Русская линия
Русский домПротоиерей Артемий Владимиров06.06.2013 

«Ксения блаженная, помоги, родная…»
6 июня 1988 года, 25 лет назад блаженная Ксения Петербургская была причислена к лику святых

Святая блаженная Ксения Петербуржская. Икона написана в иконописной школе имени прп. Алипия

Полна тайн и загадок судьба даже самого простого и никем не знаемого человека. Ведь за обыкновенными жизненными вехами — «родился, женился, преставился» — скрывается целый мир мыслей, чувств, желаний безсмертной души, которые подотчётны лишь одному Богу. Тем более загадочна и таинственна жизнь угодников Божиих, людей, предызбранных Провидением для служения человеческому роду. Не всё в их судьбах понятно нашему рассудку. Ведь святые руководствовались духовным разумом; водимые Божьей благодатью, они не объясняли причины своих парадоксальных поступков не только любопытствовавшим праздным зевакам, но и своим искренним почитателям.

Даже кончина праведника не всегда проливает свет на его земную судьбу. Ведя сокровенную молитвенную жизнь, подвижники Христовы и после своего перехода в вечность, кажется, не любят раскрывать миру своих тайн. Только на путях стяжания Духа Божия мы имеем надежду прикоснуться, хотя бы отчасти, к судьбам святых, на земле и на небе пребывающих «в руце Господней».

Такова и блаженная Ксеньюшка, как её с любовью именуют верующие петербуржцы, справедливо почитая эту Христа ради юродивую небесной покровительницей своего дивного города на Неве.

Думаю, что нет нужды пересказывать нашим читателям многоскорбную жизнь вдовицы, оставшейся в единочасье без любимого мужа и принявшей на себя никому не посильный подвиг денно-нощного многолетнего моления о упокоении его души… Всем известные красная юбка и зелёная кофта Ксении Григорьевны вошли в историю Северной столицы так же прочно, как и Медный всадник, увековеченный поэтическим гением Пушкина.

До сих пор старые площади, улицы и каналы Санкт-Петербурга помнят убогую странницу, которая с вечера до утренней зари клала на все четыре стороны земные поклоны, призывая имя Сладчайшего Иисуса и Царицы Небесной. Сонный град просыпался, а Ксеньюшка уже бродила по безконечным «линиям», окидывая вещим взором редких прохожих, с благоговением кланявшихся блаженной и принимавших от неё краткие слова-напутствия, предостережения, увещевания и благословения, по преимуществу в приточной, замысловатой форме. Смею сказать, что «Петра творенья» из гранита, чугуна и бронзы, Петербурга Достоевского, Андрея Белого, Ахматовой не было бы без его ночной молитвенницы, нашедшей место своего упокоения на знаменитом Смоленском кладбище. И среди многоликой толпы туристов, заполняющих город во все времена года, мы не заметили бы сотен тысяч белых платочков, не увидели бы множества студентов и молодых пар, бабушек и дедушек с малыми внучатами, нескончаемой чередой проходящих вратами кладбища мимо мемориальной доски Арины Родионовны и спешащих к заветной часовенке. Нашим читателям, конечно, интересно было бы узнать некоторые исторические детали и подробности, касающиеся почитания святой Ксении Петербургской и места её погребения.

Точной даты блаженной кончины юродивой никто установить не может и по сию пору. Почила она сном праведницы, истощённая телом, но осенённая всеми дарами Духа Святого. Полагают дату её смерти на стыке двух столетий, возможно, около 1803 года. Святая могилка тотчас стала местом всенародного поклонения. Каждый посетитель старался унести с дорогого его сердцу холмика хоть щепотку земли, которая, как было замечено, исцеляла почитателей подвижницы от многоразличных недугов. Пришлось сделать иную насыпь — и её постигла та же участь. Было решено положить могильную плиту — но и она была разобрана по кусочкам, которые счастливцы унесли в свои дома. Вторая плита исчезла столь же быстро, как и первая. Тогда на народные пожертвования была построена первая деревянная часовня, с наружной стороны которой, над дверью, сделали надпись: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворного певчего, в ранге полковника, Андрея Фёдоровича. Осталась после мужа 26 лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год, звалась именем Андрей Фёдорович. Кто меня знал, да помянет мою душу для спасения своей души. Аминь».

Впоследствии к часовне с западной стороны пристроили стеклянную галерею, и по желанию посетителей кладбищенские священники стали с утра до вечера служить здесь панихиды по блаженной. В 1901 году по проекту А. А. Всеславина была начата постройка новой каменной часовни в русском стиле, освящённой годом позже. В изголовье мраморной гробницы угодницы Божией был поставлен такой же иконостас с мозаичным образом Распятия и неугасимой лампадой перед ним. Среди икон — две в серебряных киотах — дар князя Масальского, вернувшегося невредимым с Русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. по молитвам горячо чтимой им блаженной Ксении.

После безбожной революции любимую народом часовенку упрятали за бетонным забором, выстроив рядом сапожную мастерскую; однако имя блаженной вытравить из народной памяти не удалось никому из новоявленных вождей.

И во время блокады, когда в часовне устроили склад тары из-под горюче-смазочных материалов, и в послевоенные годы разрухи народ приходил сюда утолять своё неизбывное горе, в жажде духовного утешения от блаженной Ксеньюшки, духом и телом здесь почивавшей. Мраморная облицовка с осквернённой гробницы исчезла, утварь из цветного металла переплавлена, иконы сожжены.

По окончании огненных лет Великой Отечественной, при подъёме народного духа и послаблений правительства в отношении веры и Церкви, в 1946 году часовня была восстановлена. Вновь от зари до зари здесь стали служиться панихиды, собиравшие огромное количество верующих. Хрущёвская политическая «оттепель» обернулась открытым гонением на Церковь. В 1960 году часовня вновь была закрыта. Ходят слухи, что тело блаженной эксгумировали и сожгли. Власти устроили на месте святыни скульптурную мастерскую. Однако работать оказалось в ней невозможно. Не раз и не два, придя утром в разорённую часовню, рабочие находили вместо скульптурных заготовок одни черепки. Певчая храма Смоленской иконы Божией Матери вспоминала: «Могилу Ксении замуровали и установили на ней постамент. На нём и работали мастера. Но ничего у них не получалось — всё валилось из рук… Решили наладить изготовление типовых статуй, таких как „Женщина с винтовкой“, „Девушка с веслом“… Как ни запирали часовню, поутру статуи оказывались разбитыми. Мастерскую закрыли. Верующие пытались проникнуть в часовню, с тем чтобы очистить её от мусора. Двоих молодых людей даже посадили за это в тюрьму на 5 лет…»

Лишь в 1984 году часовня была передана общине Смоленского храма. Восстанавливали её всем миром. В 1986 году будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий II прибыл из Эстонии в город на Неве для окормления Ленинградской епархии. Одним из первых его деяний было освящение часовни на Смоленском кладбище.

Чиновники всячески противились благочестивому намерению митрополита Алексия. Некое лицо, облечённое властью, предупреждало: «У вас будут большие неприятности, если вы организуете крестный ход к часовне…» Владыка Алексий спокойно отвечал: «Вертолёта у меня нет, ползать я не умею, поэтому иного способа пройти к часовне я не вижу…»

А уже на ближайшем Поместном Соборе Русской Православной Церкви, посвящённом 1000-летию Крещения Руси, блаженная Ксения вместе с другими восемью подвижниками была причислена к лику святых. Санкт-Петербург наконец обрёл собственную небесную покровительницу, прославленную всей полнотой Русской Церкви…

Многие петербуржцы ещё помнят длинный серый бетонный забор, прятавший святую часовню от пытливых очей верующих ленинградцев и гостей Северной столицы. Он был весь исписан и исчиркан надписями, среди которых не было ни одной скабрёзной. Особенное внимание привлекало огромное, почти во всю длину забора, воззвание: «Блаженная Ксения! Сделай так, чтобы „Зенит“ победил!» За забор тогда бросали записочки, адресованные Ксеньюшке. Ими была усеяна земля вокруг часовни и зимой, и летом…

В заключение нашего разговора с читателями расскажу, как молодым священником в девяностых годах прошлого столетия я приехал на Смоленское кладбище, чтобы почтить святую. Народу у гробницы было столько, что я даже не пытался пройти внутрь здания. Обходя часовенку, я заметил многочисленные записочки, воткнутые в щели между облицовочной плиткой. Можно раскрыть их или нет? Про себя решил, что можно; ведь я священник, значит, через мои уста блаженная примет слёзные воздыхания своих почитателей. Что же мне открылось тогда? Самая душа русского народа, трогательная в её горячей вере в небесное заступничество святых; простая и искренняя, как у дитяти, простирающего ручонки к своей родительнице… Память сохранила содержание этих наивных молитвенных просьб. Вот они: «Ксеньюшка, родная, муж и пьёт, и бьет; сделай с ним что-нибудь, помоги! Нина»; «Святая Ксения, у меня завтра сложнейший экзамен по химии. Не сдам — вылечу!»; «Не могу понять, кого люблю — Мишу или Женю. Помоги разобраться. Маша»; «Блаженная Ксения, сделай так, чтоб сын вернулся из армии живым и здоровым. Его зовут, как и твоего мужа, Андрей». Такие записочки, согласитесь, друзья, не пишут в пустоту. Убеждён, что все они приходят к конкретному адресату…

Расставаясь друг с другом, дорогие читатели, мы не расстаёмся со святой Ксенией, которая, как кость от кости и плоть от плоти нашего народа, не оставит никого из нас в бедах и несчастьях нашего мятежного века…

Протоиерей Артемий ВЛАДИМИРОВ

(В статье использованы исторические материалы, собранные Дмитрием Быковым и размещённые на портале «Сирин», а также материалы портала «Дивное Дивеево»)

http://www.russdom.ru/node/6577


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

получение ломбард кредита