Русская линия
Вестник Русской линииПротодиакон Андрей Кураев01.06.2001 

ВАТИКАН ПЫТАЕТСЯ НАПРАВИТЬ В СВОЕ РУСЛО ДУХОВНУЮ ЭНЕРГИЮ ПРАВОСЛАВНЫХ
Из книги С. Григорьева и А. Степанова «Крестовый поход Кароля Войтылы»

Известный православный исследователь и богослов диакон Андрей Кураев 29 мая ответил на вопросы интернет-сайта Страна.Ru, которые касались предстоящего визита Папы Римского на Украину.

— Отец Андрей, почему Русская Православная Церковь возражает против визита Папы Римского на Украину и встречи Папы и Патриарха?

— Наше возражение не является безусловным. Его причина очень проста. Ведь встречи такого рода по протоколу полагают улыбки, объятия, поцелуи, заверения в добром и дружеском отношении. Но разве можем мы с чистым сердцем сказать, что сегодня с Римским Папой у нас именно такие отношения? А если не можем — то зачем же лицемерить? Причина холодности наших отношений не в том, что Римский Папа верит иначе, чем Московский Патриарх. Патриарх встречается и радушно общается с мусульманскими лидерами, с протестантскими, деятелями светской культуры… Так что не разномыслие является причиной того, что мы отказываем в общении Папе. И теоретический, богословский диалог с католиками не прекращается до сих пор.

Но помимо всякого богословского диалога есть реальная история Западно-русского края: Западной Украины и Западной Белоруссии. Это земля, которая неоднократно переходила в те или другие государственные образования, входя в состав Киевской Руси, Речи Посполитой, Австро-Венгерской империи, Российской империи, опять Польши, Советского Союза, Третьего Рейха, опять СССР. Теперь это уже независимая Украина. И эти перемены границ сказывались на религиозной обстановке. Когда в 1944 году эти территории снова оказались подчинены Москве, то Сталин повел там жесткую репрессивную политику против местных греко-католиков, униатов, потому что они действительно оказывали поддержку и бендеровцам (националистически настроенным антисоветским партизанам), и даже нацистам.

И вот тогда, когда угроза тотального уничтожения всякой местной религиозной культуры нависла над этим пространством, тогда Московская Патриархия встала между репрессивными структурами и религиозной жизнью местных жителей. Патриархия как бы сказала: «мы эти храмы возьмем к себе. Мы объявляем, что это наши приходы и поэтому вы их не трогайте. Тех, старых священников, которые проповедовали против Москвы, против Сталина, их нет, они ушли, там будут наши священники. Мы же доказали в годы войны нашу лояльность к Советской власти — и такую же лояльность мы гарантируем в этих приходах на Западной Украине, если они будут переданы нам». Благодаря такой политике западно-украинские области оказались самыми религиозными даже в советские годы (в одной львовской епархии было свыше 1000 приходов, что составляло десятую часть приходов всей вообще Русской Православной Церкви). Храмы удалось спасти, привычный уклад приходской жизни для людей удалось сохранить (Богослужение в бывших униатских храмах осталось тем же — ибо уния предполагала сохранение православной службы при подчинении Римскому Папе).

А затем, когда начался распад Советского Союза и становление самостийной Украины, то на волне националистического подъема эти храмы зачастую силой были обращены в униатство. Наша Церковь не возражала против того, чтобы люди, желающие стать униатами и осознающие себя таковыми, получили назад свои храмы. Мы просили только об одном: чтобы было учтено реальное разнообразие мнений людей, которые там живут. Ведь за эти сорок лет кто-то искренне понял, что такое православие и полюбил его. Кто-то туда переехал из восточных областей Украины или из России. Так что ни о какой религиозной монолитности Галичины речи быть не может — там живут люди религиозных традиций.

И поэтому была создана четырехсторонняя комиссия с представителями Ватикана, Греко-католической церкви, Московского Патриархата, Украинской Православной Церкви. Документ комиссия приняла следующий: в каждом селе, в каждом городском квартале, на каждом приходе, проходит локальный референдум, и если большинство местных жителей пожелает, чтобы храм был греко-католическим — он будет греко-католическим, если большинство в этой общине пожелает, чтобы он остался православным — он будет православным. И при этом победившее большинство должно позаботиться о меньшинстве и построить им альтернативный храм.

Прекрасные были договоренности, но реально они не были выполнены. Началось насилие: шантаж, угрозы, избиение священников, угрозы их женам и детям, захваты боевиками храмов. И в итоге целые наши епархии были просто физически разгромлены на Западной Украине при поддержке местных городских, районных и областных властей. В этих условиях мы неоднократно обращались к Римскому Папе с тем, чтобы он своим авторитетом призвал свою паству не руководствоваться методами средневековья, а перейти к более цивилизованному, более христианскому образу отстаивания своих прав с учетом интересов прав других людей. И, тем не менее, ни одного слова осуждения в адрес поведения украинских греко-католиков Римским Папой не было высказано. И сейчас Патриарх Алексий просит Папу Римского об одном: вы хотя бы сделайте жест, пусть запоздалый, но жест того, что вы действительно видите в нас Церковь-Сестру, братьев во Христе. Хотя бы в тех городах, в которых нет ни одного храма нашей Церкви, верните нам хотя бы по одному храму. Мы сейчас даже не предлагаем пропорционального распределения храмов, но просим хотя бы по одному храму на город. А в ответ — тишина.

Так что если Римский Папа сейчас будет встречаться с Патриархом где бы то ни было — в Киеве, в Москве или в Риме, то это будут объятия через слезы и кровь украинских православных. Не богословские вопросы, не вопросы геополитики нас разделяют, а вот эти реальные люди на реальной земле Западной Украины.

— Как Вы думаете, чем руководствуется Папа Римский, когда, несмотря на свои болезни и старость с такой настойчивостью стремится попасть на Украину?

— Во-первых, не будем забывать, что Иоанн Павел II — это Папа эпохи Рейгана, эпохи последнего всплеска «холодной войны». Кажется, ему хочется содрать со своего лица эту маску, чтобы в памяти народов остаться не символом противостояния, а Папой, который именно объединяет людей. Во-вторых, за этим стоит еще и очень трезвый расчет… Один румынский православный священник, многие годы проживший на Западе, как-то сказал мне: «Понимаете, Ватикан утратил свою традиционную паству на Западе, и поэтому сейчас он пытается направить в свое русло духовную энергию, сохранившуюся у восточных православных народов».

Когда я этой весной ездил по Украине и Белоруссии, я обратил внимание, что там во многих городах открываются католические семинарии, причем открываются они в таком количестве, которое не является необходимым для удовлетворения местных религиозных нужд. Я начал выяснять, в чем дело, и оказалось, что в этих семинариях будут готовить священников, которые будут служить в Западной Европе. Подобная практика уже лет двадцать существует в Католической церкви, так как молодежь Западной Европы не испытывает восторга перед идеалом и практикой целибатской жизни (обязательного безбрачия католических священников). Поэтому сегодня на Западе очень мало священнических призваний, храмов же традиционно много. И чтобы заполнять священнические вакансии, Ватикан импортирует в страны западной Европы священников из других стран, прежде всего стран «третьего» мира.

Поэтому в Западной Европе можно увидеть священника-филиппинца или вьетнамца, исповедующего немцев. Это, конечно, очень умилительно и «политкорректно». Но ощущение расового и культурного различия все равно остается. И было бы более эффективно, если бы таким наставником для тех же немцев или французов был бы человек, который даже по внешнему облику был бы ближе к ним, нежели человек из «третьего» мира. А вот если там появится украинец или белорус со вполне арийской внешностью и при этом владеющий европейской культурой, европейскими языками, то это будет более эффективной миссионерской технологией. Так что экспансия Ватикана на Восток — это умная и продуманная политика, которая стремится достичь сразу нескольких целей. Мы же просто называем вещи своими именами: экспансия есть экспансия. Мы понимаем ваши проблемы, но давайте решать их не за наш счет.

— Отец Андрей, недавно было объявлено, что во время визита Папы будет объявлено о создании Патриархата на территории Западной Украины, что это будет означать?

— Это не исключено. Дело в том, что достаточно мощная Греко-католическая церковь, которая есть на Украине, возглавляется сейчас архиепископом, и, конечно католики хотят, чтобы он носил сан Патриарха. Дело в том, что католики, создавая параллельные церковные структуры в традиционно православных странах, наделяют своих служителей православными титулами. Есть латинский патриарх Иерусалима, есть латинский патриарх в Ливане… Украинским католикам очень хотелось бы, чтобы на Украине тоже появился униатский патриарх.

Пока же там предпринимаются усилия к тому, чтобы кафедра главы Греко-католической церкви Украины переехала бы из Львова в Киев (где она никогда не располагалась). Тем самым униатство перестало бы восприниматься как некая региональная западноукраинская традиция, и оно сделало бы шаг к тому, чтобы стяжать имидж и статус общеукраинской традиции. А уж учреждение униатского патриархата было бы очень сильным пропагандистским ходом: у католиков появилась бы возможность сказать, что вот, мол, пока православные думают, будет ли на Украине патриарх, именно мы дали «незалежной державе» своего патриарха. При этом пропаганда будет умалчивать, что у него будет только имя патриарха, а в глазах Римского Папы он будет лишь одним из его подчиненных, в то время как в православной традиции патриарх — это совершенно самостоятельная фигура, которая никому не подчиняется.


Протоиерей Дэвид Тильман, настоятель Свято-Успенской церкви в Кантоне, Огайо, Православная Церковь Америки
ПРАВОСЛАВНЫЕ ГЛУБОКО ОПЕЧАЛЕНЫ ВИЗИТОМ

Дело не в конкретном Папе Иоанне Павле II. Проблема в самом существовании так называемых «католиков восточного обряда», или униатов. Для католиков по всему миру обязательный видимый знак принадлежности к Католической Церкви — послушание Папе Римскому. Католики восточного обряда, или униаты, разделяют это единение и покорность Папе. Православные христиане видят в папизме нововведение и полное отступление от апостольской веры и истинного христианства. Православные христиане считают католиков восточного обряда схизматиками, продавших свое первородство ради политической выгоды и лобызающих бесстыдное единство, безразличное к истине. Католики восточного обряда, или униаты, полагают, что они объединяют в себе восточный и западный церковные миры. Украина — это родина крупнейшей группировки униатов в мире. США и Канада занимают вторые места по количеству униатов.

Учение Римско-Католической Церкви утверждает, что Папе дан особый божественный дар. Когда он говорит с кафедры, то по вопросам морали и вероучения он не подвержен ошибкам и может создавать догматы сам. В Римо-Католической Церкви даже постановления Вселенского Собора не является авторитетом без их утверждения Папой.

Православные христиане верят, что каждый епископ является преемником апостола Петра для своей Поместной Церкви и что вместе епископы Православной Церкви выражают голос Вселенской Церкви, основанный на святых канонах. Православная Церковь всегда держалась воззрения, что весь народ церковный является хранителем и защитником православной веры, не только один какой-нибудь епископ. С православной точки зрения Рим ввел несколько новых догматов, являющихся всего лишь человеческими мудрованиями.

Для православных униаты являются частью принципиальной неправды, жестокой лжи. По этим причинам визит Папы Римского нежелателен для православных.

Единство для православных христиан должно быть единством в истине. Различные союзы формально православных с Римом в их восточно-католической системе нечестны. Они эксплуатируют мирские, политические и экономические стремления определенных людей в неустроенных регионах. Они игнорируют самые вопиющие различия в вероучении и церковной практике, которые сначала должны быть разрешены Православием и Римом для единения в истине. Наконец, эксплуатация униатской идеи папской Церковью есть преступление против любви. Православные христиане ожидают большего от нынешнего Папы Римского и глубоко опечалены его визитом на Украину.


А. И. Осипов, профессор Московской духовной академии и семинарии
БОЛЬШОЙ ШАГ НА ПУТИ В РОССИЮ

Причины столь настойчивого желания Папы быть на Украине, на мой взгляд, следующие.

Первая — укрепить позиции католицизма в этой стране. Непосредственные контакты и соответствующие переговоры с руководством Украины, которое по многим, прежде всего политическим, причинам очень заинтересовано в положительной оценке его со стороны Ватикана, конечно же, не останутся бесплодными. Можно ожидать серьезных политических соглашений, касающихся положения Католической Церкви в этой стране. Естественно, что усиление католицизма явится прямым ослаблением там православия.

Приезд Папы и весь его визит будет широко и громко освещаться всеми средствами массовой информации и это будет иметь немалое психологическое воздействие на значительную часть общества. Зрелищные мероприятия всегда использовались в качестве одного из эффективных средств целенаправленного воспитания народа. И данный приезд на Украину не является исключением.

Вторая причина — этоличные амбиции, честолюбие понтифика, о которых по понятным причинам не особенно говорят, но которые ощутимо просматриваются во многих его акциях. Взять хотя бы возведение им в 1997 году в ранг «учителя Церкви» (высшая ступень святости) Терезы из Лизье — монахини, скончавшейся в 23-летнем возрасте! О ее самопонимании ярко говорит ее «Повесть об одной душе», в которой она пишет: «Я стану великой святой…. В сердце моей матери Церкви я буду Любовью… и через это моя мечта осуществится!» Акт возведения Терезы в «учителя Церкви» Папа совершил по просьбе французской молодежи — причине очень «серьезной». И духовный образ новой «учительницы Церкви», и побудительные мотивы ее появления достаточно свидетельствуют о внутреннем мире самого Папы.

Люди часто не придают значения роли страстей в человеке, в его деятельности или думают, что страсти с возрастом сами собой угасают. Ничего подобного. Незамечаемая и потому неискореняемая гордость только возрастает. И в данном случае нет сомнения, что оказаться ПЕРВЫМ из пап в такой исконно православной стране — является непреодолимым стимулом для Иоанна Павла II. Он прекрасно понимает, что эта поездка прославит его в истории католичества более чем какое-либо другое деяние.

Третья причина. Вступление Папы на территорию Украины — это большой шаг на пути в Россию, которая всегда была и остается мечтой номер один для Ватикана. Тот факт, что большинство на Украине — православные, не может смутить Ватикан. Он привык к войнам. Он всю историю ведет активные боевые действия, постепенно захватывая все новые территории. События последних десяти лет показали, что, когда выгодно, Ватикан, как и во все прежние времена, способен прибегнуть к самому грубому насилию. У него свое понимание христианства, от которого да избавит нас Господь.


Н.С. Леонов, генерал-лейтенант, доктор исторических наук

ЗАПАД И ВАТИКАН ГОТОВЫ ТОРЖЕСТВОВАТЬ ПОБЕДУ

Почему Папа Иоанн Павел II решил поехать на Украину, несмотря на возражения Русской Православной Церкви Украины и большинства украинского населения?

Во-первых, речь, безусловно, идет о прозелитизме, т. е. о попытке Ватикана завоевать новые территории и новый контингент верующих для католицизма и униатства. Святой Престол давно обеспокоен нарастанием в традиционных католических странах Европы атеистических или протестантских взглядов. Падает посещаемость соборов, влияние и авторитет католических организаций и партий. Вся инфраструктура католицизма в Западной Европе все более превращается в музейно-туристическое предприятие, нежели центр духовной жизни.

Основная паства католической церкви уже давно находится в Латинской Америке, но и там в последние десятилетия усилилось проникновение протестантизма.

Ватикан стремится компенсировать эти потери, развертывая наступление на Востоке. Поездки Папы в православные страны — Румынию, Грузию свидетельствуют именно об этом. Каждый выезд Папы на Восток сопровождается учреждением католических епархий, назначением епископов.

Во-вторых, Ватикан был и остается не только религиозным центром католицизма, но и важным политическим орудием Запада в его вековой борьбе против Востока. Наблюдается очевидная синхронизация действий политических структур Запада — НАТО и Европейский Союз — и Ватикана, с целью отрыва восточноевропейских государств от России, а в духовной отношении от Русской Православной Церкви. Папа Римский нарушает при этом исторически сложившиеся границы канонических территорий других конфессий и вторгается в недоступные прежде для Рима пределы, используя сиюминутные политические возможности. Тем самым Ватикан не только не способствует сближению различных христианских Церквей, а закрывает двери для возможного диалога и поиска путей для взаимопонимания.

То, что Святой Престол занимает сейчас Папа — поляк по национальности, придаёт визиту понтифика особо тревожный исторический отсвет. Он как бы даёт понять, что многовековая борьба украинского народа за свою православную веру и союз с Москвой на этом отрезке времени не увенчалась успехом, а Запад и Ватикан пусть временно, пусть вопреки желаниям и чаяниям подавляющего большинства украинских православных, но готовы торжествовать победу.


К.Ф. Затулин, директор Института стран СНГ
ВИЗИТ НОСИТ ОТКРОВЕННО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР

Прежде всего, этот визит носит откровенно политический характер. Это лишний раз удостоверили сами организаторы приглашения в правительстве Украины, когда, столкнувшись с резким осуждением православных, вынуждены были представить приезд Папы как визит главы государства Ватикан. Было бы крайне наивно полагать, что пребывание главы церкви, агрессивно настроенной по отношению к подавляющему большинству верующих на Украине, способно хоть в малой степени умиротворить бушующий в стране политический кризис. Все ровно наоборот. Кто является инициатором и апологетом приглашения Папы на Украину? Политические силы совершенно определенного толка, идеологические корни которых происходят из униатской Галиции: это Рух, Конгресс украинских националистов, Черновил-младший, вице-премьер Николай Жулинский, называемый на Украине не иначе, как главным «дерусификатором». В сегодняшнем противостоянии властей и оппозиции на Украине эти силы и эти люди, за малым исключением, — ниспровергатели президента Леонида Кучмы и, без всякого исключения, — борцы против влияния России, русского языка, единой православной веры.

Римско-католическая Церковь, во главе которой стоит Иоанн Павел II (Войтыла), не скрываясь, поощряет русофобию и русофобов на Украине. Как иначе можно расценивать факт награждения Папой католическим орденом львовского мэра Куйбиды в разгар антирусской истерии во Львове летом прошлого года. Награжден мэр города, в котором насильственно захвачены все православные храмы.

Сторонники папского визита представляют себя защитниками европейских ценностей, прав человека и т. д. Между тем их конкретные действия по отношению к инакомыслящим и инакоговорящим носят откровенно агрессивный, подавляющий характер. Взять хотя бы целый ряд юридических актов Правительства Украины, направленных на фактическое выдавливание русского языка, политику искоренения русских школ и образования, особенно на западе Украины, непризнание самобытности семисоттысячного карпаторусского народа — русинов и т. д. Последний пример — травля епископа Тульчинского Ипполита, на которого руховцы во главе с депутатом Юхновским пишут публичные доносы в службу безопасности Украины за то, что он является противником отделения Киевской митрополии от Московского Патриархата.

Сама подготовка к визиту Иоанна Павла II вскрывает глубокие противоречия между окатоличенной, униатской Галичиной и православной Украиной. Прозападная Галичина рукоплещет Папе, Украина встречает его, как минимум, настороженно.


http://rusk.ru/st.php?idar=6083


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru