Русская линия
Вестник Русской линии Зинаида Пейкова01.03.2001 

Отношение российского населения к православию в конце ХХ века
(по материалам социологических исследований)

В истекшем ХХ веке наука стала проникать в такие области человеческого бытия, которые всегда оставались неприкосновенной тайной, святая святых. Одной из таких священных областей стали отношения человека и Божества, сфера духовного вообще, которыми на Западе стала бурного заниматься новая отрасль науки — эмпирическая социология религии. Успехи ее создали видимость возможности «научного управления» в сфере сакрального, а самым впечатляющим результатом оказалась знаменитая техника промывки мозгов, разработанная в 1950-е годы в США именно в рамках психологии и социологии религии.
Однако все это время закрытым от человеческого любопытства продолжало оставаться Православие, которое и сегодня некоторые называют самой неизвестной религией. Все то время как на Западе шли научные разработки в области религиозной жизни человека, в России им постоянно мешали те или иные препятствия. Так, если в советское время исследователи смели касаться сферы Божественного, то на помощь приходила атеистическая власть, перечеркивала их усилия и обнародовала сфальсифицированные данные о религиозности населения. В наши дни произошли кардинальные изменения религиозной ситуации в нашей стране, но зеркало социологии по-прежнему еще не в состоянии четко отразить их. Хотя эмпирических данных по религиозности населения за последнее десятилетие было накоплено достаточно много, но они настолько противоречат друг другу, что ни о какой ясной картине пока не может быть и речи. Главная причина заключается в том, что, к сожалению, социология в нашей стране, еще не успев стать наукой, превратилась в инструмент манипулирования общественным мнением. С этим согласится каждый, кому известно, что все попытки многочисленных социологических служб спрогнозировать результаты выборов в органы власти из года в год заканчивались неудачей. Показательно в этой связи и стойкое недоверие самих социологов к данным опросов своих коллег и их стремление получить и использовать свою собственную информацию. Об этом свидетельствует, например, несколько парадоксальное название статьи профессора Б.А. Грушина, руководившего службой изучения общественного мнения «Vox populi», которое гласит: «Почему нельзя верить опросам общественного мнения» (см. ее сокращенный вариант: Независимая газета, 28.10.1992).
Если взять ту часть отечественной социологии, которая занимается религией, то положение в ней еще более неутешительно. С одной стороны, еще не сошли со сцены религиоведы-атеисты советской закалки, видящие в Православной Церкви своего личного врага и готовые сражаться с ней до последнего дыхания. Пожертвовать для этой цели научной истиной — их профессиональный долг. С другой стороны, как грибы после западных денежных вливаний, стали расти псевдосоциологические службы, производящие в массовом масштабе недоброкачественную «социологическую» продукцию и заполняющие этим информационным шумом СМИ. И те, и другие работают на дискредитацию Церкви и Православия. В этом потоке едва заметны голоса добросовестных исследователей, пересчитать которых можно по пальцам, да и то одной руки. При этом полностью отсутствуют конфессиональные исследовательские религиозно-социологические центры, которые могли бы хотя бы в малой мере противостоять этому напору лжи и фальсификации. Так, до сих пор нет никаких данных, полученных верующими социологами. Это объясняется тем, что проведение добротных исследований на безграничных просторах нашей родины требует огромных средств, которых нет ни у академической науки, ни у Православной Церкви. Не проясняют ситуацию с религиозностью и переписи населения, потому что в них отсутствует вопрос о вероисповедной принадлежности, да и последняя перепись, намеченная на 1999 год, не состоялась.
Переходя к изложению накопленной религиозной социологической статистики, еще раз напомним, что речь будет идти всего лишь о нынешней исследовательской ситуации в российской социологии религии, о представлениях социологов о религиозности населения России. Вопрос о том, каково в действительности состояние этой религиозности, требует дополнительного анализа самих социологических данных и оценки их надежности. В настоящее время, до проведения такого анализа неизвестно, насколько данные социологов соответствуют действительности, и потому вопрос о религиозности в России остается для науки нерешенным.
Информация, которая будет изложена далее, была взята из многих источников, перечень которых невозможен в этом кратком докладе. Однако его вместе с более развернутой социологической статистикой религиозности в России можно будет найти в сборнике «Русское религиозное возрождение: 1988−2000», который готовится к публикации усилиями Историко-правовой комиссии Русской Православной Церкви.
Итак, в целом отношение населения России к Православию положительное, причем эта тенденция с каждым годом улучшается. Так, положительно к нему относились 46% в 1990 г., 76% - в 1994 и 88% - в 1996 г. Больше половины населения еще в 1994 г. считало, что Православие в наибольшей степени может способствовать возрождению России, причем в Москве такого населения было 55%, а в С.-Петербурге — 81%. Среди представителей многих российских национальностей вовсе нет таких людей, которые относились бы к нему отрицательно. Хуже всего относятся к православию некоторые народы Кавказа — 9,2%, Средней Азии — 8,3%, немцы — 4,0 и татары — 1,1% (1995). Из представителей разных религий наиболее негативно относятся к православию протестанты (8,2%) и мусульмане (2,8%).
Доверие населения к Православной Церкви очень высоко. Все 1990-е годы из всех социальных институтов страны она неизменно стояла на первом месте по уровню этого доверия, и лишь в 2000 г. ее оттеснил президент страны В.В. Путин. В 1994 г. половина населения считала, что Церковь мало влияет на общественную и личную жизнь людей, а в 2000 г. половина населения уже считала, что это влияние за минувшие 10 лет возросло. Однако население смутно представляет себе, каким должно быть место Церкви в обществе. В его настроениях преобладает негативное отношение к созданию религиозных партий, занятию политической деятельностью священнослужителей и религиозных организаций, к их участию в мирской жизни вообще. Особенно пассивную позицию в этом отношении занимают православные в сравнении с католиками и протестантами. Отстают православные и в понимании того, что ответственные посты в государстве надо доверять верующим людям: среди православных согласны с этим лишь 46,9%, тогда как среди протестантов — 65,3% (1995). Однако жители столицы и люди с высшим образованием очень хотели бы видеть Церковь социально активной, особенно в сравнении с людьми старыми и малообразованными. Почти отсутствует понимание того, что православие могло бы объединить российское общество (4,4% в 1999 и 2,7% в 2000 г.), причем сами православные хуже осознают эту созидательную роль своей религии, чем мусульмане и др. (5,9% против 6,7% в 1999 г.), и совсем не осознают этого неверующие (0,8% в 1999 г.) и молодое поколение 18−28 лет (1,1% в 2000 г.). Почти половина населения (44,5%) и 61,2% православных выступают за то, чтобы объявить Россию православной державой (1995). Категорически против этого настроены все 100% иудеев, а также большинство мусульман и католиков (соответственно 79,6% и 68,0%). Очень высок рейтинг Патриарха Алексия II — хорошо к нему относятся 50% населения страны, а плохо — только 5% (2000).
Об отношении населения России к Православию хорошо свидетельствует и такой показатель, как число людей, называющих себя православными. Динамика процесса религиозной самоидентификации в России такова. В прошлом веке удельный вес православных и единоверцев в Российской Империи, включавшей такие неправославные области, как Финляндия, Польша, Кавказ и Средняя Азия, составлял около 70% (1870 г.). В европейской части России он достигал 83,44%, а в Сибири — 86,4%. В 1897 г. удельный вес православных и старообрядцев составлял также около 70%, а в 1913 г. — 75%. В настоящее время, с отпадением от России неправославных окраин, концентрация православного населения в нашей стране значительно возросла и достигла 90%. Подсчитать это можно различными способами.
1) По данным государственной статистики, дающей более точные сведения, чем социологические опросы. По этому показателю, подавляющее большинство населения России составляют православные (89−92%), за ними следуют мусульмане (6−9%). В сумме православные и мусульмане составляют 97−98% населения России. Доля представителей остальных религий исчезающе мала:
2) По данным социологических опросов — по ответу на прямой вопрос «К какому вероисповеданию Вы принадлежите?». Ни к какому вероисповеданию не относят себя только 0,6%, к православию принадлежат 89,7%, исламу — 5,3, ко всем остальным религиям (более 50 конфессий), вместе взятым, — 4,4% (1998). Заметим, что эти данные получены представителями академической науки. Среди военнослужащих, опрошенных таким методом, к православным отнесли себя 79%, мусульманам — около 9%, буддистам — около 2,5, протестантам — 1,5, католикам — около 0,5% (1996).
3) Также по данным социологических опросов, но по ответу на другой, двойной вопрос: «Считаете ли Вы себя религиозным (или верующим) человеком? Если да, то какую из религий Вы исповедуете?». Эта формулировка вопроса очень популярна среди социологов. По такой методике работают ведущие социологические центры страны, не являющиеся частью академической науки, однако регулярно проводящие опросы общественного мнения в мониторинговом режиме и потому фактически монополизировавшие производство социологической продукции в стране.
Удельный вес приверженцев тех или иных религий при таком подходе падает примерно в 2 раза, и, к примеру, на долю православных остается 40−56% населения. Строго говоря, по канонам социологической науки приведенная формулировка вопроса является некорректной, и это известно каждому студенту. Фактически она отражает не удельный вес православных, мусульман и т. д. в населении России, а удельный вес среди православного, мусульманского и т. д. населения таких людей, которые считают себя религиозными (верующими). Из числа православных выпадают все остальные группы, не имеющие столь твердой веры, например, колеблющиеся и пр., даже если они сами называют себя православными. В комментариях к подобным цифрам для краткости опускается оговорка о том, что это не все православные, а лишь верующая их часть. Не приводится также и сама формулировка вопроса. Далее эти данные уже распространяются как достоверные и со временем действительно становятся общепринятыми.
Некорректность таких данных строится на оттенках смысла слова «верующие» (или «религиозные»). Как известно, в советское время существовал особый стереотип верующих людей. Фактически это были не просто верующие люди, а стойкие, мужественные исповедники и мученики за Христа, жившие в жестоких условиях преследований, вражды, насмешек, травли и т. д. Стереотип этот медленно уходит в прошлое, но еще жив до сих пор, и людям даже в наши дни по-прежнему гораздо легче ответить, что они верят в Бога, чем назвать себя верующими (35% против 23% в 1991 г. и 47% против 34% в 1996 г.). Поэтому к этой достаточно специфической группе, к этому советскому стереотипу верующего человека, естественно, не могли отнести себя большинство обычных людей, ничем не жертвовавших во имя своей веры в Бога. На этом основании они и выпадали в подобных подсчетах из числа православных, хотя в ситуации правильно построенного опроса они относят себя к православным. Так, в группе колеблющихся православными себя считают 56,2%, в группе верящих в сверхъестественные силы — 24,1% и т. д. по убывающей в остальных группах вплоть до не верящих в Бога (1997). Надо заметить, что группа колеблющихся очень велика, по разным методикам она составляет от четверти до двух третей населения России. Нетрудно, сопоставив все эти данные, вычислить и удельный вес людей, которые относят себя к православным, но благодаря эквилибристике социологов выпадают из числа православных. Так, имеются данные, что среди православных 32,7% являются колеблющимися, а 6,5% - верящими не в Бога, а в сверхъестественные силы и т. д. Только эти две группы составляют в сумме — 39,2% (1997). Если прибавить их к 40−50% с лишним того населения, которое относит себя одновременно и к верующим, и к православным, то получим примерно тот же удельный вес православных в совокупном населении России, что и по первым двум методам подсчета.

Однако по 3-му урезанному методу подсчета собрана основная масса социологических данных, поэтому далее нам придется пользоваться именно ими. Итак, каков, по этим данным, удельный вес православных в совокупном населении России? В 1985 г. он стартовал с отметки в 9%, в 1989 достиг 20%, в следующем году перешел за 30%, еще через 2 года, в 1992 г. — за 40%, в 1993 (по другим данным — в 1995—1996 гг.) перешел за 50% и на этой отметке остается до настоящего времени. (Имеются другие данные, по которым в 1996—1997 гг. имело место снижение уровня православного населения до 44−48%.) Удельный вес приверженцев других религий в этом случае невелик — мусульман 5−7%, а последователей всех других религий, вместе взятых, — 1−2%. При этом динамики изменения числа неправославных почти не прослеживается.
Остановимся на данных об удельном весе православных среди верующего населения. Они составляют подавляющее большинство по всем имеющимся исследованиям. Так, среди жителей Санкт-Петербурга их было в 1995 г. 94,8%. По другим данным, в конфессиональном составе населения Прикамья православные составляли 87,9% в 1998 и 84,7% в 1999 г. Мусульмане составляли соответственно 7,5% и 9,4%. По третьим данным, в России в 1995 г. удельный вес приверженцев традиционных религий среди верящих в Бога составлял 93%, при этом на православие приходилось 74, а на ислам — 19%. По четвертым данным, в 1991 г. на мусульман приходилось 18,5% верующих. Наконец, существуют данные, в которых удельный вес мусульман среди верующих в несколько раз ниже: в 1995 г. он составлял 3,3%, в 1996 — 3−4% и в 1997 г. — 3,2%.
По этим же подсчетам, удельный вес приверженцев прочих конфессий, за исключением православия и ислама, среди верующих выглядит следующим образом. Все они, вместе взятые, составляли в 1991 г. 8,8% (или 9,1% по другим данным), к середине 1990-х годов их число снизилось до 2,5%, в 1996 г. — до 2,1%, в 1997 — 2,2%, в 1999 — 1,1%, в 2000 г. — 1%. Среди этих «прочих» конфессий лидировал католицизм: 5,5% верующего населения в 1991 г., от 0,2 до 1% в 1996 г., по 0,2% в 1997 и 1998 гг. Следующая по численности группа — протестанты. В 1991 г. их удельный вес достигал 3%, в середине 1990-х годов — 0,7%, в 1998 г. — 0,8%. Старообрядцы составляли в 1991 г. 0,8%. Удельный вес буддистов в 1991 г. был равен 0,4%, к середине 1990-х — 0,7, в 1995 — 1, 1996 — 0,1, в 1997 г. — 0,2%. Доля иудеев в 1991 г. составляла 0,3%, в середине 1990-х — 0,7%, в 1995 — 1%, в 1996 — 0,1% и в 1997 — 0,2%. Последователи новых религиозных движений составляли в середине 1990-х годов 0,2−0,3%. Существует еще одна группа, о которой утверждали в 1990 г., что она составляет 22% верующего населения, а в следующем году якобы возросла до 47%, — это отметившие позицию «христиане вообще». Следы этой группы были заметны в 1995 г., когда 7,5% верующих отнесли себя к «просто христианам» и еще 3% к тем, кто верят в Бога, но не разбираются в религиях. Однако впоследствии эта группа теряется.
Как видим, удельный вес приверженцев «прочих» религий за минувшие 1990-е годы продолжал неуклонно падать, несмотря на мощные потоки религиозной и духовной экспансии, захлестывавшие Россию весь этот период. Причем спад этот начался задолго до принятия в 1997 г. федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», поэтому сам закон не мог послужить причиной этот спада. Упомянутый закон не привел также к закрытию ни одной из 57 конфессий, зарегистрированных в России на момент его принятия, — все они продолжают свое существование по настоящее время. Однако удельный вес их реальных приверженцев в совокупном населении страны столь невелик, что достиг уровня, за которым социологический инструментарий перестает его улавливать и адекватно отражать. Ибо 2−3% - это уровень допустимых ошибок в массовых социологических опросах.
О том, что подавляющее большинство населения России — православные, можно также убедиться, если внимательно изучить распределение ответов в массовых опросах. На самые различные вопросы православные дают ответы, максимально приближающиеся к мнению населения в целом или совпадающие с ним. Причем это единственная группа с подобным свойством. Любые другие группы, которых в обществе можно выделить бесчисленное множество (например, даже верующие, мусульмане и т. п., не говоря уже об атеистах или неверующих), дают ответы, более или менее сильно разнящиеся с ответами населения в целом. Таким образом, общественное мнение населения России — это, как правило, мнение православных. Причина этого заключается не в том, что православные умеют навязать свое мнение всему населению — эта черта никогда не была свойственна им, — а в том, что их в этом населении подавляющее большинство.
Социологических данных о том, каково реальное религиозное поведение населения и состояние его сознания, сравнительно мало. Они указывают на то, что посещение церкви 1 раз в месяц и чаще даже среди православных находится на низком уровне (6,5% в 1992 г., 10% в 1993), и динамика здесь очень слаба. Также низка динамика тех, кто никогда не посещает церковь: 18,5% в 1992 г. и 19,2% в 1997 г. По другим данным, число никогда не посещающих церковь гораздо выше — 54−55% в 1996—1997 гг. Рассмотрим группу религиозных людей (1998 г.). Здесь хуже всего посещают церковь мужчины (74,6% никогда) и жители села (71,4%). Частоту посещений 1 раз в неделю лучше всего выдерживают люди с высшим и неоконченным высшим образованием (4,2% из них), частоту 1 раз в месяц, так же как и несколько раз в год — жители Москвы и Санкт-Петербурга (7,4%), по частоте раз в год и реже лидируют учащиеся (23,1%). Интересно проследить, как меняется активность посещений в разных группах (1991 и 1998 гг., все население). Так, жители села были на последнем месте по частоте посещений раз в месяц и чаще (3%), затем их стало в 4 раза больше (12%). Пенсионеры же были на первом месте (15%), но никакой положительной динамики не продемонстрировали (11%).
Проследим число никогда не посещающих церковь по всему населению. На этот счет имеется много данных, но они плохо выстраиваются в какой-либо последовательный ряд: в 1991 г. никогда не ходили в церковь 65%; в 1992 г. — 60,3% (по другим данным — 39,2%); 1993 — 45%; 1994 — 43%; студенты в 1995 г. — 30%; 1996 — 60%; 1997 — 27% (62%); 1998 — 60,8% (27,7%); 1999 — 60,7% (48,3%); 2000 — 35%. На основании таких данных трудно делать определенные заключения.
Имеются данные об евхаристическом поведении православного населения. Так, в 1992 г. никогда не исповедовались и не причащались большинство — 56,7% православных. За ними следовала группа тех, кто причащался реже одного раза в год (27,7%), а группы тех, кто причащался более регулярно, были гораздо малочисленнее: не реже 1 раза в год — 8,9%, несколько раз в год — 2,2%, раз в месяц и чаще — 1,1%. В 1996—1997 гг. эта частота увеличилась и стабилизировалась: причащались раз в месяц и чаще уже 4−5% православных, раз в год и реже — 17−18%, однако неизменно высокой оставалась доля тех, кто никогда не проходил через эти таинства, — 66−68%. В 1999 г. уже существовала большая группа церковно дисциплинированных людей, которые причащались хотя бы раз в месяц, и составила она 4 млн. чел. В том же году сообщили, что причащались в последние 3 месяца, около 25% православных. Если говорить о прихожанах православных храмов, то в 1997 г. 64% из них не причащались никогда, раз в месяц и чаще подходили к Святым Дарам лишь 5%, несколько раз в год — 13%, 1 раз в год и реже — 18%. Даже из самых образцовых прихожан, которые бывают в храме не реже, чем раз в месяц, 26% не причащаются никогда (1996). Если говорить о религиозных респондентах вообще (1998), то тут реже всего причащались учащиеся (из них 84,8% не причащаются никогда) и безработные. Тяжело обстоит дело с причащением и в группе таких респондентов, как мужчины, руководители, люди со средним образованием, низким доходом и т. д. Среди тех, кто причащается раз в неделю, лидируют специалисты (1,4% из них), люди с высшим образованием и пенсионеры. Среди причащающихся раз в месяц лидируют жители Москвы и Санкт-Петербурга (4,5% из них), за ними следуют служащие, руководители и жители больших городов.
Среди многочисленных праздников Пасха занимает 4-е место по важности для людей, и ее празднуют 84−85% населения России (1995 и 2000). Число тех, кто не собирается праздновать Пасху, с 1997 по 2000 гг. упало с 8 до 4%. Однако посты в последние годы соблюдают полностью лишь 2−4%. Знание молитв оставляет желать много лучшего: более трех молитв знают всего лишь 5% православных, или населения в целом (1992 и 1995). Ежедневно молятся 16,8% православных (1995). Не знают никаких молитв 62−66% и примерно столько же людей не молятся никогда (1992−1997). Среди молодежи таких людей, которые никогда не молятся, гораздо меньше — 21−26%.
Вообще молодежь часто выпадает из поля зрения в большинстве исследований, т.к. в массовых опросах, как правило, изучается население старше 18 лет. Однако сравнение старшеклассников русских с финскими свидетельствует, что религиозность русской молодежи гораздо выше, чем религиозность финской. Так, религия не играет роли в жизни лишь 12,0% русских старшеклассников, тогда как среди финской молодежи таковых в 2 раза больше — 24,4%. Доля взрослых русских, для которых религия была совершенно не важна, колебалась в тех же примерно пределах, что и у юных, в пределах 6,3−14,0% (1991−1998). Интерес к религии у учащейся молодежи очень велик — 86,5% из них хотели бы больше узнать о ней (1994). Особенно высока роль религии в жизни 10-летних детей: среди них было 75% верующих и еще 15% колеблющихся (1998).
Данные, касающиеся тех, кто раньше не верил в Бога, а сейчас верит, таковы: в 1997 г. их удельный вес был равен 13−14%. По другим данным, таковых было 16% в 1991 г. и 18% - в 1998 г. Треть населения и более утверждает, что всегда верила в Бога, тем самым опровергая официальные данные советской эпохи. Наибольшее пополнение новых верующих дали группы самого мощного и производительного возраста — 30−49 лет и с образованием не ниже среднего. Но наиболее резко возросла доля верующих в группе лиц, имеющих высшее образование, — в 2,9 раза (1989−1998). В этой же группе произошел самый резкий скачок числа посещающих церковь не реже 1 раза в месяц — в 3,5 раза.
Каковы наиболее слабые места вновь уверовавших? Резче всего (1998) они отличаются от веровавших всегда тем, что почти в 5 раз чаще верят не в Бога, а в высшую силу (14% против 3%). Вера их очень непрочна: они в 3 раза чаще испытывают колебания своей веры, иногда верят в Бога, иногда нет (20% против 6%); меньше уверены в том, что Бог есть (25% против 64%). Трудно вновь уверовавшим заниматься молитвой: среди них меньше тех, кто ежедневно молится (14% против 34%); больше тех, кто не молится никогда (34% против 17%). Им также тяжелее ходить в храм: раз в месяц и чаще ходят 13% против 21% тех, кто верил всегда. Вновь уверовавшие отстают и по такому критерию, как вера в силу молитвы. Таким образом, группа неофитов во многих отношениях выглядит хуже, чем следующие группы (по убывающей): «посещающие церковь не реже 1 раза в месяц», «веровавшие всегда», «верующие в целом» и даже чем группа «посещающие церковь несколько раз в год».
Среди религиоведов часто встречаются суждения о размытости сознания современных русских верующих и о недолжном содержании их верований. На это нужно возразить, что удельный вес лиц, верящих не в Бога, а сверхъестественные силы, в группе православных (6,5%) примерно таков же, что и среди мусульман (6,7%) и католиков (6,3%), и меньше, чем у иудеев (10%) (1997). Но действительно верно то, что среди православных больше лиц, колеблющихся между верой и неверием (32,7%), в сравнении с мусульманами (30,0%) и протестантами (14,3%).
Исследователями замечено изменение мотивов религиозного обращения. Например, в 1996 г. наиболее сильное влияние на обращение военнослужащих оказывали следующие факторы. В 19% случаев — посещение культовых учреждений, в 20% - конфликты со сверстниками, в 18% - неспособность науки дать ответы на интересующие вопросы. К 1999 г. ситуация резко изменилась. Конфликты со сверстниками отступили на последнее место (5%), на предпоследнее — аргумент от науки (7%). На первое место вышел новый мощный фактор — национальные традиции (32%), бывший в 1996 г. на последнем месте (4%). На второе — поиск смысла жизни (22%), занимавший до того предпоследнее место (5%). Как видим, первые места за 3 года стали последними и наоборот. Не меняется лишь привлекательная сила такого фактора, как посещение культовых учреждений, — 19%.
Отношение к личности Государя Николая II еще не сформировано. Так, еще в марте 2000 г. более четверти (26,5%) населения не знали, что думать о жизни этого святого; однако четверть (25,1%) считала, что он все свои ошибки искупил своей мученической смертью и почти столько же (23,6%) считали его безвинной жертвой большевистского террора. Лишь оставшаяся четверть населения (24,8%) склонна была в чем-то обвинять своего убиенного Царя. Выше всего оценивают личность Государя имеющие собственное дело и учащиеся, жители Москвы и люди с высокими доходами, т. е. наиболее активные члены общества, и ниже всего — пенсионеры и безработные. Малообеспеченные хуже всех относятся и к установлению памятников убиенному Царю. Однако в рейтинге глав Российского государства ХХ века Николай II стоит на одном из первых мест — после Сталина и Ленина.
Несмотря на всю сложность религиозной ситуации в России в 1990-х годах и в ХХ веке в целом, число православных у нас не уменьшилось, так же как и их удельный вес, а, напротив того, неуклонно продолжает расти. И это подтверждают все без исключения источники социологических данных. Рост лиц, называющих себя православными, наблюдался до самого последнего времени — в сравнении данных за апрель и август истекшего 2000 года. В настоящее время Россия является подлинно православной страной. Она имеет намного более оснований, чтобы называть себя православной, чем многие европейские страны, называемые протестантскими или католическими. Более половины населения, идентифицирующего себя именно с группой верующих, — это очень высокий показатель религиозности, недостижимый для многих стран. Таким образом, несмотря на видимую утрату населением религиозных традиций, Россия встретила второе тысячелетие Рождества Христова в массовом обращении своих людей к Православию.


http://rusk.ru/st.php?idar=6060


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru