Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Андрей Ухналев20.05.2013 

Обитель на двоих
Кому принадлежит авторство проекта первоначальных зданий Александро-Невского монастыря

В связи с 300-летием Александро-Невского монастыря в прессе появляются публикации, посвященные истории и архитектуре обители. В последнее время особое внимание привлекает Благовещенская церковь-усыпальница. При каждом упоминании о храме повторяют известные любителям петербургского прошлого слова о том, что церковь возведена по проекту Доменико Трезини.

Александро-Невский монастырь с высоты птичьего полета. Гравюра по проектному рисунку Теодора Швертфегера.Архитектор действительно руководил поначалу строительством монастыря и был автором его первого проекта, известного по гравюре, — одного из «малых видов», приложенных к панораме Санкт-Петербурга А. Зубова. По этому проекту и было начато в 1717 году строительство. К 1720 году церковь и два из трех «уступов"-корпусов, примыкающих к собору, были доведены до карниза.

В том году произошло важное событие. Руководителем строительства монастыря был назначен архитектор Теодор Швертфегер. Считается, что главной его заботой стало сооружение Троицкого собора. Проект Швертфегера хорошо известен, ведь сохранилась проектная модель храма. Однако заботы архитектора простирались на весь комплекс построек, на всю территорию монастыря и на градостроительную организацию прилегающей к нему обширной территории. Швертфегер разработал собственный проект монастыря, в котором общим с первоначальным проектом Трезини осталось только положение и объемы построек, готовых к 1720 году.

Сохранился подробный план всего комплекса с садами, скопированный с чертежей Швертфегера в 1740-е годы. Из авторской же графики до нас дошло великолепное гравированное изображение монастыря с птичьего полета, сделанное по проектному рисунку самого архитектора, который был отличным рисовальщиком. Изображение дает возможность оценить размах замысла. Но особая ценность гравюры состоит в том, что на ней можно рассмотреть архитектуру зданий монастыря.

Почему это важно? Дело в том, что сравнение проектов Трезини и Швертфегера показывает существенное расхождение предложений нового руководителя строительства с замыслом его предшественника. Они меняют характер архитектуры. Причем, как оказывается, реализован был именно проект Швертфегера с небольшими поправками, внесенными, по-видимому, им самим несколько позднее.

Можно было бы сказать, что Швертфегер существенно переработал проект Трезини, сделав фасады интереснее, богаче. Но действительность оказывается сложнее и неопределеннее. Зондажи стен показывают, что кладка велась с учетом того вида фасадов, который запечатлен на гравюре по рисунку Швертфегера. Но мы твердо знаем, что здания были построены до 1720 года. Получается, что «фасады Швертфегера» были задуманы и возводились до его назначения?

Этому есть два возможных объяснения. Автором измененных фасадов мог быть сам Трезини — тогда Швертфегер явился лишь техническим исполнителем его замысла. С другой стороны, можно предположить, что Швертфегер начал работать в монастыре еще до назначения руководителем строительства и мог переделать проект до возведения стен зданий.

Мог ли сам Трезини (конечно, по указанию Петра) переработать свой же проект? Опираясь на достоверные постройки архитектора, мы можем, хоть и не без колебаний, ответить утвердительно. Но больше сходства архитектура монастыря находит с проектом Швертфегера — училищным домом «Сад Петров», которым архитектор обратил на себя внимание царя в 1717 году. Учебное заведение нового для России типа под этим названием было задумано сподвижником Петра епископом Феофаном Прокоповичем. Идея была поддержана царем. В результате на свет явилось два архитектурных проекта комплекса. Первый выполнил Швертфегер, второй — итальянец Никола Микетти. Строительство училища, правда, так и не осуществилось, хотя идея даром не пропала. Способные юноши обучались на подворье Феофана за его счет.

Вполне допустимо предположение о следующем порядке событий. Известно, что Петр в октябре 1717 года в первый же день по возвращении из-за границы инспектировал строительство монастыря, в котором на то время были еще только заложены фундаменты. Именно тогда царь, на вкусы которого продолжительное заграничное путешествие оказало сильное воздействие, решает переработать проект монастырских зданий и поручает это дело Швертфегеру, который произвел на него благоприятное впечатление своим монастырским по сути проектом «Сада Петрова». Петр поручил архитектору творческую работу — сочинение чертежей, оставив за Трезини техническую и распорядительную стороны дела. После двухлетнего «испытательного срока» Швертфегер стал полновластным руководителем строительства. Подобная практика в Петербурге действительно существовала.

При таком ходе событий получает объяснение и та безболезненность для хода дела, с которой произошло назначение Швертфегера. В иных обстоятельствах перемена руководителя строительства в самый разгар сезона была чревата всяческими неурядицами. Но Швертфегер уже два года был в курсе всех дел и по проекту, и по строительству.

Свидетельством в пользу авторства Швертфегера является история конкурса на проект здания Двенадцати коллегий 1723 года. По его результатам Петр I решил оставить нижний этаж таким, каким он был запроектирован Трезини, но приказал строительство здания вести Швертфегеру, с тем чтобы верхние этажи были оформлены на манер понравившихся императору фасадов монастыря. Из непрямых формулировок документов можно понять, что именно Швертфегер был автором этих фасадов. Трезини пересказывал обращенное к нему приказание Петра: «…Первой апартамент с арками и галереей строить по моему (то есть Трезини) чертежу, а верхние апартаменты убрать, как лучше, и таким образом, как строение палатное во Александро-Невском монастыре».

В научных публикациях и в статье «Шедевр Швертфегера», опубликованной в разделе «Наследие» в июле прошлого года, опираясь на новые материалы и факты, я пытался привлечь внимание читателей к фигуре Швертфегера и его наследию. Дело не только в желании рассказать о полюбившемся историческом персонаже, а в истине. Она же в данном случае свидетельствует об ином, нежели зафиксировано в штампах петербурговедения, соотношении ролей архитекторов, причастных к проектированию зданий монастыря. Именно Швертфегера, а не Трезини мы с большими основаниями можем назвать автором проекта первоначальных зданий Александро-Невского монастыря.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 298 997@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru