Русская линия
Православие и современность Марина Бирюкова08.05.2013 

Русский рыцарь Палестины

«Без принятия неотложных энергичных мер достаточно будет немногих лет, чтобы Православие перестало существовать на земле, где воссияло Солнце Правды»,?— писал в 1881 году Василий Хитрово, создатель и бессменный секретарь Императорского Православного Палестинского Общества. Святая Земля была его великой, всепоглощающей любовью, а присутствие на ней Православия и Русской Церкви — главной в жизни заботой. Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь,?— эти слова из книги пророка Исаии (62, 1) стали девизом Общества, и они же затем были вырезаны на деревянном могильном кресте Василия Николаевича Хитрово. Как раз на эту Пасху, 5 мая, исполнилось 110 лет со дня его смерти.

Книга, о которой пойдет у нас сегодня речь, издана к другой дате, уже прошедшей — к 130? летию основания в России Палестинского Общества (1882 год); ее издало возрожденное Общество. Это только начало большой работы, первый том трудов Василия Николаевича с большой вступительной статьей Николая Лисового. И уже из первого тома читатель узнает много интересного — и не просто интересного, а очень важного для каждого русского православного человека — о Святой Земле и об истории русского присутствия на ней. А важно это потому, что Земля, по которой ходил Спаситель, для каждого из нас — еще одно Отечество, ничуть не менее дорогое и значимое, чем Россия.

Русские ходили ко Гробу Господню издревле, по некоторым данным — со времен святого князя Владимира, крестителя Руси. Ходили при всех последующих князьях и царях. Кто-то погибал в опасном пути, кто-то умирал, не выдержав его тягот. Но тот, кто возвращался, становился, по выражению Василия Хитрово, «драгоценным человеком»: послушать рассказы «поклонника» (слово «паломник» появилось позднее) о святынях и чудесах Палестины хотели все, рассказчик был более чем востребован до последних своих дней. Во второй половине XIX века число поклонников резко возросло: это было связано с изобретением железной дороги и пароходов, а также с возросшим авторитетом России на Востоке; как писал Хитрово, имя русского царя защищало паломника «лучше, чем прежде сотня магометанских стражей». Но именно в это время, точнее, в 1882 году, Василий Николаевич вместе со своими единомышленниками при духовной поддержке архимандрита Антонина (Капустина), возглавлявшего на тот момент учрежденную еще при Николае I Русскую Духовную Миссию, обращается к великому князю Сергею Александровичу и просит его встать во главе задуманного Палестинского Общества.

Впервые на Святой Земле Василий Николаевич оказался задолго до этого визита к великому князю. 37-летний преуспевающий чиновник министерства финансов, специалист по бухгалтерскому учету был тогда, возможно, более движим любознательностью, чем верой, но ночная молитва в Храме Гроба Господня поразила его: «…я почувствовал, как у меня закапали слезы, я упал на колени, все житейское было забыто — и я впервые понял, что значит молиться от всей души». С той поры Василий Николаевич посещал Палестину шесть раз, подолгу жил там и вник в ситуацию. Она оказалась очень сложной и в целом нерадостной. Святая Земля находилась тогда под властью Турции; существовали православный Иерусалимский Патриархат и упомянутая уже здесь Русская Духовная Миссия, но их возможности по многим причинам оставались крайне ограниченными. Зато католические и протестантские страны не жалели на эту Землю ни сил, ни денег: за этим стояло не только миссионерское рвение, но и политика. В своих статьях Василий Николаевич показывал масштаб деятельности католиков и протестантов среди арабского населения Палестины. И затем задавал вопрос: «Что же за это время делало Православие?». И подробно анализировал причины нашего «проигрыша», чем вызывал немалое недовольство сановных обывателей, для которых Святая Земля была — то же, что любая другая земля. (Василий Николаевич с горечью пишет об одном из русских консулов в Иерусалиме, который за несколько лет ни разу не побывал на Иордане, а на вопрос, почему же, ответил: «А что мне там делать?»).

К счастью — не только для него лично, но и для всех русских, стремившихся к Животворящему Гробу и к Вифлеемскому вертепу — Василий Хитрово нашел поддержку в Царствующем доме. Палестинское Общество получило наименование Императорского. Оно поставило перед собой три основные задачи. Первая и весьма насущная: помощь русским паломникам, защита их прав и обустройство их быта в палестинских землях. (Здесь надо подчеркнуть, что большинство русских поклонников составляли люди совсем не знатные и небогатые, чуть ниже мы к этому обстоятельству вернемся). Вторая задача Императорского Общества — поддержка Православия на Ближнем Востоке, просветительская работа среди арабского населения, учреждение православных школ. Третья — научно-исследовательская, в том числе и археологическая деятельность. Как и в каких масштабах все это делалось? Достаточно сказать, что если к моменту создания Общества в Палестине были только две православные школы, и те в Иерусалиме (об этом Василий Николаевич сообщает в статье «Православие в Святой Земле», включенной в первый том), то к началу ХХ века школ и учительских семинарий на этом пространстве было уже около сотни, все они содержались Обществом. За тот же срок в десятки раз возросло количество паломников, Василий Николаевич сам удивлялся этим показателям. Что касается науки, палестиноведения,?— это была самая широкая деятельность, включающая архео­логические раскопки, сотрудничество с востоковедами разных стран, издательские проекты.

Как уже сказано, первый том Василия Хитрово содержит немало интересных фактов. За 13 лет, с 1883 по 1896 год, через странноприимные дома, учрежденные Императорским Обществом на Святой Земле, прошло, во-первых, ровно вдвое больше поклонниц, чем поклонников: простые русские женщины, крестьянки и городские мещанки добирались до Иерусалима по­одиночке или небольшими группами; немало шло и монахинь. А во-вторых, подавляющее большинство среди русских паломников составляли крестьяне: их было примерно в два с половиной раза больше, чем представителей всех остальных сословий, вместе взятых. Конечно, здесь нужно помнить, что крестьяне составляли и большинство населения России тоже: но это не делает менее удивительным и трогательным феномен крестьянского паломничества.

«Только благодаря этим сотням и тысячам серых мужичков и простых баб, — писал потомок старинного дворянского рода, выпускник Царскосельского лицея Василий Хитрово, — из года в год движущихся из Яффы в Иерусалим и обратно, точно по русской губернии, обязаны мы тому влиянию, которое имя русского имеет в Палестине… Отнимите вы этого мужичка — и исчезнет „хаджи москов“ — русский паломник, единственный, еще поддерживающий в Палестине русское влияние. Отнимите его — и Православие заглохнет среди систематической католической и еще более сильной в последнее время протестантской пропаганды». Замечательный путеводитель по Святой Земле, рассчитанный на самые широкие народные массы, «К Животворящему Гробу Господню» написан Василием Николаевичем от лица пожилого поклонника-крестьянина. Его рассказ очень подробен, по-народному прост и живописен. Я имела счастье побывать на Святой Земле и должна признаться, что при чтении рассказа-путеводителя «К Животворящему Гробу» к горлу моему не раз подкатывал горячий комок — от тоски, на которую обречен каждый паломник до конца дней своих. Тоска по Святой Земле возникает как бы помимо сознания, она или очень мало, или совсем не связана с непосредственными впечатлениями; причина ее не в них, а в том, что душа по природе — христианка: отсюда ее любовь к своей родине. Этой любовью продиктовано и проникнуто все, что делал Василий Хитрово. Мы просто любим, насколько можем, насколько вмещаем, а он именно делал, невзирая на массу препятствий и проблем, на непонимание и зачастую одиночество, о которых он писал в своих последних письмах — делал до конца дней своих.

Рыцарь Палестины был подлинным патриотом России, эти два чувства, две любви были для него неразрывны, как два полюса жизни. Он писал, что человека, побывавшего хотя бы раз во Святом Граде, «постоянно будет тянуть из дома в Иерусалим, из Иерусалима домой — до тех пор, пока, успокоившись, не достигнет он Горнего Иерусалима».

Фото из открытых Интернет-источников

Газета «Православная вера» № 9 (485)

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013−05−08−00−02−32-ricar-palestini


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru