Русская линия
Вестник Русской линии М. Шахов01.02.2001 

Ложная тревога как побочный эффект напряженного ожидания
VII Пленум Синодальной Богословской комиссии
Московская Духовная Академия 19−20 февраля 2001 г.

Выступление М.О. Шахова,
профессора Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Директора старообрядческого исследовательского центра

Ваше Высокопреосвященство! Уважаемое собрание!
При рассмотрении проблемы, которой посвящено сегодняшнее заседание, на мой взгляд, следует уделить внимание некоторым аспектам, о которых пока говорилось недостаточно. Их можно с известной долей условности определить как религиозно-мировоззренческий, социально-психологический, организационно-административный и правовой аспекты.
В религиозно-мировоззренческом плане надо учитывать, что христианская эсхатология, вера в неизбежность появления антихриста постоянно создавала эмоциональную напряженность. Можно сказать, что «ложные тревоги» есть неизбежный побочный эффект веры в непреложность апокалипсических пророчеств, напряженного ожидания, бдения. Только отказ Церкви от учения об антихристе или же благодушная уверенность в том, что его появление произойдет когда-то века спустя и нас наверняка не застанет, могли бы гарантировать отсутствие ошибочных тревог по поводу антихриста и его печати. Но такая цена была бы неприемлемой для верных евангельскому и святоотеческому учению.
Поэтому государству и религиозным организациям имеет смысл внимательно изучить позитивный и негативный опыт прошлого. Ведь случаи, когда светским и церковным властям приходилось сталкиваться с имевшими апокалипсическую мотивацию волнениями в обществе, достаточно многочисленны: ожидание конца света в 1492 г. (7000-й год от сотворения мира), никоновская реформа и раскол, петровские реформы, в том числе и введение подушной подати. Еще в конце XIX века переписи населения вызывали у некоторых панический страх. Далеко не всегда действия власти оказывались успешными, иногда они только обостряли кризис. Именно поэтому важно учиться на прежних ошибках и не повторять их.
Старообрядчество, неоднократно переживавшее эсхатологические тревоги, приняло события вокруг ИНН достаточно спокойно. Объяснять это можно, наверное, по-разному, но факт несомненен. Древлеправославная поморская церковь (беспоповцы) вообще не обсуждает этот вопрос, при том, что для беспоповцев всегда был характерен эсхатологический радикализм. Освященный Собор Русской Православной старообрядческой Церкви в октябре 2000 г. определил, что в ИНН не следует видеть печать антихриста и вопрос о том, принимать ли его, есть дело личных убеждений. Особняком стоят только так называемые «беглопоповцы» или Древлеправославная Церковь (иерархия в которой в 1923 году установилась с переходом из обновленчества архиепископа Николы (Позднева)). Ее Освященный Собор в августе 2000 г. пришел к выводу, что ИНН — предвестник печати антихриста, превращающий человека в обезличенное число. Малочисленность паствы Древлеправославной Церкви, положение которой усугублено внутренними нестроениями, не позволяет назвать ее позицию типичной для российского старообрядчества.
В социально-психологическом плане необходимо осознать, в каком обществе происходят сегодняшние события. В прежние времена марксизм пытался находить социально-классовые корни всех религиозных движений. Теперь, кажется, игнорируется всякая связь между процессами в Церкви и в российском обществе, так, как будто церковная жизнь происходит в полной изоляции, в вакууме. Между тем, для современного общества характерна неуверенность граждан в завтрашнем дне, социальная несправедливость, колоссальное неравенство уровней жизни богатых и бедных. Вспомним, как регулярно в последнее десятилетие действия государства оборачивались неприятностями и тяжкими последствиями для людей: обмен денег при Горбачеве, обвальный рост цен и гибель сбережений в 1992 г., дефолт 1998 г. и т. п. Это породило огромное недоверие народа к попыткам государственного вмешательства в денежные дела граждан. Конечно, нельзя прямолинейно объяснять неприятие ИНН как «религиозную форму социального протеста». Но психологически, на подсознательном уровне, этот фактор влияет на события вокруг ИНН. Возможно, что известную роль в возникновении смуты сыграла злонамеренная воля и целенаправленная пропаганда неких кругов, заинтересованных в дестабилизации обстановки в России. Однако эти усилия могли стать успешными только в «благоприятной» ситуации, когда часть общества внутренне готова поверить такой пропаганде.
В организационно-административном аспекте следует признать, что возникающие вопросы в сфере государственно-конфессиональных отношений все настоятельнее требуют создания единого государственного органа по делам религиозных объединений. Все проблемы должны разрешаться централизованно и профессионально, а не от случая к случаю в отдельных министерствах. (Сегодня Московская Патриархия объясняется с Министерством по налогам и сборам; завтра встанет вопрос о медицинских полисах — тогда с Минздравом, послезавтра — с Пенсионным фондом и т. д.). А кроме того, в десятках регионов действуют свои автономные структуры по связям с религиозными объединениями, не связанные друг с другом и с федеральным центром. В таких условиях невозможно ни проведение единой государственной вероисповедной политики, ни своевременное и полное разрешение конфликтных ситуаций. Поэтому, несмотря на то, что идея государственного органа по делам религиозных объединений была скомпрометирована в прошлом, к ней необходимо подойти объективно, непредвзято, учитывая не только исторический опыт, но и реальные потребности нынешнего времени.
И наконец, следует признать, что отсутствует механизм и практический опыт правового урегулирования разногласий между органами власти и религиозными организациями. Во-первых, реально не обеспечено участие религиозных организаций в законотворческом процессе. Как правило, если что-то в этом направлении и делается, то уже пост-фактум, когда обнаруживаются дефекты в принятых нормативных актах и начинаются попытки исправить положение. Во-вторых, совершенно не отработана нормальная для правового государства процедура судебного разрешения споров, защиты религиозными организациями своих прав и законных интересов. С успехом используют эти процедуры только представители нетрадиционных конфессий. Упование лишь на переговоры, просьбы и неформальные личные контакты имеет негативную сторону. «Хороший» министр слушает, помогает, а придет «плохой» — другие формы защиты интересов не освоены. Кроме того, если бы те, кто считает присвоение ИНН ущемлением своих прав и свобод были вынуждены аргументированно доказывать свои претензии в ходе судебного разбирательства, то психоз и эмоции отступили бы на задний план.
И последнее. Приходится констатировать очень печальный факт: наши соотечественники активно откликаются на призывы бороться с такими трудноосязаемыми проявлениями антихристова духа, как присвоение ИНН, но совершенно пассивны к вполне реальным явлениям зла и греха. Только один из множества примеров: проблема абортов, узаконенного детоубийства. В США вокруг этой темы десятилетиями кипят нешуточные страсти, имеется массовое общественное движение против абортов. В Польше государство по согласованию с Католической церковью вводит запрет абортов. (В результате во всем бывшем социалистическом лагере только две католические страны, Польша и Словакия, имеют более или менее благоприятное соотношение рождаемости и смертности). Демографическая ситуация и положение дел с абортами в России всем известны. И чем же занята православная общественность? Ей это не интересно — она борется с ИНН.

Список докладов Пленума Богословской комиссии по ИНН

http://rusk.ru/st.php?idar=6050


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru