита Михалков, и Александр Кабаков, и Алексей Рыбников, и многие другие. У них нет никакого конфликта с Церковью. Но есть и другие группы интеллигенции, у которой свои отношения с Церковью. Для некоторых все определяется логикой их борьбы с государством. Когда Церковь была гонима, она воспринималась как естественный союзник, а сейчас — наоборот. Есть и еще более глубокие разделения. На днях по телевизору в гостях у журналиста Владимира Познера был актер Евгений Миронов. И того и другого многие могут назвать интеллигентами. В один момент беседы Познер спрашивает: «Как вы считаете — допустимо ли артисту, художественному руководителю театра просить у государства что-то». Миронов отвечает в том смысле, что если это в общих интересах, почему бы и нет. И тут Познер восклицает: «А как же Воланд, который говорил: никогда ни о чем не просите, тем более у тех, кто сильнее вас?» Миронов пожимает плечами: «Так это же Воланд». И тут становится очевидно, как далеки друг от друга эти люди в очень важных вещах. Дело вовсе не в том, что и у кого можно просить, а в том, где источники мировоззрения человека.

Конечно же, Познер понимает, кто такой Воланд, но его установки, тем не менее, считает для себя авторитетными. А у Миронова, судя по всему, ориентиры прямо противоположные. Источник для него Тот, Кто говорил: «Просите, и дастся вам».

Виктор Николаев, писатель: «Есть настоящие герои»

- Я благодарен вам за это приглашение. Наша молодежь должна воспитываться на таких круглых столах, и тогда будет формироваться настоящая интеллигенция. У меня бывает много поездок по стране и встреч с молодежью. Могу сказать — у нашего поколения, которое воспитывалось во времена Советского Союза, было другое понятие о вежливости, о деликатности, об уважении к старшим. Я думаю, что понятие интеллигент стало сегодня довольно виртуальным. Один великий человек сказал, что культура начинается с запретов, в том числе — с запретов на хамство и на цинизм. А кто сегодня называет себя творческой интеллигенцией? Какие ценности несут эти люди? Например, те, кто делает кино и в эти дни идет в Сочи по красной дорожке.

Однажды у меня была встреча с бывшим вором в законе. Он был фронтовиком, воевал в штрафбате. Мы привезли ему фильм «Сволочи» и музыкальную «группировку» «Звери». Старик посмотрел одно, другое. И сказал: «Когда будешь встречаться с молодыми людьми, ты им передай, что они не звери, а щенки. Настоящие звери и сволочи те, кто это кино и музыку придумал, профинансировал и выпустил в мир. А еще передай, что на каждого зверя есть капкан. Или свои загрызут». Когда наша интеллигенция создает подобные творения, она не понимает, что тысячи молодых людей приходит в состояние аффекта и бешенства на дискотеках. Однажды я был в Белгородской области, в колонии, где сидят девочки. Я взял наугад 4 личных дела и прочитал. Оказалось, что эти девчонки посмотрели фильмы «Бригада» и «Бумер», а потом полностью скопировали действие их героев. И повторили все, что показано в этих картинах. Совершили преступление и понесли наказание на срок от 4 до 9 лет. А ведь все это планировали так называемые интеллигенты. Надо всегда думать, что ты пишешь и что ты снимаешь. Наши настоящие герои это Евгений Родионов, это парни из 6 -й роты Псковской десантной дивизии, которая полегла почти вся, но она не пропустила банд-группу из чеченских боевиков. И они все стали героями России. На этих примерах должна воспитываться наша молодежь.

http://www.vmdaily.ru/news/2013/06/09/intelligentsiya-i-tserkov-kak-postroit-dialog-199 966.html

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru