Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Альберт Аспидов13.05.2013 

Верно служили при русских царях
Как сражался Семеновский полк в Первой мировой войне

Начало мая в Петербурге, по традиции, ознаменовывалось торжественным парадом войск столичного гарнизона на Марсовом поле в присутствии императора.

На острие удара

Офицеры лейб-гвардии Семеновского полка перед отправкой на фронт. Июль 1914 г.Открывали прохождение войск казачьи сотни из собственного Его Величества конвоя, проносившиеся в алых чекменях. Печатая шаг, проходили военные училища. Знаменитая Петровская бригада, составленная из Преображенского и Семеновского гвардейских полков, демонстрировала образцовую строевую выучку. Затем были измайловцы, егеря, Павловский полк с ружьями наперевес… В центре поля оркестр-хор Преображенского полка воодушевлял парад историческими полковыми маршами.

После царского «спасибо» полки возвращались домой, в казармы. Лейб-гвардии Семеновский полк, молодецки отбивая шаг, пел свой марш:

Мы верно служили при русских

царях,

Дралися со славою и честью в боях.

Страшатся враги наших старых

знамен,

Нас знает Россия с Петровских

времен.

Царь Петр покрыл нас славою побед,

И помнит бой, Полтавский помнит

швед.

Да будет же свят сей залог вековой

В Семеновской славной семье

полковой.

Полк следовал по Садовой и Гороховой улицам за Семеновский мост на реке Фонтанке. Там находилась его слобода…

Старая деревянная полковая церковь семеновцев простояла у Введенского канала до постройки Царскосельской железной дороги — заодно с ней для полка возвели новый каменный красивый и величественный храм, не менее значимый, чем у других гвардейских полков. Место для него определили на Загородном проспекте напротив Офицерского собрания. Затраты на постройку составили около миллиона золотых рублей, 700 тысяч были выделены из личных сбережений Николая I. Проект церкви составил К. А. Тон. Любимый архитектор императора в это время, в 1830-х годах, также был занят проектированием собора Христа Спасителя в Москве.

Семеновский офицер в эмиграции вспоминал так о своем храме: «…внутри он был очень хорош. При входе особенно поражала его высота и стройность его размеров. Огромный средний купол покоился на массивных четырех колоннах, деливших церковь на обширную центральную часть и две боковых. На задних колоннах, на стороне, обращенной к алтарю, на высоте человеческого роста, висели старые полковые знамена, начиная с времен Петра… В двух колоннах, в особых ковчегах, за решеткой и под стеклом хранились золотые жезлы фельдмаршалов, начинавших свою службу в Семеновском полку».

В 1906 году в подвале здания устроили нижнюю церковь во имя Св. мученика Иакова, где поставили деревянный разборный писанный масляными красками иконостас, служивший когда-то для походной церкви Александра I и побывавший с ним и под Аустерлицем, и в Париже.

Не минула полк и Первая мировая война. Сражались семеновцы в составе первого гвардейского корпуса, который обычно посылали туда, где возникали критические ситуации.

В августе 1914 года главные силы австрийских войск были брошены на Люблин, чтобы прорваться здесь в тылы русских армий, оборонявших Варшаву, — устроить им здесь «новый Седан» (по образцу сражения 1871 года, решившего судьбу Франции). Свой первый бой Семеновский полк принял при польском Люблине, где и был остановлен развивавший свой прорыв неприятель. В последовавшей битве на полях Галиции австро-венгерские армии были разгромлены. Семеновский полк вышел к Кракову.

На помощь своему союзнику пришли ударные германские соединения. В октябрьских боях на Висле полк защищал крепость Ивангород. В феврале следующего года семеновцам пришлось предупреждать прорыв противника в тыл Варшавского выступа уже с севера. Они вместе с Сибирскими корпусами остановили германцев перед рекой Нарев и не пустили их в Ломжу.

Вечером 19 февраля 1915 года после упорного боя и тяжелых потерь полк зарылся в землю, 6-я рота при этом оказалась далеко впереди. Командовал ею капитан Феодосий Александрович Веселаго. Выпускник Пажеского корпуса, в 1898 году он вышел в Семеновский полк. С началом войны с Японией пожелал быть в действующей армии, стал есаулом Забайкальского казачьего войска. За японскую войну Веселаго заработал себе все боевые награды до Владимира IV степени. А осенью 1914 года получил Георгиевский крест за то, что в Галиции «2-го сентября во главе своей роты бросился на горящий мост и с боем, перейдя реку Сан, овладел переправой». Под Ломжей младшими офицерами у Веселаго были прапорщик барон Типольт и подпоручик Михаил Тухачевский (тот самый).

Ночью, перед рассветом, поднялся густой туман. Пользуясь этим туманом, немцы подошли к роте почти вплотную, без выстрела, забросали гранатами, а затем бросились в атаку. Веселаго схватил винтовку и долго отбивался, получив одну пулевую рану и две штыковые. С ним вместе бешено отбивались человек тридцать его верных солдат. И все они полегли рядом со своим командиром. Человек сорок с прапорщиком Типольтом, раненным в руку, отстреливаясь, успели отбежать назад и присоединиться к полку. Человек тридцать были забраны в плен, и вместе с ними — будущий маршал Тухачевский… Через день немцы предложили перемирие на три часа, чтобы русские смогли подобрать тела своих героев.

Полк ни разу не бежал

По замыслу германского командования, в весенне-летней кампании 1915 года предстояло уничтожить русские вооруженные силы. В начале мая у Горлицы, между Вислой и Карпатами, австро-германцы прорвали фронт, началось большое отступление русских армий.

Ротный командир Семеновского полка Ю. В. Макаров, вернувшийся после тяжелого ранения снова в строй, вспоминал: «За время беспрерывных отходов с боями, при полном безмолвии нашей артиллерии, полк сильно растрепался. Во многих ротах оставались по 30, по 40 человек. Ротами командовали прапорщики и фельдфебеля… И все-таки полк ни разу не бежал, в плен попадали только тяжело раненные, которых не было возможности вынести, отходили неизменно в порядке и воинского вида не теряли ни при каких обстоятельствах и ни при какой обстановке».

Неприятель завоевал обширные территории, но стратегическая цель кампании не была достигнута: обескровленные германские армии были остановлены перед Украиной и Белоруссией. Летом 1916 года гвардия участвовала в наступлении юго-западного фронта, возглавляемого генералом Брусиловым. Наибольшие потери тогда она понесла в июле на реке Стоход у Ковеля. Семеновский полк был наполовину уничтожен перед вражескими укреплениями.

Подпоручик Сергей Дирин, командир 12-й роты, вспоминал: «И все же люди исполнили свой долг и беззаветно вышли из окопов на почти верную смерть. Не только был жив дух подготовки мирного времени, но и запасные, влитые в полк при мобилизации, за два месяца пребывания в его рядах, успели слиться с полком и впитать его дух и дисциплину». Особенное значение полковая Введенская церковь получила с тех пор, когда с началом германской войны в ней стали хоронить погибших офицеров. Все тела, которые удавалось вынести с поля боя, привозили в Петербург в цинковых гробах, сделанных из патронных ящиков. Здесь они замуровывались в бетонные саркофаги. К 1917 году ими была занята почти вся нижняя церковь. После войны здесь предполагалось устроить склеп-усыпальницу. В верхнем храме устанавливались мраморные доски с именами погибших…

Вскоре после отречения императора Николая II от престола завершилась славная служба лейб-гвардии Семеновского полка. На судьбе Введенского собора это тоже сказалось. Находившийся под государственной охраной как памятник архитектуры, он был закрыт 8 марта 1932 года и к весне 1933 года снесен. По всей видимости, все, что было в подвальном этаже (нижней церкви), оказалось засыпанным обломками храма. Склеп превратился в братское захоронение. Над ним возник сквер. В 2003 году на месте разрушенного собора был поставлен напоминающий о нем обелиск.

Ныне обсуждается вопрос о сооружении памятника русским воинам, павшим в Первой мировой войне. Как известно, в память о войне 1812 года воздвигли храм Христа Спасителя в Москве. Может быть, именно храм станет лучшей памятью о жертвах, принесенных Россией в 1914 — 1918 годах? Наверное, наступило время для восстановления Введенского собора с соответствующими памятными знаками и евангельской надписью: «Больше сея любве никто не имать, да кто душу свою положит за други своя» (Иоан. 15. 13).

Благодарим военно-исторический клуб «Лейб-гвардии Семеновский полк» за предоставленное фото.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 298 843@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru