Русская линия
Фома Сергей Худиев26.04.2013 

О неприкрытой агрессии
Откуда она берется и что с ней делать?

Интернет вообще — и русский интернет в частности — довольно агрессивная среда. Хуже того, православный интернет — тоже не то место, где благорастворяются воздухи. Если на одном из мирских сайтов висит предупреждение «это интернет! Здесь могут послать туда-то!», то нам подошло бы предупреждение «Это православный интернет! Здесь могут анафематствовать и обвинить в апостасии, ереси, предательстве, человекоугодии, стяжательстве и далее по списку».

Нельзя сказать, чтобы любовь учеников Христовых друг ко другу не являлась вообще —но мы часто видим ту же агрессию, что и в миру, только под другими лозунгами. Почему? Религия делает людей агрессивными? Если вы так думаете, зайдите на какой-нибудь атеистический ресурс. Но откуда тогда берется агрессия? И что нам с ней делать?

Психологи говорят о таком явлении, как «рационализация» — это «попытка создать гармонию между желаемым и реальным положением и тем самым предотвратить потерю самоуважения». Это примерно то же самое, что в нашей традиции называется «самооправданием». Например, человек пьет — и понимает, что ему не стоит себя так вести, но признать, что он больной грешник, который должен искать прощения и помощи, он не хочет. Тогда он выстраивает систему оправданий — иногда самых фантастических. Я, например, слышал, что алкоголь предотвращает рак (на самом деле, ровно наоборот) и, в условиях крайнего севера, снабжает организм витаминами (тоже наоборот). А также, что он убивает микробов и вообще укрепляет здоровье. (Что тоже полная чушь).

Такое бывает не только при химической зависимости — взять, например, такое явление как нисходящая спираль враждебности. Сначала вы относитесь с неприязнью к каким-то людям и поэтому обращаетесь с ними несправедливо (хотя бы говорите о них плохо). Потом вы должны либо признать, что вы были неправы, либо настаивать на том, что это — по-настоящему плохие люди, которые и не заслуживали лучшего отношения. Уверенность в том, что они — гады, приводит к еще более несправедливому отношению, а несправедливое отношение требует для своего оправдания еще большей уверенности в том, что они — гады. Как где-то пишет Лев Толстой, «Николай сделал очень много зла полякам, поэтому ему надо было быть уверенным, что все поляки — негодяи».

Ни один ненавистник не говорит о том, что он ненавидит других людей потому, что он злобный, фрустрированный лузер, который не может добиться своих целей и ищет на ком бы выместить свое мучительное чувство неполноценности и несостоятельности. Он всегда ненавидит гадов, за то, что они гады, поистине достойные ненависти. Не иметь ненависти к таким гадам, как эти — значит предавать добро, правду, справедливость, родину и так далее.

Христиане оказываются в особенно сложном положении — потому что нам прямо заповедано любить ближних, и других христиан — особенно. Пропасть между Божией заповедью и нашей неспособностью любить (или хотя бы спокойно терпеть) своих ближних оказывается особенно кричащей, и потребность в самооправдании —рационализации, как отстраненно говорят психологи — оказывается особенно острой.

Это значит, что ближний, которого нам довелось не любить, должен быть гадом космических масштабов — чтобы вызвать обоснованную неприязнь даже таких кротких, незлобивых людей, как мы. Он должен быть вторым Арием, и, желательно, Иудой (если мы люди, склонные к крепкому фундаментализму и выбираем путь борьбы с ересями) или тем фарисеем, которому Евангелие провозглашает семикратное «горе вам», только хуже в четыре раза (если мы люди, скорее, либеральные).

Причем озлобление и агрессия (как и в светском варианте) подают себя как что-то не просто допустимое, но и прямо должное — отсутствие скрежета зубов в адрес врагов Истины рассматривается как предательство.

Я и сам знаю это за собой — меня тоже страшно раздражают люди, не имеющие евангельских добродетелей. Прямо поубивал бы всех этих гадов, не имеющих любви к ближнему!

Но что с этим делать? Прежде всего, признать реальное положение дел — ну да, мы грешники и в силу своей падшей природы склонны ненавидеть Бога и ближнего своего. Падший человек стремится быть центром мироздания — а Бог и люди мешают, он озлоблен, очень напуган и пытается придать себе мужества, подогревая в себе гнев.

Существует пропасть между тем, кем мы должны быть, и тем, кем мы являемся, тем, как мы должны поступать — и тем, как мы поступаем на самом деле. У нас возникает мощный, почти инстинктивный порыв заняться самооправданием и предотвратить потерю самоуважения.

Но самоуважение, основанное на наших предполагаемых достоинствах — это то, что надо отпустить, чтобы обрести подлинное основание для мира и принятия себя. Да, мы грешники, испорченные и виновные — но Отец неизменно любит нас, Христос искупил наши грехи, а Святой Дух с бесконечным терпением трудится над исцелением наших душ.

И когда со дна души поднимается ярость, можно спокойно признать — ну да, это не благородное негодование пророка на зло и грех, это просто несчастная комбинация плохого пищеварения, гордыни, страхов, воли к доминированию и прочих плодов плоти. И посмотреть на это так, как мы смотрим на физическое недомогание — со стороны. И принести его Христу так, как мы приносим болезнь врачу — я не солидарен с этим, я хочу от этого избавиться. Тогда мы откроемся действию Святого Духа, который создаст в нас совсем другие плоды: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание. (Гал.5:22,23)

Источник фото — сайт digit.

http://www.foma.ru/o-neprikryitoj-agressii.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru