Русская линия
New left Review Сюзан Уоткинс11.11.2004 

Вишисты на Тигрисе
N28, июль/август 2004 года, США
(«Vichy on the Tigris» by Susan Watkins)
Перевод Александра Вдовенко.

Мы и Правительство Его Величества находимся в одной лодке и должны потонуть или плыть вместе. Если вы желаете, чтобы моя и ваша политика была успешной, то будет безрассудством очернить меня навсегда в глазах общественности и сделать из меня явную марионетку.

Король Фейсал I в письме к Высокому Комиссару Британии, Месопотамия, 17 агуста 1921 года.1

Редко передача власти была такой скрытной. Церемония, состоявшаяся на два дня раньше, чем было запланировано, в сильно укреплённой Зелёной Зоне Багдада, продолжалась всего десять минут, и присутствовали (при этом всего) тридцать чиновников США и Ирака. По ту сторону цементных заграждений, действительность войны оставалась прежней: оккупационные силы в 160 тысяч человек, ведомых США, дополнительная армия наёмных охранников и нервные отряды местной полиции. Перед своим уходом, Коалиционное Временное Правительство (КВП) учредило параллельную структуру управления, состоящую их комиссаров и генеральных-инспекторов (всё ещё именующих себя «чиновниками коалиции» через неделю после предполагаемого роспуска этой структуры), которые, не взирая на выборы, будут на протяжении пяти лет контролировать главные министерства Ирака.2 Самое большое посольство США в мире будет доминировать в Багдаде, а региональные «центры» запланированы в Мосуле, Киркуке, Хилле и Басре. Большая часть из выделенных к этому времени 3.2 миллиардов долларов пойдёт на сооружение иностранных военных баз.3 В ООН решили, что доходы страны от продажи нефти будут положены в Фонд Развития Ирака, который контролирует США, и опять-же на предстоящие пять леть. Только что установленное правительство Аллави не будет иметь полномочий по перереаспределению контрактов, подписанных КВП, преимущественно с иностранными компаниями, которые не будут подчиняться законам Ирака. Две трети министров кабинета являются гражданами США или Великобритании.

Лиад Аллави, которого западные средства массовой информации превозносят как прямолинейного, самостоятельного лидера, в котором нуждается страна, соответствует отведенной ему роли в качестве премьер-министра. Не является большим секретом то, что он, как и его прототип Карзай в Афганистане, был на протяжении многих лет платным агентом ЦРУ; уже давно прошли времена, когда это было чем-то таким, что нужно скрывать. Карьера Аллави до сих пор свидетельствует о том, что он более чем пригоден для его теперешней роли. Иракцы припоминают его, укрепляющего позиции партии БААС в студенческой среде Лондона в 1970-е годы, и что за эти заслуги ему был выдан фиктивный диплом врача. По словам одного из его прошлых коллег по ИНА (Иракский Национальный Аккорд), он одновремённо имел связи и с М16, и руководил карательным отрядом Мухабарат на службе у фракции Саддама, преследуя диссидентов партии БААС в Европе до тех пор, пока он сам не стал одним из них в 1978 году.4 После нескольких лет в подполье он появился в Аммане и вместе с Салихом Омаром Али аль-Тикрити, бывшим ответственным за публичные повешания в Багдаде, стал со-основателем Иракского Национального Аккорда. ИНА, специализировался на вербовке перебежчиков из армии и разведки; взрывы бомб, приписываемые ему в середине 90-х годов (одна — в переполненном театре, а другая привела к гибели школьников в автобусе), были, по некоторым сведениям, «квалификационным зачётом», установленным ЦРУ. Когда (Центральное Разведовательное) Управление получило соотетствующие заверения относительно достоинств ИНА, то оно предоставило средства для неудачной попытки переворота, проведенной Аллави в 1996 году, которая была раскрыта Саддамом и привела более чем к сотне казней. Аллави был впоследствии ответственным за предоставление информации, которая привела к заявлению Блэра о (существовании) системы доставки ОМП с 45-минутной готовностью, и которая указала на предполагаемый бункер Саддама, ставший мишенью бомбардировок в начале Войны в Ираке 2003 года.5

Когда была установлена оккупация, то Аллави был определён в Управляющий Совет ответственным за безопасность. Его кампания за пост премьер-министра (его лоббистская фирма потратила больше 370 000 долларов) естественно проводилась из Вашингтона, а не Багдада. 6 Заняв этот пост, он привёл своих хозяев в смущение тем, что попытался объявить военное положение до своей инагурации. Его коллега, Гази аль-Йавар, новый президент Ирака, продемонстрировал схожую независимость, уклоняясь от предложения Буша взорвать (тюрьму) Абу Грэйб: жалко разрушать тюрьму, когда американцы потратили на неё столько денег (Йавар, бывший неизвестным управляющим телекоммуникациями в Саудовской Аравии, когда США установили с ним контакт незадолго до вторжения, как только он был определён в Управляющий Совет, то стал одевать халаты племени Шаммар; может быть он перенял эту у Карзая из Афганистана). Схожим образом, первой акцией временного министра в сфере прав человека Бахтияра Амина, стало обьявление закона о чрезвычайном положении. Его предшественник по министерскому портфелю в сфере прав человека, тоже курд, из-за отвращения к (изображённым) на фотографиях пыток в Абу Грэйб, подал в отставку; Амин подобных угрызений совести не выказал.

Характер сопротивления

То, что Вашингтону потребовалось больше года для того, чтобы установить такой ненадёжный фронт — Карзай был парашютирован на своё место в Кабуле в считанные дни — является свидетельством силы сопротивления. В июне 1940 года, французская армия, так же как и её современный иракский эквивалент, рассыпалась без серьёзного сопротивления немецкому блицкригу. В течение месяца, депутаты Национального собрания Франции собрались в Виши и проголосовали, 569 голосов против 80, в пользу коллаборационистского режима под руководством маршала Пэтана (Petain).7 Правительство вишистов было по-быстрому признано США и другими державами, а большинство французских граждан не-евреев занялись своими делами в состоянии оккупации. Прошло два года прежде, чем маки оказали серъёзное сопротивление. В других частях Европы реакция была похожая. Немцы были эффективными в организации внутренней поддержки: Квислинг (Quisling) в Норвегии, хорватские полки Усташи и подготовленные СС боснийские и косоварские полки в Югославии, Железный крест в Румынии, Крест со стрелами в Венгрии. В их классической форме, движения сопротивления двадцатого столетия собирались медленно. Те, которые появились, почти всегда имели поддержку государств извне. Если снабжение союзников было критическим для антинацистского подполья в континентальной Европе, то общие характеристики были по большей части такие же и в Азии, и в Африке. Китайское оружие было условием победы вьетнамцев, так же как египетская и тунисская поддержка была для FLN в Алжире. Обычно, подобная иностранная помощь функционировала в тесной связи с уже существующим политическим руководством и партийной сетью, имеющей потенциал для гегемонии на национальном уровне, так как это было в случае локальных коммунистических движений во Франции, Италии и Индокитае.

Сопротивление, зародившееся за последний год против американской оккупации Ирака, не подпадает ни под одну из этих категорий. Оно началось рано, первые вооружённые атаки произошли в мае 2003 года, через несколько недель после падения Багдада. За лето оно усилилось, в то время как демонстрации и уличные протесты регуларно подвергались обстрелу («Подмастерья больше нет, пришёл мастер,» — так скандировал миллионный марш на Карбалу той весной). Начальные нападения невпопад на оккупационные силы — придорожные взрывные устройства, реактивные снаряды, любительская артиллерийская стрельба по укреплённому району Коалиционного Временного Праивтельства — к августу 2003 года развились в нападения на стратегические военные и дипломатические объекты: Посольство Иордании, комплекс зданий ООН. К ноябрю, повстанцы сбивали вертолёты, и силы США понесли более тяжёлые потери. Жестокие наказания вели к более сильно раскручивающейся спирали (сопротивления). Как и любая другая военная оккупация, англо-американский режим зижделся на санкционированных убийствах и пытках; сопротивление ему тоже было диким.8 Рейды смертников, начинённые взрывчаткой машины и бомбы сеяли в больших городах панику. Между октябрём и декабрём 2003 года, нападения на силы США удвоились от около пятнадцати до более тридцати (в день); к июню 2004 года их количество выросло до около сорока пяти в день. Всё более изощрённые нападения на трубопроводы и насосные станции (по оценкам, более 2000 за прошедший год) останавливали экспорт нефти каждый раз на недели. И всё-же одновременные восстания, которые вспыхнули на шиитском юге и суннитском центре в апреле 2004 года, и объединённое шиитско-суннитское шествие на Фаллуджу больше всего вызвали тревогу западных и арабских правительств, знаменуя собой национальное руководство сопротивлением, то, чего любой ценой пытались избежать. Тем временем, опросы, проведенные Коалиционным Временным Правительством, обнаружили солидную базу народной поддержки боевиков: около 92 процентов иракцев рассматривали войска США как оккупантов; только 2 процента считали их освободительной силой.

Не получило иракское сопротивление поддержки и от какого-нибудь иностранного государства. Внешне, на него обращён фронт беспрецедентной официальной враждебности — глобальное единодушие, невообразимое в любой предыдущий период времени. Резолюция Совета Безопасности ООН N1546, принятая 8 июня 2004 года, подразумевает безоговорочную поддержку назначенного Коалиционным Временным Правительством режима, осуществляя полную легитимизацию «международным сообществом» (проводимой им) мобилизации давних агентов ЦРУ и попрошаек.8 Указывая, что страна — у которой нет армии и которая совершенно ясно не обладает ОМП — «продолжает представлять собой угрозу международному миру и безопасности,» она даёт полномочия ведомым США оккупационным силам принимать «все необходимые меры», т. е. любые меры, которые американские командиры сочтут нужными. Всем членам ООН, конечно же, строго запрещено поставлять оружие или (другие) материалы народу Ирака. Франция и Германия выдвинули смехотворное требование, чтобы суверенный контроль над армией оккупантов быле передан (вновь) созданному иракскому (правительственному) фасаду, на что Аллави и Йавар им ответили, что Париж и Бонн «не должны быть в большей мере иракскими, чем (сами) иракцы», которые желают только, чтобы командование США «регулярно их информировало».

На самом Ближнем Востоке, арабские государства играли привычную для них роль. Правительства, которые пошли на помощь Вашингтону во время первой Войны в Заливе — Каир, Дамаск, Рияд, Тунис, Алжир, Рабат — остались с ним и на время второй, а Амман быстро пустился за ними вдогонку. Алжир проголосовал за резолюцию N1546, Сирия — за предыдущую ей резолюцию N1511 в октябре 2003 года. Мубарак предложил услуги египетской службы безопасности в подготовке новой иракской жандармерии и в одновременной поддержке razzias Израиля в секторе Газа. Король Абдалла предоставляет в Иордании место для парадов и приготовил свои войска для оказания помощи. Больший исламский мир выказал себя в равной мере надёжным. В июне, пятьдесят семь государств Организации Исламской Конференции встретились в Стамбуле для того, чтобы пообещать свою поддержку туземному фасаду оккупации, Карзай, логично, был впереди всех. Ердоган, хозяин встречи, не только предложил турецкие войска для Ирака, но и поспешил принять участие в инициативе Вашингтона по Большому Ближнему Востоку, от которой даже Мубарак отказался. Иран, когда американцы окружили священные города в сердце шиитской территории, помог успокоить клерикалов на Юге. В Пакистане, Мушарраф бомбит своих подданых по указкам США.

В политическом плане, иракское сопротивление было разнородным и раздроблённым, оно не имело установленной партийной сети, которая была критической для большинства предыдущих антиоккупационных движений. Оно включает в себя нассеритов, бывших баасистов, нерелигиозных либералов и социальных демократов, разношерстных сетей, сгруппированных вокруг мечетей, и отщепенцев коллаборационистских коммунистической и Дава (Dawa) партий Ирака. Американские обозреватели комментровали социальный охват оппозиции, которая питается почти что из каждого класса и городского, и сельского: «Их ряды включают в себя студентов, интеллектуалов, бывших солдат, молодёжь из племён, фермеров и исламистов."10 Идеологически, национализм и исламизм («ради Бога и Ирака») имеют большую привлекательность, но элементы антиимпериализма третьего мира и панарабизма присутствуют тоже. Нам придётся подождать, чтобы увидеть смогут ли эти группы учредить какое-нибудь подобие Национального Освободительного Фронта для того, чтобы объединить религиозные и нерелигиозные группы вокруг центральной необходимости выдворения иностранных войск.

Субъективные ресурсы

Иракские маки, хоть они и изолированы внешне и несинхронизированы внутренне, тем не менее, располагаюь рядом отчётливых ресурсов. Во-первых, сильные связи в обществе: устойчивые клановые и семейные связи, городские кварталы, сохраняющие некоторую целостность, мечети, предоставляющие безопасное место для встречи, что трудно было себе представить в оккупированной Европе. Арабские писатели указали на присущие этим формам слабости: щепетильность, соперничество на местах, отсутствие координации, предательство и оппортунизм бесчисленных демагогов, некоторые добавки из уголовной среды — хотя в этой изменчивой, громогласной и высокомобилизованной среде, лидеры также могут быть вынуждены занять более решительную позицию для того, чтобы сохранить своих сторонников.11

Во-вторых, значительное количество оружия, имеющееся в распоряжении сопротивления. Американские оценки — три миллиона тонн бомб и пуль, АК47С, реактивных устройств и миномётных стволов, плюс артиллерийские снаряды, испльзуемые в качестве придорожных бомб — могут быть завышены. Но, в отличие от предыдущих анти-оккупационных движений, страдающих от недостатка оружия, наиболее вероятно то, что иракские партизаны имеют достаточно взрывчатки, чтобы изводить оккупантов годами. Эти боеприпасы противоударны, и их необходимо тщательно разбирать, по очереди; попытка взорвать кипу боеприпасов просто приводит к его разбросу в неразорванном виде. США имеют только несколько сотен инженеров в Ираке, способных осуществить эту задачу.12

В-третьих, естественное непринятие любым народом иностранной оккупации усилилось поразительным ухудшением социальных условий после англо-американского вторжения. На большей части сельской местности, долгосрочный аграрный кризис — распространение солончаков, отказ насосов, обмеление каналов — ухудшается, в то время, как растёт импорт аграрных продуктов. Растущая безработица в сельском хозяйстве привела к разбуханию нищенских кварталов Басры и Багдада. В большинстве городов вне северной зоны, малые бизнесы пострадали от комбинации дешёвых иностранных продуктов и дезинтеграции закона и порядка. Большой части сократившегося индустриального сектора Ирака периода 70-х годов, уже имеющего перекос в сторону производства оружия во время войны между Ираком и Ираном, а впоследствии ставшего целью для бомбьёжек странами Запада в 1990-е годы, предстоит не приватизация, а закрытие, что выставит на улицу когда-то обладавшую квалификацией рабочую силу. Две трети существующей до вторжения рабочей силы, теперь может оказаться без работы. А в отношении будущего, рекламная литература, представляющая страну в качестве регионального торгового центра — гигантского Дубая, занимающегося фрахтовыми операциями для Большого Ближнего Востока13 — предлагает иракцам более чем отдалённую перспективу интеграции в глобальную экономику в качестве перевозчиков багажа и кладовщиков. За каждодневными военными коммюнике скрывается углубляющийся социальный кризис, а явственное присутствие оккупационных сил служит удобной мишенью для выражения недовольства.

В-четвёртых, сопротивление может питаться живой исторической памятью о битвах, которые в конце-концов привели к победе над последним имперским оккупантом. Современный иракский народ- это результат творения в борьбе против британского колониализма, после того, как Лондон отхватил Месопотамию от Стамбула в 1917 году. Восстание, охватившее всю страну летом 1920 года (мелкие племенные шейхи и сейиды вдоль Евфрата объединились с бывшими оттоманскими чиновниками в Багдаде и сильно пострадавшими купцами из Мосула), заставило Лондон отказаться от модели прямого управления, как в Дели. Решением этой проблемы для Лондона, стало, по определению впоследствии Государственным секретарём по колониям, «правление без управления"14, заключавшееся в установлении монархии, выживание которой зависило-бы от британского оружия и мандата Лиги Наций, одобряющего «все необходимые меры». Высокий Комиссар Британии оставался наивысшей властью на этой земле, и, когда срок мандата истёк, то Англо-Иракский Договор гарантировал Британии контроль над внешней политикой Ирака, морскими портами, железной дорогой, воздушными базами и, во время войны, службой безопасности. Соглашательская местная элита подписали этот договор, отказываясь от внешней независимости, по словам одного из них, если только они сохрянят внутренний контроль. Большинство населения отвергло этот договор. Когда сопротивление вспыхнуло в 1922 году, британский Высокий Комиссар арестовал политических лидеров, запретил националистические партии и, как стало широко известно, подавил восставшие племена путём карательных бомбёжек и применения горчичного газа.

Но, несмотря на усилия Лондона по закреплению консервативного землевладения в сельской местности, заполнения прирученных национальных ассамблей лояльными шейхами и фабрикации их образа в качестве «благородных людей» пустыни, городские социальные силы нельзя было бесконечно удерживать (в повиновении). В 1936 году, социал-демократически настроенные юристы и государственные служащие объединились с националистически настроенными офицерами в краткосрочном путче. Зарождающаяся Коммунистическачя партия Ирака начала организовывать ряды солдат. Волны стачек прокатились по докам Басры, багдадским железнодорожным мастерским, прядильным фабрикам Наджафа, нефтедобывающим предприятиям Киркука и военной базе Хаббания. В мае 1941 года, про-британский регент, крон-принц и премьер-министр Нури аль-Саид был вынужден бежать за границу, когда офицеры-панарабисты, поддерживаемые националистически настроенными массами, захватили власть и отменили пункты Договора, касающиеся военного времени. Великобритании пришлось вновь оккупировать страну для того, чтобы восстановить имперский контроль и возвратить крон-принца в Багдад на британском танке.

В январе 1948 года, народный гнев из-за возобновления Договора15 и роль, которую Британия играла в Палестине, привели к восстанию в столице, в котором объединились студенты из семей среднего класса, националисты, рабочие-коммунисты железнодорожники и жители трущоб. В ноябре 1952 года, они столкнулись ещё раз с хашемисткими войсками и полицией на улицах Багдада. Через четыре года беспорядки вспыхнули в Наджафе и Хэйе как протест против англо-французско-израильского нападения на Египт. И, наконец, в июле 1958 года, путч Свободных офицеров, при поддержке коммунистов и баасистов (в то время маленькой партии, насчитывающей меньше, чем тысячу членов), сбросил монархию. Огромные толпы запрудили улицы, чтобы предотвратить любую контр-революцию, а в это время Иракская Республика была провозглашена лево-националистическим правительством под руководством Абдуль-Карима Касима, и путь к национальной независимости и социальным реформам был открыт.16

Иракцы были хорошо обучены в этих битвах, как в АБВ их новейшей истории. Но прошлое редко может служить точным аналогом, и рассмотрение событий настоящего времени через эту призму подчёркивает наряду со схожими чертами также и различия между прошлой имперской оккупацией и теперешней. В военном и политическом отношении, машина американской державы в Ираке сегодня намного более громадная, чем была британская машина. Имея 160 000 солдат в его расоряжении, Негропонте (Negroponte) имеет больший вице-королевский контроль над беспорядками, чем британский Высокий Комиссар когда-либо имел. Американский контроль иракских бухт, аэропортов и службы безопасности, уже не говоря о судах, системе образования, торговле, финансах, средствах массовой информации и внешней политике, закреплён печатью ООН, имеющей силу «международного права», которое распространяется намного дальше двустороннего Англо-Иракского Договора. Кладовые Вашингтона намного глубже, чем были когда-либо кладовые Лондона, а о сегодняшних доходах от продажи нефти в 1920-е годы и не мечтали. Возможности оккупантов покупать согласие на своё правление намного большие. Они также могут надеяться, что простое истощение и нарушение жизни после марта 2003 года приведут к рвению восстановить нечто похожее на нормальную жизнь, в новых обстоятельствах, обещающих передачу стране, в какой-либо мере номинальную, элементов суверенитета.

Перспективы Зелёной зоны

Таким образом, было бы ошибкой считать, что ничего не изменилось после того, как Брэмер улетел из Ирака. Так же как и в оккупированной немцами Европе в 1940−41 годах, туземные коллаборационистские режимы обычно после унижения, вызванного иностранным вторжением, предоставляют некоторую начальную степень облегчения, так же как и (участие) в прибыльных предприятиях или административные должности слугам нового порядка. Марионеточное правительство в Багдаде сегодня пользуется значительно меньшей долей автономности, чем режим Петэна в Виши; в этом отношении оно ближе к режиму Квислинга в Осло. Но оно имеет базу поддержки в ряде привилигированных групп, существующих на оккупационном ландшафте — не только попрошайек, присутсвующих в списках на зарплату в ЦРУ или М16, но и технократов, которые преследуют карьеристские устремления; большой прослойку полуэмигранстской буржуазии и преступающих через санкции нуворишей; традиционно коллаборационистских семей из сельской местности, таких как Йявары, лидеры племени Шаммаров в районе Мосула, которые встали на сторону британцев в 1920-е годы; и большого числа курдов на севере. Пока что к режиму относится терпимо шиитская иерархия, сгруппировавшаяся вокруг Аятоллы Систани; Тегеран всё ещё, кажется, делает всё возможное для умиротворения США. Вашингтон может надеяться, по крайней мере, на поддержание ситуации таким образом, чтобы, в приближении к выборам в США, избежать (появления) заголовков в газетах. Он всё ещё может исправить свою авантюру, если стабилизирует это государство-клиент (если он сможет подавить или кооптировать маки до того, как они слишком сильно подорвут внутреннюю поддержку в Америке). Однако, всё это предполагает общее отвращение арабского народа к самой американской оккупации. В новом Ираке иностранная рука видна везде. Даже на севере, где войска США едва-ли нужны, курдское руководство, как бы на законном основании, установило сеть агентов израильских спецслужб и ударных отрядов, как кульминацию в своём провальном списке неправильных политических оценок.17 Если американский режим-клиент не должен навсегда ассоциироваться с американскими бомбардировщиками, танками и тюрьмами, США срочно нужна эффективная туземная служба порядка.18 Одним из показателей силы сопротивления является то, что не смотря на уровень безработицы, количество новых ректрутов к июню 2004 года составляло 10 процентов от запланированного количества, а лояльность новых рекрутов всё ещё находилась под сомнением. Ещё посмотрим, продемонстрирует-ли лучшие результаты попытка Аллави собрать вместе или купить бывших офицеров баасистов.

На идеологическом фронте просвета немного больше. Туманный горизонт выборов уже даёт почву для сомнений. Согласно правилам, одобренным резолюцией ООН N1546, на выборах в январе 2005 года (если они состоятся) избирут кандидатов, отобранных посольством США, для «временной» администрации со строго ограниченными полномочиями, перед которой будет стоять задача написания конституции для следующих, в равной мере ограниченных выборов в январе 2006 года. Тем временем, консультативная конференция, состоящая из одной тысячи персонально избранных членов, может быть, а может и не быть созвана для того, чтобы обсудить назначение меньшего, такого же консультативного органа из своей среды.19

В международном отношении, режим и его хозяева надеются на усиление своих позиций путём новой установки флага ООН на земле Ирака. Пока ещё Секретариат не отважился возвратиться в Багдад — и для этого есть веские причины. Детская смертность от болезней и недоедания при режиме санкций ООН в 1990-е годы по консервативным оценкам составила около 300 000 детей до пяти лет при том, что Секретариат представил счета за администрирование в один миллиард долларов. В декабре 1998 года, комитет ООН по контрактам при Секретариате выделил контаркты в рамках программы «нефть в обмен на продукты» на проверку импортов Ирака (часто испорченный пищевых продуктов и разбавленных лекарств) компании Cotecna Inspections, в которой работал на протяжении всего процесса заключения контракта в качестве консультанта сын Коффи Аннана, Кохо.20 В июне, специальный посланник Лахдар Брахими (Lakhdar Brahimi), лидер хунты, отменившей выборы в Алжире в 1992 году, и брокер режима Карзая в Афганистане, поставил резолюцию на выбранном Бремером составе членов Управляющего Совета для реинкарнации их в качестве министров Временного Правительства. Но после выполнения своих объязанностей, он не мог дождаться момента, чтобы убраться восвояси. Когда функционеры ООН возвратятся, то они будут нуждаться в большой частной армии для своей собственной охраны.

Ноябрь и после

Формально, изначальньный повод для англо-американского вторжения был развенчан. Не было оружия массового поражения. Освободители стали известны как нарушители прав человека. Нужда привнесения демократии в Ирак, не говоря уже об остальном Ближнем Востоке, стала менее насущной. Это сила иракского сопротивления, и только его одного, привела к распространению чувтсва неуверенности в западных институтах. Аналитические центры в Вашингтоне стали обсуждать стратегии выхода, прикидывая цену (потери) политического доверия (высокую или неприемлемую?), оценивая «индикаторы для вывода войск."21 Американские избиратели с апреля 2004 года заняли антивоенную позицию: 56 процентов избирателей теперь думают, что вторжение было ошибкой. Картинки из (тюрьмы) Абу Грэйб ослабили авторитет Белого Дома.

И всё-же, те кто качал головами на упреждающие прокламации Стратегии Национальной Безопасности 2002 года, не пожелали обратить (свои) взоры на их основателя. Вместе с резким ростом сопротивления в Ираке, пришла волна либеральных империалистических советов относительно того как лучше проводить оккупацию. Джозеф Ней (Joseph Nye) оплакивает недостаток американских телевизионных каналов, обладающих возможностью транслировать мягкую власть США в арабский мир. Энтони Кордесман (Anthony Cordesman) предлагает рецепты более эффективных допросов заключённых. Майкл Игнатьефф (Michael Ignatieff), после выражения презрения по отношению к моральным накладкам, запятнавшим даже похороны Рейгана, предупреждает, что «Америка не может отвернуться от своих объязанностей.» Эндрю Моравчик (Andrew Moravcsik) разъясняет: «Европейцы могут обнаружить, что следующий Ирак- это Косово, и они (за)хотят вмешательства Америки."22 Хоть особых празднований и не было, установление при поддержке ООН наёмного режима в Багдаде почти что повсеместно приветствовалось в западных средствах массовой информации как «положительный шаг.»

Со стороны тех, кто был против англо-американского вторжения в 2003 году на тех основаниях, что оно не было узаконено ООН или что санкции справлялись с задачей, наблюдалась, вполне понятно, оглушительная тищина относительно будущего оккупации, нарушенная бормотаниями о крайних сроках. Для многих, оппозиция империи вылилась только в неприятие Буша. Но администрация Буша уже внедрила каждый (свой) пункт в программу демократов: передача власти правительству Ирака с благословением ООН и вовлечением НАТО, так как в Афганистане. Несбыточны надежды на то, что администрация Керри значительно изменит теперешнюю политику США на Ближнем Востоке. Как недавно пояснил ключевой советник по внешней политике в администрации Клинтона Строб Тальботт (Strobe Talbott): «Администрация Буша сдеалала правильно, определив Ирак в качестве главной проблемы. Президент Гор, МакКейн или Брэдли тоже усилили-бы давление и рано или поздно прибегли-бы к силе."23 Кэрри поддержал вторжение, он сохранит Патриотический Акт (Patriot Act), он поддерживает политику безопасности Шарона и призывает к дополнительному призыву на воинскую службу в США 40 000 солдат и удвоению возможностей подразделений специального назначения. Так как это выглядит сейчас, то голос, отданный за него — это почти что всё равно что ещё одна пуля для Ирака. В этом смысле, революция Буша была успешной; она произвела наследников. Какая-бы ни была окраска следующей администрации США, она будет пытаться консолидировать свои позиции там (в Ираке). Судьба броска на Багдад решится не на ноябрьском голосовании. В действительности, пока сопротивление будет наносить сильные удары по оккупационной армии и её клиентам, поддержка внутри (США) по реколонизации Ирака истощится не зависимо от того какой из мультимиллионеров сидит в Белом Доме.

Это относится и к Европе, где Париж и Берлин, как и предвиделось, поспешили залатать свои отношения с Вашингтоном и одобрили вовлечение НАТО для поддержки его багдадского режима; в случае с Шираком, это означало закрепление пакта франко-американского вторжения на Гаити и свержение там конституционного правительства при поддержке ООН. Разногласия, которые восемнадцать месяцев тому назад по видимому угрожали Атлантическому союзу, были помпезно погреблены в песках Нормандии, в графстве Клер и в Стамбуле. Милитаристский империалистический бросок Вашингиона в Центральную Азию, по поводу которого как об амбициозной авантюре вначале негодовали здравомыслящие авторитеты- приверженцы status quo- стал основой нового мирового консенсуса: нельзя позволить потерпеть поражение гегемону. Первым, элементарным шагом против подобного потакания является солидарность в деле национального освобождения Ирака. Предводимым США силам там нечего делать. Иракские маки заслуживают полной поддержки в борьбе за изгнание этих сил.


1 Телеграмма от Высшего Комиссара в Месопотамии Государственному секретарю по колониям. Британцы были обеспокоены, если только король Фэсал «не понял требуемой нами степени контроля, которой он должен подчиниться». Hanna Batatu, The Old Social Classes and the Revolutionary Movements of Iraq (1978), Лондон, 2004, стр. 324. Много людей благодарят Сами Рамадани и других за их комментарии и наблюдения. Естественно, они не несут ответственности за всё нижеизложенное.

2 Назначенный КВП чиновник, ответственный в Комиссии по средствам коммуникации и массовой информации за выдачу лицензий средствам массовой информации, пояснил, что «им нужно распрощаться с любыми европейскими фондами», и «значительные ресурсы из США будут удержаны», при любой попытке неподчинения временного министра по отношению к Комиссии. Financial Times, 5 июля 2004 года.

3 Financial Times, 5 июля 2004 года; Economist, 26 июня 2004 года.

4 По сведениям от бывшего пропагандиста ИНА Диргама Кадима (Dirgam Kadhim): Eli Lake, New York Sun, 17 января 2004 года; Cеймур Герш (Seymour Hersh), «Plan B», New Yorker,28 июня 2004 года.

5 Daily Telegraph, 7 декабря 2003 года.

6 Ради ряда нанятых лоббистов Аллави (Allawi), компания Theros & Theros организовала встречу с Биллом Фристом (Bill Frist), Ричардом Лугаром (Richard Lugar), Дэннисом Хэстертом (Dennis Hastert), Томом ДеЛэем (Tom DeLay), Генри Хайдом (Genry Hyde), разнообразными чиновниками Национального Совета Безопасности, офиса вице-президента, Министерства обороны и ЦРУ, так же как газетную полосу для Аллави в Washington Post. Смотри Кен Гуггенгайм (Ken Guggenheim), Associated Press, 24 января 2004 года; Джим Дринкард (Jim Drinkard), USA Today, 2 июня 2004 года.

7 Для сравнения, смотри Тарик Али (Tariq Ali) «Postsript» (Послесловие) в книге «Буш в Вавилоне», планируемой к изданию в октябре 2004 года издательством «Verso».

8 Для наглядного изображения умонстроений враждебно настроенных солдат США — смеси культуры огнестерльного оружия, видео игр, порнографии и беспричинной жестокости — просмотрите «Поколение убей» Эвана Урайта («Generation Kill» by Evan Wright), Нью Йорк, 2004; распространённость в тюрьмах США методов, использовавшихся в Абу Грэйб, было хорошо задокументировано.

9 В настоящее время в Совет Безопасности ООН, кроме пяти постоянных членов входят Алжир, Ангола, Бенин, Бразилия, Чили, Германия, Пакистан, Филиппины, Румыния и Испания.

10 Ахмед Хашим (Ahmed Hashim), «Терроризм и сложные боевые действия в Ираке» («Terrorism and Complex Warfare in Iraq»), Jamestown Foundation, 18 июня 2004 года.

11 На это было указанов последнем эссе новелиста Абдурахмана Мунифа (Abderrahman Munif) (1933−2004), опубликованного под названием Al-Iraq: Hawamish min al-Tarikh wa al-Moquoumah (Ирак: Заметки из истории и сопротивления), Бейрут, 2003.

12 Evan Wright, «Обширный арсенал Ирака» (Iraq"s vast arsenal), International Herald tribune, 18 июня 2004 года.

13 Смотри в качестве примера излияния Джозефа Брода (Joseph Braude), Новый Ирак (The New Iraq), Нью-Йорк, 2003, стр. 132−3.

14 Что значит «осуществление контроля посредством по-видимому независимого местного правительства»: L. S. Amery, Меморандум Министерства Иностранных Дел, 7 февраля 1929 года.

15 Теперь «подмазанного идиомами о взаимности» в виде Портсмутского Соглашения: Батату, Старые Социальные классы, стр. 550.

16 Это сила иракских коммунистов в этом ключевом ближневосточном государстве, которая спровоцировала первый, поддержанный ЦРУ, путч партии БААС, нефтяных и предпринимательствих кругов в 1963 году. Смотри о роли США как это было описано королём Иордании Хуссейном, в Батату, Старые социальные Классы, стр. 985−6.

17 Пентагон не выступил ни с каким опровержением детального доклада Сеймура Герша (Seymour Hersh), напечатанного в журнале New Yorker, о качетвенном расширении своего долгосрочного плцдарма безопасности в курдских провинциях Ирака, обучениее 75 000 пешмергов тактике коммандос mistaravim для операцйи в Ираке, Иране и Сирии. Согласно высказываниям одного бывшего офицера разведки Израиля, руководство Израиля в августе 2003 года пришлок выводу, что в отношении спасении ситуации в Ираке, «Всё кончено. Не в военном отношении — Соединённые Штаты не могут понести военное поражение в Ираке — но в политическом отношении». План Б будет предусмтаривать попытку сберечь независимый Курдистан, с доступом к нефти Киркука, в качестве стратегической платформы в регионе. Герш, New Yorker, 28 июня 2004 года.

18 Даже если они хотят заполучить его дёшево. «Ясно, что желание уменьшить затраты и срезать углы было большим фактором при выборе Пентагоном украинского снаряжения… Дюжины военных снабженцев США выказали своё разочарование минимальными требованиями: не было даже баллистичсекой защиты для перевозки войск иeи кондиционеров для карет скорой помощи», Financial Times, 18 июня 2004 года.

19 Выборы ректоров университетов, состоявшиеся летом 2003 года, как это было запланировано при предыдущем режиме, закончились уверенной победой кандидатов. Выступавших против оккупации; Коалициооной Временное Правительство быстро отменило выборы мэров, назначенные сразу же после этого.

20 Не (особенно) требовательной задачей Котекны была выдача сертификатов, подтверждающих прибытие контейнеров с товарами, проходящих через порт Умм Каср или через границу с Иорданией в Требиле, за чем следуют выплаты с эскро-счёта ООН на которые поступают доходы от продажи Ираком нефти. ООН заказывает доклады комитета прямо Генеральному Секретарю, который подписал все шести-месячные фазы программы. В настоящее время Секретариат отказывается удовлетворить запрос Конгресса в рамках Кофигейтского скандала, обнародовать детали счетов, предъявляемых Котекной. В мае 2003 года Совет Безопасности ООН предоставил шесть месяцев для устранения всех недочётов до того, как распоряжение доходами от нефти будет передано Коалиционному Временному Правительству в ноябре; в процессе этого, 25 процентов контрактов были аннулированы, так как компании или исчезли, или не пожелали подписать контракт без десятипроцентного вознаграждения, которое ООН теперь поспешно упраздняло. Смотри Терезу Рафаэль (Therese Raphael), Wall Street Journal, 11 марта 2003 года; Клаудия Росетт (Claudia Rosett), National Review, 10 и 21 марта 2004 года.

21 Смотри например мартовский, 2004 года, Форум Центра Стратегических и Международных Исследований, «Ирак: на краю» (Centre for Strategic and International Studies policy Forum, «Iraq: on the Precipice».

22 Соответственно, Ней «Америке необходимо использовать мягкую власть», Financial Times, 18 апреля 2004 года; Игнатьефф, New York Times magazine, 27 июня 2004 года; Моравчик, Financial Times, 26 июня 2004 года.

23 «The Burning of Bush», Financial Times magazine, 26 июня 2004 года.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru