Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Евгений Попиченко23.04.2013 

Огонь зажигается только от огня
23 апреля — память преподобномучеников Давидогареджийского монастыря

В Давидогареджийской Пустыни было 12 монастырей, в которых веками подвизались многие иноки. В 1615 году на Грузию напал шах Аббас I, всю ее опустошил и умертвил несметное число христиан. Однажды, находясь на охоте, на рассвете праздника Святой Пасхи увидел он на горе многочисленные светильники — это иноки из всех 12 обителей совершали Крестный ход вокруг церкви Воскресения Христова со свечами в руках. Когда шах узнал, что это монахи, он с удивлением спросил: «Разве еще не вся Грузия предана мечу?» и приказал воинам немедленно пойти и всех их перебить.

В тот час явился ангел Божий игумену Арсению и возвестил ему близкую смерть, Арсений сообщил об этом братии, тогда все причастились Святых Христовых Таин, подготовились к смерти. Вскоре после этого примчались персы, изрубили на куски сначала игумена, который вышел к ним первым, а затем и всех остальных. Благочестно пострадали все сии иноки и сподобились неувядаемых венцов в 1615 году.

Так завершилась история этих знаменитых монастырей, более тысячи лет служивших грузинам очагом духовного просвещения. Сегодня существует только две обители: Святого Давида и Святого Иоанна Предтечи. Грузинский царь Арчил II собрал мощи мучеников и честно их похоронил. Эти мощи и поныне источают целебное миро и исцеляют больных.

Часто родители, приходя в церковь, задают такой вопрос: как своих детей привести к вере, как сделать, чтобы вера была живой? Вопрос очень серьезный. Когда люди моего поколения приходили к вере, состояние общества, государства и даже Церкви очень отличалось от нынешнего. Для нас это был искренний, очень непростой поиск истины при отсутствии духовной литературы и даже Евангелия, не было множества храмов, опытных священников, но мы искали, прорывались, переживали, болели сердцем и приобретали некоторую устойчивость в вере, как богатство, которое собрано трудом, потом, болью, страданием. Это и ценится совершенно по-другому, и плоды приносит иные. А сейчас детки рождаются с готовностью потребить, в том числе потребить веру. Причастие у них идет через запятую — воскресный день, досуг, встреча с друзьями, болтовня, Причастие, воскресная школа, и так далее: все положено в рот и прожевано и за них проглочено — современный юный христианин очень редко может сказать, что вера — это плод его личного поиска, его душевной боли, его тоски по Небу. А раз такое наследство передано им в пользование, то очень легко его можно растратить, особо не переживая за его потерю. А для многих ли из нас, взрослых, отношения с Богом, духовная жизнь, молитва, покаяние, Причастие, стали главным в жизни? Нет ли и у нас такого отношения — «все вроде неплохо, все стало очень обыденно», привычно, фарисейски?

А дух сокрушения, покаяния, как оголенный нерв ощущающего свою погибель и удаленность от Бога, давным-давно потерян, остался просто… церковный быт. Как передать детям то, чем мы сами не живем? Читать им правильные книги? Ну да, это некоторая возможность прикоснуться к их сердцу, побудить их ум, но все-таки огонь может быть зажжен только от огня, и живая вера может быть передана из живого сердца. Поэтому всегда радует, когда человек искренне обретает веру и утверждается в жизни церковной и, как добрая закваска, сквашивает все тесто. Вспоминаю, как одна прихожанка уже в зрелом возрасте «прорвалась ко Христу» — до того где только ни носило: в разных тренингах и в оккультизме, а пришла в Церковь, вдохнула свежего, чистого, кристального воздуха Православия и осталась здесь — дерзновенно, с покаянием. Потом потихонечку и дочка-подросток подтянулась. Получается, нужно вовремя с ребенком говорить о главном. Может быть, необходима какая-то дистанция, чтобы дети не превращали Церковь в кружок по интересам, а храм — в место болтовни и игр со сверстниками. Совершенно нормально, когда родитель, например, делает ребенку внушение: за то, что ты так недостойно провел эту неделю, ты лишаешься радости пребывать в храме.

Важно, чтобы у ребенка воспитывалась жажда, которая очень часто бывает к запретному плоду: Господь всегда должен быть недостижимым, не познанным до конца. А здесь требуется огромный педагогический талант и огромная любовь к своим детям, потому что вера — самое главное сокровище и самый главный дар, который родители могут передать или поучаствовать вместе с Богом в передаче своим детям. Дай нам Бог всем чистой, крепкой, устойчивой веры, дай Бог, чтобы дети, как добрые плоды хорошего корня, впитывали эти живительные соки жизни во Христе и приносили добрые плоды в своей жизни.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at53035


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru