Русская линия
Радонеж Сергей Худиев22.04.2013 

Об опасностях борьбы с сектами

Как сообщается в новостях, Комитет Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций создает рабочую группу по изучению деятельности представителей нетрадиционных религий — в просторечии именуемых сектами — на территории России. Это сообщение пришло в годовщину трагического штурма поместья «Гора Кармель» в США — когда погибли десятки членов религиозной секты «Ветвь Давидова»

Лжепророк Дэвид Кореш как-то убедил своих последователей, что вот-вот разразится последняя битва сил добра и зла, сектанты засели в поместье «Гора Кармель» и стали закупать оружие. Когда представители властей явились, чтобы задать вполне понятные вопросы, по ним открыли огонь.

Власти осадили поместье, и, после 50-дневной осады, пошли на штурм. Штурм привел к пожару, в котором погибли 79 членов секты. Когда у выживших сектантов спросили, почему же они не оставили своего безумного лидера во время осады и не перебежали к полиции, те отвечали, что все действия властей во время осады подтверждали «пророчества» Дэвида — он же предсказывал, что силы зла явятся, просыпаемся — а они под окнами.

Это — один из самых ярких, но не единственный пример того, как религиозные психопаты приобретают жуткую, поистине демоническую власть над своими последователями, к их не только душевной, но и, нередко, вполне физической погибели. Вспомним Дэвида Джоунса, который заманил в джунгли Гаяны и там полусклонил-полупринудил к самоубийству около тысячи своих адептов, Секо Асахару с его газовой атакой — эта секта проехалась и по нашей стране — и множество лжехристов и лжепророков поменьше, которые, хотя не достигли такого размаха в убийствах, тем не менее несут ответственность за поломанные жизни людей, да и немалый материальный ущерб — обратим внимание хотя бы на мошенников из «Кингз Кэпитал», действовавших под прикрытием неопятидесятнической общины «Посольство Божье».

Поэтому желание депутатов присмотреться к деятельности религиозных (и квазирелигиозных) сообществ понятно и совершенно оправдано. В некоторых случаях государство может и должно вмешиваться, и у него должны быть инструменты для этого.

Однако тот же случай с «Ветвью Давидовой» побуждает задуматься об опасностях, которые тут могут возникнуть.

Представители государства, очевидно, хотели, как лучше — и они боролись с по-настоящему опасной сектой. Но их необдуманные действия привели только к укреплению власти Кореша над своими последователями, и, в итоге — к десяткам жертв.

Поэтому нам стоит рассмотреть побочные эффекты, которые могут возникать при борьбе с сектами — и то, как она может повлиять на самих сектантов, и то, как она может повлиять на общество в целом.

И их стоит предвидеть; потому что бессмертное изречение Виктора Черномырдина «хотели как лучше, а вышло как всегда» описывает как отечественный, так и мировой опыт — а в английском языке есть похожая поговорка про благие намерения.

Секты часто носят отчетливо апокалиптический характер — конец света наступает вот-вот, мир поделен на избранных, которые переживут все бедствия и войдут в рай на земле (это члены секты и только они) и отверженных (всех остальных), которые погибнут в ходе последней битвы.

Преследования сект превосходно вписываются в эту картину — «сыны тьмы ополчаются на сынов света, мы же вам говорили». «Всемирная империя лжерелигий преследует истинных рабов Бога». «В Библии ясно сказано, что истинные верующие будут гонимы, мы, как видите, гонимы — следовательно, мы и есть истинные верующие». Преследования убеждают сектантов, что они находятся на правильном пути, и что им следует и дальше доверять своему руководству. Более того, боль и обида, вызванная преследованиями, побуждает людей искать поддержки и утешения — и, как Вы думаете, у кого они будут ее искать? Правильно, у собратьев и наставников в той же секте; чем более враждебным будет выглядеть окружающий мир, тем более секта будет становиться единственным источником любви, тепла и человеческого участия.

Борьба с сектами — это та область, где интересы государства и Церкви пересекаются — но не вполне совпадают. Государство озабочено предотвращением посюстороннего, материального ущерба, оно должно защищать жизнь, здоровье и имущество людей. Церковь, полностью поддерживая его в этом, обращена к другому — к вечному спасению.

В глазах Церкви лжеучение есть лжеучение, даже если его нельзя упрекнуть в нанесении физического ущерба.

Соблазнительно позвать городового для вразумления еретиков — тем более, когда городовой, по своим соображениям, и так к ним присматривается. Но у этого есть неизбежный побочный эффект — кто тут еретик, а кто нет, в итоге будет решать именно городовой. Множество Православных мучеников пострадали от христианских византийских императоров — которые впали в ересь и взялись насаждать ее силой государственной власти.

Случаи, когда само по себе исповедание истинности Православной Веры вызывало обвинение в «экстремизме» уже были — и если мы признаем за городовым право преследовать людей за их религиозные взгляды, мы сами окажемся в опасности. Механизмы преследования, созданные в ходе борьбы с сектантами, могут быть очень скоро развернуты против нас. В Европе существует мощная тенденция к насаждению светлого царства абортов шаговой доступности и гомосексуализма начиная с детских садов, тенденция, связанная с подавлением — за «гомофобию» и другие ужасные злодеяния — всех, кто с этими нововведениями не согласен. Как повернется развитие событий у нас, мы не знаем — и приучать городового к преследованиям за религию не стоит.

Что же стоит делать? Есть известный стишок про то, как солнце поспорило с ветром, кто быстрее сможет заставить путника снять плащ. Холодный ветер дул изо всех сил, но путник только сильнее кутался в плащ. Но когда пригрело солнце, он сам снял его и убрал в мешок. Члены сект — люди с глубоким и искренним интересом к духовной жизни; чтобы присоединиться к очень непопулярному меньшинству, с перспективой различных неприятностей, надо достаточно серьезно относиться к Богу. И это люди, к которым православное свидетельство должно быть обращено в первую очередь.

Многие люди пришли в Церковь из сект. К обращению их побудила встреча с дружелюбными православными — православными, которые пили с ними чай, терпеливо и грамотно отвечали на их вопросы, и, не только своими словами, но и своим поведением растапливали тот лед недоверия, который сформировался отчасти под влиянием учения секты, отчасти под влиянием враждебности внешнего мира.

Православная вера — истинна; и там, где она возвещается искренне и с усердием, сам Бог, «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. (1Тим.2:4)» помогает свидетельству церковных людей.

Государство, несомненно, может и должно преследовать деяния, опасные для физической жизни, здоровья и имущества граждан. Однако его не следует поощрять преследовать ересь как таковую. Борьба с ересью должна совершаться мечем слова Божия, а не дубинкой полицейского — и ее должна вести Церковь, а не государство.

http://www.radonezh.ru/analytic/18 052.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru