Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Анастасия Долгошева26.04.2013 

Что им стоит построить?
Право на получение земли у многодетных есть. Только воспользоваться им они не могут

Видимо, меньше всего шансов стать многодетными родителями у детей из многодетных семей, которые, казалось бы, воспитаны «в традиции». Жилищный вопрос все портит.

18+

Многодетных семей в России — больше миллиона. В Петербурге — 17 тысяч. В таком строю наверняка найдутся и неплохие строители.Живет, допустим, обычная семья: один-два ребенка. Дети выросли, «двушка» стала тесна, тем более если чада намерены создать свои семьи. Наследства от дяди-миллиардера в Аргентине не предвидится; работа у всех обычная, т. е. позволяющая безболезненно скопить на жилье лет через 200. Традиционный выход: вся родня скидывается отпрыскам на жилье либо помогает выплачивать дикие проценты по ипотеке.

Но это категорически «не вариант» для семей многодетных: на всех не наскидываешься. Квартира, просторная, пока дети были маленькие, становится как бы коммуналкой, и исходу из нее не найти.

Надежда затеплилась, когда в 2011-м президент России (тогда — Д. А. Медведев) заявил: семьи с тремя и более детьми должны иметь право на бесплатное получение земельного участка под дом или дачу. Право закреплено в федеральном законе от 14 июня 2011 г. № 138-ФЗ «О внесении изменений в статью 16 федерального закона „О содействии развитию жилищного строительства“ и Земельный кодекс Российской Федерации». В Петербурге действует закон от 9 ноября 2011 г. № 710−136 «О предоставлении земельных участков для индивидуального жилищного или дачного строительства гражданам, имеющим трех и более детей».

Сейчас надежда получить землю покрывается первым ледком.

За нами не занимать

В Петербурге 17,5 тысячи многодетных семей. Из них 1667 граждан стоят на учете как нуждающиеся в жилых помещениях и 103 — в улучшении жилищных условий. То есть написать заявление на участок под индивидуальный дом могут 1770 человек — правда, подали заявление на 1 января 2013 года всего 147 граждан.

С дачами — другие цифры. На участок под фазенду претендуют 13,5 тысячи многодетных семей.

 — В СМИ говорилось, что город планирует ежегодно обеспечивать земельным участком под дачу полторы тысячи семей, — рассказывает многодетная мама Дарья Дорофеева. — Обычно, когда рождается третий ребенок и семья может встать на очередь, старшему ребенку не меньше 6 лет. Если многодетных — 17 тысяч, то даже если будут обеспечивать по полторы тысячи семей в год, то у большинства очередь подойдет, когда старшему ребенку исполнится 18 лет и семья автоматически перестанет считаться многодетной. У Райкина миниатюра была: встали на очередь в детсад, когда очередь подошла — дочка уже университет закончила.

На самом деле Дарья Марковна не многодетная мама. Хотя родила шестерых. Но дети взяли да выросли. Из тех, кому еще не исполнилось 18 лет, остались двое: одному 14, другому 17. Правда, 21-летний Ваня — инвалид детства по слуху, и теоретически он на попечении семьи «пожизненно», с ним были бы как раз трое. Но что гадать? Все равно в первую очередь участками должны быть обеспечены нуждающиеся в жилье семьи с пятью и более детьми, не достигшими 18 лет. И из этих семей тоже выстроилась очередь — их больше полутысячи.

Землю — рабочим!

К 2012 году за счет средств горбюджета удалось выделить только 43 земельных участка в городе под индивидуальное жилье. Причем только 27 из них обрели хозяев. 16 никому из первоочередников не приглянулись, хотя формально отвечают требованиям (имеют инфраструктуру).

В этом году город выделил деньги на формирование 63 земельных участков под индивидуальное жилье. Итого вместе с невостребованными — 79 участков.

Вот такие темпы.

И не скажешь, какой вопрос неподъемнее — обеспечение землей под дом или под дачу.

 — В Петербурге дефицит свободных территорий, — говорит зампредседателя комитета по земельным ресурсам Николай Филин. — Поэтому правительство города совместно с правительством Ленобласти ведут работу по подбору областных земель, которые могут быть переданы в собственность Петербурга под дачные участки для многодетных семей.

Пока удалось договориться о передаче 67 га в пос. Лебяжье Ломоносовского района Ленобласти: этим летом планируется передать многодетным 300 земельных участков.

По словам Николая Филина, решается вопрос передачи в собственность города 167 га в деревне Клясино Гостилицкого сельского поселения и 200 га в деревне Варвароси. В целом это еще 1000 участков под дачи.

Еще рассматривают территории в Кировском и Гатчинском областных районах. В принципе договоренность города с областью предполагает, что ежегодно и будут выделяться те самые полторы тысячи участков.

 — Это позволит обеспечить землей граждан, вставших на очередь до 1 января 2013 года, ориентировочно за семь-восемь лет, — говорит Николай Филин.

То есть Дарья Марковна права в своих примерных подсчетах: велик риск не дождаться.

 — Эти опасения справедливы, — согласен Николай Филин. — Но такова прямая норма закона: семья должна считаться многодетной именно на дату предоставления участка. У людей складывается ощущение, что если президент дал поручение, то все будет сделано немедленно. Но надо учитывать возможности города — и в смысле наличия земель, и в смысле средств, которые город должен вкладывать в инфраструктуру этих участков. Ленинградская область не готова сразу отдавать свои земли городу. Потому что прямой заинтересованности у области нет. Только опосредованная: что территория с развивающимся дачным поселком будет обрастать дополнительной инфраструктурой, появятся дополнительные рабочие места. Только в этом смысле есть какой-то интерес.

Отдельная коммуналка

Любовь Маркова — личность известная, по крайней мере среди многодетных Адмиралтейского района. И не только потому, что у нее десять детей. В голодные 1990-е Любовь Алексеевна развернула бурную общественную деятельность и добилась того, чтобы до многодетных доходила положенная гуманитарная помощь, а то ее почему-то смывало в ларьки.

Любовь Алексеевна (кстати, тоже «немногодетная», поскольку дети выросли) представляет ассоциацию «Петербургская многодетная семья». Ассоциация регулярно пишет в инстанции обращения. Главный мотив: если указ президента «О мерах социальной поддержки многодетных семей» (он ельцинский, от 5 мая 1992 года, № 431) велит субъектам Федерации определять меры соцподдержки, то власть Петербурга обязана «решать проблемы многодетных семей, в которых дети достигли совершеннолетия за время ожидания оговоренных указом мер поддержки». То есть если государство взяло на себя обязательства, но затянуло с их выполнением до сроков, когда обязательства кончаются, — это даже нечестно. И надо что-то делать.

 — Мы вставали на очередь до 2010 года, и, когда вставали, было именно пять несовершеннолетних, то есть мы были первоочередниками, — комментирует Любовь Алексеевна. — А сейчас нам говорят: когда вы на очередь вставали, еще же не было того медведевского закона.

 — Речь о праве, которое не было реализовано, — добавляет Дарья Марковна. — И сейчас мы так же нуждаемся в реализации этого права, как нуждались тогда.

Ассоциация указывает не только на земельный вопрос. Квартира многодетной семьи считается отдельной, хотя фактически превращается в коммуналку, когда дети вырастают и особенно когда заводят свои семьи, так что иногда в «отдельной» квартире обитают по две семьи в комнате. Но так называемые нормы нуждаемости в жилых помещениях для коммуналок и для отдельных квартир — разные. Сильно разные. В коммуналке учетная норма — 15 кв. м общей площади. В отдельной — 9 кв. м. То есть если на каждого из многодетной семьи приходится по 9 «квадратов» общей площади, то он считается «ненуждающимся».

 — Мы хотим, чтобы в приеме на учет многодетные семьи приравняли к проживающим в коммунальных квартирах, — говорит Любовь Алексеевна. — Чтобы норма была по 15 кв. метров. Потому что по сути это многонаселенная коммуналка.

 — Очень интересно ведутся подсчеты, — добавляет Дарья Дорофеева. — Когда дело касается льгот, то выросшие дети уже «не считаются», они будто и не наши дети. А когда речь о метраже — тут уже считается, что это наши дети и мы одна семья.

Семья Дарьи Марковны (она, муж, шесть детей) живет в квартире с роскошными 140 «квадратами». Правда, квартира — нежилой фонд, все пространство делится на две комнаты плюс кухня.

 — Даже ордер толком разделить не сможем, потому что формально у нас всего лишь «двушка», — говорит Дарья Марковна.

 — Мы просим, чтобы детям, выросшим в многодетных семьях, давали жилье по коммерческому найму, — продолжает Любовь Алексеевна. — Жилье не делается твоей собственностью, но это хоть что-то. Это уже решение проблемы гражданских браков. А иначе молодые живут где придется — то на квартире у одних родителей, то у других. Это порождает безответственность. Пока на коммерческий наем могут рассчитывать только очередники.

Гладко было на бумаге

Когда поднимается вопрос о земле для многодетных, обычно у чиновников находятся дополнительные резоны для скепсиса: землю дадим — а на какие шиши они дом будут строить? Не потянут, все равно продадут. (Закон, кстати, выражен в том духе, что «это их дело, что с землей делать». То есть можно и продать — лишь бы не использовали не по назначению.)

У многодетных оптимизма побольше. Дарья Марковна помнит по юности, по 1980-м, как в новосибирском академгородке семьи физиков-ядерщиков, в том числе многодетные, сообща возводили домики. Сегодня в выходной всей лабораторией пашем у доктора наук Петрова, завтра — у кандидата наук Сидорова.

Это к тому, что если скооперироваться, выйдет дешевле: одно дело бригаду нанимать под одну дачу, другое дело — под полтора десятка дач. Опять же все закупки — оптом. И подросшие дети — тоже подходящие работники-строители.

Дарья Марковна даже в земельный комитет ходила, беседовала с председателем. Говорит, очень благожелательно настроен. Предложила ему: а если многодетные всего города организуются и какие-то вопросы возьмут на себя?

Вот, сейчас «организовываются» (ассоциация «Петербургская многодетная семья» далеко не единственная; есть и районные сообщества). Вообще многодетные «по природе» своей — очень неплохие организаторы.

Это, конечно, напоминает дележ шкуры медведя, который гуляет себе в лесу. Можно гениально распланировать, как построить «многодетный» поселок, но земли-то нет.

 — Я считаю, что это неправда, что нет земель, — уверена Любовь Алексеевна. — Есть. Ее дать не хотят.

Перечисляет: много расформированных воинских частей, заброшенные деревни, можно продлить улицу в поселках; выделить участки в уже существующих садоводствах; в поселках и деревнях с убывающим населением; в бывших городках, «пока там полностью не уничтожена имевшаяся инфраструктура».

 — Пусть бы земля и стоила что-то. Но чтобы это были подъемные деньги.

Зампред земельного комитета поясняет:

 — Есть регионы, где намного легче выполнить указание президента — там много свободных земель буквально вдоль дорог, то есть имеется хотя бы транспортная инфраструктура.

Например, у Ленобласти ключевая сложность не в землях, а в обеспечении земли инфраструктурой: на «подготовку» 1 га уходит 6,5 млн рублей. Но там и земли для областных многодетных стали раздавать раньше — по областному закону от 14.10.2008 № 105-оз «О бесплатном предоставлении отдельным категориям граждан земельных участков для индивидуального жилищного строительства», и с тех пор было роздано 690 участков (78,4 га) и, как отчиталась Ленобласть, по итогам 2012 года субъект обеспечил 33% многодетных очередников.

Николай Филин продолжает:

 — Москва и Петербург — это особый случай, это города — субъекты Российской Федерации. Они не могут расширить территорию населенного пункта. Москва немного расширила свои границы, и это была мощная политическая воля. Вопрос о расширении Петербурга сейчас не стоит. Мы реализуем проекты создания намывных территорий, но это будет очень дорогая земля. И к тому же Петербургу нужно развивать производственные зоны с целью перевода промышленных площадок из центра города. К сожалению, этот закон красиво выглядит на бумаге, а на самом деле для его реализации готовых земельных участков в городской черте нет.

Кстати, в конце прошлого года город направил письмо в адрес министра обороны с просьбой о содействии в подборе возможных вариантов земельных участков Минобороны, тем более что есть федеральный закон от 8.12.2011 № 423-ФЗ «О порядке безвозмездной передачи военного недвижимого имущества в собственность субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга…».

…Наверное, надо было сразу оговориться, что речь об, извините, нормальных семьях. Уточнять это неловко, но приходится: телепередачи вроде той, что у Андрея Малахова, создали незабываемый образ многодетной семьи — мать-одиночка, пьющая и штампующая детей, не приходя в создание. Это бывает, но это из ряда вон. «В ряду» — обычные семьи: дети получают высшее образование, играют на скрипках-фортепианах, ходят в кружки; родители затевают бизнес, теряют бизнес; работу теряют и находят; в голодные времена «бомбили» поочередно по ночам. Обычная нормальная семья, отличающаяся от большинства обычных и нормальных только тем, что детей много.

И не надо вот этого: «понарожали — и требуют подарков от государства». Во-первых, государство дало понять, что детей чем больше — тем лучше; во-вторых, если на то пошло, дети вырастают в налогоплательщиков и каждый приносит свою копейку в наш с вами общий пенсионный и прочий социальный кошелек.

Ах да, еще: дети — цветы жизни.

У Любови Алексеевны есть в запасе образцово-показательный пример того, «как надо». Белоруссия. Льготные кредиты многодетным — до 100% стоимости строительства. На срок до 40 лет. Не падайте в обморок: под 1% в год. Причем «детьми» считают и тех, кому до 23 лет, если они учатся.

Но то Белоруссия. У России, говорят, проблема: земли навалом, людей нет. А такое ощущение, что наоборот.

ФОТО nevsobor.karelia.ru

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 298 501@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru